Предисловие

Утро было таким холодным, что, казалось, ударь по Земному шару ломом – треснет пополам. Скорей бы уж, я даже сам готов взять на себя это дело.
Холод, впрочем, дело понятное и обычное – зима как-никак. А ведь еще месяц назад, на фестивале искусств, стояла жарища, но вместе с декабрем, будто спохватившись, пришли и морозы, с лихвой отыгрываясь за отсутствие в этом году осени. Нутром чую, кто-то перепробовал все на свете от заклинаний до предсказаний ради продвижения своего бизнеса в таких условиях. Ну ладно, нет ничего плохого, если холодные воздушные массы из Сибири разок отклонятся от маршрута. Вот только каждый год нам такого не надо.
Так я и шел, не на шутку беспокоясь, не случилось ли чего с периодом вращения матушки-Земли.
- Йо, Кён!
Меня догнали и легонько хлопнули ладонью по плечу. Останавливать мне было неохота, поэтому я просто оглянулся.
- Привет, Танигути, - ответил я и, снова повернувшись вперед, мрачно воззрился на вершину холма, до которой было еще ох как далеко. Мы каждый день таскаемся на такую верхотуру, могли бы хоть уроки физкультуры сократить! Учителям, включая нашего физкультурника Окабе, следует проявлять больше заботы об учениках, каждое утро занимающихся скалолазанием. Сами-то на машинах приезжают.
- Чего разнылся? Прибавь ходу! Это же отличная тренировка! И согреешься как раз. Вон, на меня погляди - даже без свитера! Лето я ненавижу, а вот сейчас – как раз то, что надо!
Хорошо, конечно, что у тебя энергии полные штаны, только в чем ее источник? Может, и со мной поделишься, что ли.
Танигути расплылся в улыбке:
- Экзамены прошли. Теперь до конца года никакой учебы! Кроме того, скоро ведь праздник!
Экзамены, свалившиеся на голову каждого ученика, также для всех учеников в равной степени и закончились. Отсутствие полного равенства заключалось только в оценках, значившихся на выданных школьникам обратно листах с ответами.
Я еще более помрачнел, вспомнив лицо мамы, уже волновавшейся за то, куда мне идти дальше. На следующий год мы должны будем определяться, в каком направлении продолжать обучение. В гуманитарном или естественнонаучном? Куда поступать после школы – в колледж или университет? В государственный или частный? Мда… ну и что со всем этим делать?
- Об этом можно и потом подумать, - рассмеялся Танигути. – Что, нет проблем поважнее? Ну-ка, какое сейчас число, ты хоть знаешь?
- Семнадцатое декабря. А что такое?
- Да нет, знаешь, ничего такого! Ты что, не понимаешь, что через неделю будет такой денек, что будь здоров!
- А-а, ну да, - я понял, о чем он. – Каникулы. Точно, каникул нам действительно не хватает.
Однако Танигути озабоченно взглянул на меня, словно зверек, наткнувшийся на начинающий разгораться лесной пожар.
- Ничего подобного! Подумай еще, что будет через неделю. Ответ должен быть очевиден!
- Хм…
Я глубоко вздохнул, выпустив из ноздрей клубы белого пара.
Двадцать четвертое декабря.
Да знаю я все, знаю. Я уже давно провидел махинации и планы, замышляемые кое-кем и назначенные на будущую неделю. Кто-то мог этого и не заметить, но только не я. Потому что этот «кое-кто», падкий на подобного рода празднества в гораздо большей степени, чем я, сидел от меня в непосредственной близости. Весь месяц она сокрушалась по поводу упущенного Хеллоуина, поэтому можно не сомневаться в том, что на этот раз ею что-то задумано.
Ну, вообще-то, что именно – я уже знал.
Вчера в комнате нашего кружка Судзумией Харухи было объявлено следующее…

- Есть тут у кого планы на Рождество?
Закрыв дверь и отбросив в сторону портфель, Харухи сразу взглянула на нас глазами, сиявшими так ярко, будто сложенные вместе звезды из созвездия Ориона.
В тоне ее явно читалась невысказанная фраза: «Никаких планов быть не может! Возражения есть?» Если бы кто-то ответил положительно, навлек бы на свою голову снежную бурю.
В это время мы с Коидзуми играли в настольную игру, Асахина в костюме горничной, ставшем для нее практически повседневной одеждой, грела руки над электрическим обогревателем, а Нагато, читала очередной научно-фантастический роман в твердой обложке, двигая при этом лишь глазами и пальцами.
Харухи поставила на пол большущую сумку, которую принесла вместе с портфелем, решительно выпятив грудь, подошла ближе и вперила взгляд прямо в меня.
- Кён, у тебя, понятное дело, планов нет. Можно было даже и не интересоваться, но если я не получу от тебя подтверждения, будет не очень-то удобно, потому я и спрашиваю.
На лице Харухи всплыла улыбка Чеширского Кота. Я передал игровой кубик безмолвно улыбавшемуся Коидзуми и повернулся к Харухи.
- А если бы планы были, то что? Ответь для начала на этот вопрос.
- Значит, планов нет?
Кивнув самой себе, Харухи отвела от меня взгляд. Эй, минутку! Я ж еще на твой вопрос не ответил! …А, ладно, отсутствие у меня планов этим разом не ограничивается.
- Коидзуми-кун? Может, на свидание с кем идешь?
- Как бы было хорошо, если б так…
Перекатывая кубик по ладони, Коидзуми драматический вздохнул. Не слишком натурально, прямо скажем. Притворством так и несло.
- К счастью это или нет, но мое рождественское расписание абсолютно свободно. Все беспокоюсь, неужели так и придется провести праздник в одиночестве.
На его смазливом лице явно читалось выражение «я вру». Харухи, впрочем, сразу приняла все за чистую монету.
- Не волнуйся! Все просто отлично!
Теперь Харухи обратила свой взор на фигурку горничной.
- Микуру-тян, а у тебя? Тебя еще никто не приглашал любоваться моментом, когда во тьме ночной дождь превращается в снег? Кстати, если будет тебе кто с серьезным видом нести что-то подобное, гони его взашей!
Хлопая широко открытыми глазами, Асахина была явно захвачена врасплох:
- Нет, эээ… как? Сейчас нет… Как… «во тьме ночной»? Ааа… может, чаю?..
- Погорячее, пожалуйста. Недавний чай на травах был очень хорош!
В ответ на заказ Харухи прозвучало:
- Да! Сию минуту!
Асахина с сияющим лицом поставила чайник на плитку. Неужели готовка чая может доставлять столько удовольствия?
Удовлетворенно покачивая головой, Нагато обратилась к единственной оставшейся неопрошенной – Нагато:
- Юки.
Не отрывая взгляда от страниц книги Нагато не медля ответила:
- Нет.
- Вот!
Закончив с беседой, больше походившей на птичье чириканье, Харухи снова с самодовольной улыбкой на лице уставилась на меня. Я бросил взгляд на бледное лицо Нагато, продолжавшей с отсутствующим видом читать книгу. Находчивый ответ, нечего сказать. Могла бы и подумать хоть немножко, хоть бы сделала вид, что вспоминаешь, какие там у тебя дела намечены.
Харухи подняла одну руку вверх.
- Таким образом, решение о проведении рождественской вечеринки «Бригады SOS» принято единогласно! Если у кого есть возражения – принимаются в письменном виде после проведения вечеринки! Как только увижу – сразу же ознакомлюсь!
В общем, что бы ни было, раз сказав, от слов своих она уже не откажется. Знакомая ситуация. Впрочем, можно сказать, что неуклюжая попытка осведомиться о наших планах – явный прогресс по сравнению с последними шестью месяцами. Еще лучше было бы, если б она не планами интересовалась, а нашим мнением.
С лицом, полным удовлетворения тем, что все прошло по ее сценарию, Харухи запустила руку внутрь принесенной сумки.
- Знаете, к такому долгожданному празднику как Рождество надо ведь как-то подготовиться! Вот я тут и принесла кое-чего. Ключ к правильному проведению праздника – в праздничной атмосфере!
Из сумки появились снежный спрей, золотая и серебряная мишура, хлопушки, миниатюрная копия рождественской елки, плюшевый северный олень, вата, гирлянда, серпантин, красные и зеленые флажки, постер с фотографией альпийских гор, заводная статуэтка снеговика, толстенные свечи с подсвечником, огромный носок в который мог бы влезть средних размеров дошколенок, диск с коллекцией рождественских песен…
Улыбаясь, словно добрая соседская девчонка, раздающая детишкам сладости, Харухи выставляла на стол одну праздничную безделицу за другой.
- Я сделаю эту унылую комнату более радостной! Чтобы испытать всю прелесть Рождества, надо начать с оформления! Вы что, в детстве этим не занимались?
Да какая разница? Все равно через некоторое время настоящим оплотом Рождества все равно становится комната моей сестренки. В этом году мама опять наверняка поручит все ей. Кстати, сестренке моей в этом году будет одиннадцать лет и она пойдет в пятый класс, но при этом кажется, все еще верит в легенду о Санта-Клаусе. Коварный заговор родителей, который я раскусил еще на заре жизни, ей все еще не раскрыт.
- Вот и ты бы тоже взял пример со своей простодушной сестренки. Для начала нужно поверить в чудо! Без этого и возможное никогда не исполнится! Чтоб в лотерею выиграть, надо хотя бы билет купить! А если думаешь, что кто-нибудь возьмет, да и отдаст тебе выигрыш в сто миллионов, то так не бывает!
Харухи, аж постанывая от удовольствия и показывая в этом немалый талант, достала из сумки праздничный колпак и нацепила себе на голову.
- В чужой монастырь со своим уставом не лезут. Традиции соблюдать надо! Вот и у Рождества свои правила. На днях рождений же людей в плохом настроении не бывает, правильно? Да дядя Иисус бы и сам порадовался, если б увидел, как мы тут веселимся!
Вообще то, даже год его рождения точно неизвестен, но я не из тех, кто будет портить праздничную атмосферу и вспоминать различные теории о дне появления Христа на свет. К тому же, если сообщить, что существуют еще несколько мнений насчет даты его рождения, с Харухи станется заявить: «Тогда все эти дни тоже будут Рождеством!» Придется еще и елки туда-сюда таскать по нескольку раз в год, да и передвигать начало нашей эры – хлопот не оберешься. Что юлианский календарь, что древневавилонский – придуманы они как людям было удобно как-никак, а небесные светила крутятся себе в необъятном космическом пространстве до скончания своей жизни, и никакого дела им до нас нет. Да-а, космос – штука потрясающая…
Тайны универсума несколько разбередили мое юношеское сердце, но Харухи не дала мне возможности повитать в облаках. Словно панда, обживающая новое место обитания, она, слоняясь туда-сюда по комнате и там и сям оставляя различные рождественские безделушки, затем нахлобучила праздничный колпак на голову продолжавшей читать Нагато и напшикала снежным спреем на окне надпись «Счастливого Рождества!»
Здорово, конечно, вот только со стороны улицы надпись будет выглядеть в зеркальном отражении.
Пока Харухи занималась всем этим, Асахина поставила на поднос чайные чашки и нетвердыми, словно у куклы, шажками подошла к нам.
- Судзумия-са-ан, чай готов!
Улыбающаяся Асахина в образе горничной сегодня была великолепна как всегда. Сколько смотрю на нее, но с каждым разом прелесть ее снова и снова трогает мое сердце. Всякий раз, когда Харухи что-то выдумывает, на Асахину валится одна трагедия за другой, но сейчас она, кажется, совсем не волновалась по поводу рождественской вечеринки. В сравнении с раздачей листовок в образе девочки-зайчика или вызывающе-откровенными нарядами на съемках фильма, веселиться всей компанией на вечеринке в уютной обстановке куда как приятней.
Вот только, правда ли, что так и будет?
- Спасибо, Микуру-тян.
Харухи, пребывающая в прекрасном настроении, взяла кружку и как была, стоя, стала прихлебывать травяной чай. Асахина с чистой, как сама доброта, улыбкой, наблюдала за ней.
Расправившись с горяченным чаем за пару десятков секунд, Харухи явила нам улыбку, вдвое превосходящую по ширине ту, что была у нее раньше.
Ох, плохое у меня предчувствие. Такая улыбка появляется у нее всякий раз, когда она задумывает что-то невообразимое. Прообщавшись с ней столько времени, я уже научился это понимать.
Вся проблема…
- Вкусный был чаек. Микуру-тян, подарки хоть заранее и не дарят, но тебе я вручу его заранее.
- Э-э, правда? - милая горничная захлопала глазами.
- Правдивей и не придумаешь! Такая же правда, как и то, что Луна вертится вокруг Земли, а Земля – вокруг Солнца. Галилею можешь и не верить, но уж мне-то поверь!
- А… Д-да…
Харухи вновь запустила руку в огромную сумку.
Заметив сбоку движение я повернулся – прямо перед моими глазами Коидзуми с ироничной улыбкой пожал плечами. Да знаю я, что ты сказать пытаешься. Странно было бы, если б я за эти полгода пребывания в компании Харухи так и не научился распознавать, что к чему.
«Таааак…» - подумал я.
Вся проблема как раз в том, что контролировать придумки Харухи не может ни один человек, да и лекарства от этого тоже нет. Если кто что-то подобное изобретет – персонально вручу ему орден от себя лично.
- Опаньки!
С ребяческим вскриком Харухи извлекла со дна сумки последний рождественский сюрприз. Это…
- Эттт… Эттто?..
Асахина рефлекторно отступила назад, а Харухи с видом престарелого мага, передающего свой волшебный посох любимому ученику:
- Санта, Сан-та! Самое то, правда? Разве можно на Рождество - и без Санты? Ну, давай помогу переодеться!
Да, без сомнения, в руках у Харухи которая медленно приближалась к пятившейся Асахине, был именно костюм Санта-Клауса.

Итак, нас с Коидзуми выставили за дверь, и нам не оставалось ничего кроме как в мыслях воображать себе сцену переодевания Асахины.
«Уэээ! Кяяя! Увааа!» - негромкие вскрики, доносившиеся из комнаты, совсем некстати распалили мое воображение до такой степени, что я уже начал верить в свою способности видеть сквозь стены. Мда, этак и я скоро чудиком стану наравне со всеми.
На некоторое время я предался грезам…
- Как же не везет Асахине-сан, правда? – будто бы от нечего делать произнес Коидзуми. Он стоял, прислонившись к стене коридора, сложив на груди руки, с весьма гордым от собственного безупречного поведения видом. – Судзуми-сан, очевидно, довольна, что позволяет мне слегка расслабиться. Когда я вижу ее раздраженной, для меня это как ножом по сердцу.
- Из-за того, что когда она сердится, появляются эти странные пространства?
Коидзуми безымянным пальцем картинно закинул наверх прядь челки.
- Да, и это тоже. Для меня и моих коллег появление закрытых реальностей и Аватаров – самое страшное. Возможно, со стороны это кажется легким, но это тяжкий труд. Слава богу, с весны число инцидентов резко сократилось.
- То есть, иногда это все же происходит?
- Изредка. И в последнее время ограничивается ночным временем и до восхода солнца, когда Судзумия-сан спит. Скорее всего, образование закрытых реальностей происходит на уровне подсознания, когда ей снятся неприятные сны.
- Когда спит, когда просыпается – сплошные проблемы от нее.
- Вот уж нет! - Коидзуми сказал эти слова неожиданно резко. Честно говоря, я даже немного удивился. Сдержав улыбку, он пристально посмотрел на меня. – Ну да, ты же не знаешь. Я имею в виду, какой была Судзумия-сан до поступления в старшую школу. С начала наблюдений три года назад и до перехода в Северную старшую мы и представить себе не могли, что она может каждый день счастливо улыбаться как сейчас. Все эти изменения произошли после того как она встретилась с тобой, а если быть точным, после того как вернулась с тобой из закрытой реальности. В сравнении с периодом учебы в средней школе, состояние души Судзумии-сан стабилизировалось.
Я в молчании смотрел на Коидзуми. У меня было ощущение, что отведи я взгляд – проиграю.
- Очевидно, что Судзумия-сан меняется. Причем в лучшую сторону. Для нас желательно поддерживать текущее состояние дел, да и для тебе тоже, ведь так? «Бригада SOS» для нее сейчас абсолютно необходима. В ней есть ты и Асахина-сан. Нагато-сан также очень важна, также как, смею надеяться, и я. Мы стали практически одним целым!
Ну, это, видимо, в вашей там теории.
- Да, верно. Однако, ведь совсем неплохо, правда? Или тебе нравится видеть Судзумию-сан, постоянно дающей волю Аватарам? Это, как бы сказать, не то чтобы совсем здоровое увлечение.
Да нет у меня такого увлечения и теперь уже точно не будет! Или я что, должен на крови клясться?
Коидзуми неожиданно сменил выражение лица – на нем снова появилась всегдашняя плутоватая улыбка.
- Рад это слышать! Кстати, о переменах: меняется не только Судзумия-сан, но и все мы. Ты, я, Асахина-сан, наверное, и Нагато-сан тоже. Находясь рядом с Судзумией-сан, все в той или иной степени меняют образ мыслей.
Я отвернулся в сторону. Нет, совсем не потому, что он попал в точку. Лично я никаких ощущений по этому поводу не испытывал, поэтому и слова его были для меня мимо цели. Удивительно было то, что и он тоже заметил, как потихоньку, по чуть-чуть меняется Нагато. Жульничество на бейсболе, Танабата, пещерный сверчок, игра в убийство на острове, летние каникулы по кругу… Действительно, пока мы носились то с одним, то с другим, поведение Нагато, начиная со встречи с ней в литературной комнате, мало-помалу менялось. И это не оптический обман или заблуждение, уж у меня-то глаз-алмаз. Если вспомнить, она уже на острове вела себя странновато. И в городском бассейне, и на день О-Бон. Не говоря уже о том, когда снималась в роли колдуньи в фильме или участвовала в компьютерном сражении с Компьютерным клубом – тогда она проявляла себя уж совсем необычно.
Ну так, наверное, и хорошо. Харухи – понятное дело, но такие вещи, по-моему, поважнее будут.
- Рождественская вечеринка, - с улыбкой сказал Коидзуми, - совсем небольшая цена за спокойствие во всем мире. А уж если будет весело – лично мне будет совсем не на что жаловаться.
Пока я с раздражением осознавал тот факт, что возразить мне нечего…
- Все, заходите!
Дверь внезапно открылась, а так как открылась она вовнутрь, то я, будучи к ней прислоненным, разумеется, неуклюже грохнулся прямо на спину.
- Кяяя?..
Голос этот исходил не от меня и не от Харухи, а принадлежал Асахине. Доносился он, однако, откуда-то сверху. Между прочим, так как упал я на спину, то глаза мои смотрели вверх, но не на потолок, как должно было быть, а на кое-что другое.
- Эй, Кён! А ну не подглядывай! – это уже был голос Харухи.
- Ээ? Кяяя! – а это, очевидно, возглас Асахины, которая как ошпаренная отпрыгнула в сторону. Всеми богам клянусь, видел только ноги!
- И долго лежать будем? Давай подымайся!
Харухи схватила меня за шиворот и только тогда я, наконец, поднялся.
- Вот ты извращенец, Кён! Лишь бы Микуру-тян под юбку заглянуть! Да тебе еще двести миллионов пять тысяч шестьсот лет расти надо! Ты ж это специально, специально так задумал, да?
Нечего было без предупреждения дверь раскрывать – сама виновата. «Это случайность, случайность», - хотел было объяснить я, но глаза мои были заняты совсем другим. Простите, кто-то что-то спросил?..
- Уааа…
В этот момент я не видел ничего, кроме Асахины, стоявшей с пунцовыми щеками чуть поодаль.
Красная шубка с белой опушкой, шапка с помпончиком… вот и все, что было одето на Асахине, вцепившейся обеими руками в подол шубки, свисающий от пояса едва ли на десяток сантиметров и смотревшей на меня чудесными, полными слез глазами.
Само совершенство, с какой стороны ни глянь, Санта, безупречный на все сто процентов. Вот она, Асахина Микуру – внучка престарелого дедушки, унаследовавшая семейное ремесло, когда старик стал по возрасту совсем плох на голову.
Скажи так – и восемь из десяти человек безоговорочно в это поверят. Уж моя сестренка – точно.
- Просто великолепно, - выразил свое мнение Коидзуми. – Прошу прощения, но на ум мне приходят одни только подобные клише. Определенно очень к лицу. Да, точно так и есть.
- Согласен, да?
Харухи притянула Асахину к своей груди и прижалась щекой к личику новоявленного Санты, не помнящего себя от смущения.
- Какая же миленькая! Микуру-тян, ты должна быть поуверенней в себе! С этого момента и до вечеринки ты – эксклюзивный Санта-Клаус «Бригады SOS»! У тебя для этого есть все данные!
- Хлюп… - жалостно всхлипнула Асахина.
Харухи, однако же, была права на все сто. «Возражать вряд ли кто будет», - подумал я и повернулся к Нагато. Хрупкая фигурка все так же молча сидела, склонившись над книжкой, продолжая читать.
На ее голове все еще был одет праздничный колпак.

Немного погодя Харухи выстроила нас в ряд с явным намерением что-то сказать.
- Всем понятно? С этого момента водиться с Сантами, которые ходят по городу запрещается! Потому что они все фальшивые! Настоящий Санта существует только в особом месте на нашей планете! Микуру-тян, а ты будь особенно осторожна! Получать что-то от разных других неизвестных Сант, кивать им - запрещается!
К насильно ряженой под Санту Асахине эти гневные выпады, похоже, не относятся.
Нет, ну в самом деле, в ее-то возрасте, не верит же она, как моя сестренка в существование дедули, занимающегося волонтерством на благо всего мира? Впрочем, она ведь отправляла послания Орихиме с Хикобоси, так что ничего исключать нельзя… на том я в своих раздумьях и остановился. В конечном счете, в комнате ведь была сама Санта-Асахина! Подделка, превосходящая оригинал! Что же может быть лучше? Да если пожелать большего – из какой-нибудь Скандинавской страны, тут же свои претензии предъявят.
Я задумался над тем, какие же капиталами ворочает этот лентяй, работающий только раз в году…
- Так, Кён. Закатить рождественскую вечеринку – будет просто отлично. В этом году эта идея пришла мне в голову поздновато, так что отпразднуем только день рождения Христа, но в следующем год отметим и дни рождения Будды с Мохаммедом! А то нечестно получается.
Ну давай тогда уж и дни рождения основателей манихейства и зороастризма отпразднуем. Вот они, должно быть, поухыляются у себя на небесах, глядя, как их будет поздравлять кучка школьников, которые в них даже не верят. А так как затевает это Харухи не ради праздника, а просто как предлог побузить, то и я буду с ними солидарен. Вот только в случае божественной кары, пусть она постигнет одну Харухи, я-то ей вроде как «хвостиком» служу, всего ничего.
Пока я размышлял, у какого бога в случае чего просить прощения, Харухи, скользнув по мне взглядом, прошествовала к командирскому стулу.
- Что нам надо? Посуда? Сукияки?1 Крабы – ни за что, я их терпеть не могу! Пока мясо из панциря выковыряешь - взбесишься. И почему у них панцири съедобными не станут? Чего ж не научились, в процессе эволюции-то – вот бы спросить.
Да именно за тем у них панцирь и есть. Не ради же того, чтобы ты их съела они естественный отбор проходили.
Коидзуми поднял руки и заговорил:
- Тогда нам заранее сделать заказать место. Праздники уже совсем скоро, если не поторопиться, все уже будет занято.
Что-то не особо мне хочется идти туда, куда он собирается нас повести. Опять там какой-нибудь чудик выйдет и в разгар пирушки начнет ломать комедию с убийством.
- Ну, об этом можешь не волноваться!
Как будто представив то же самое, что и я, Харухи с улыбкой покачала головой. А затем провозгласила:
- Устроим все прямо здесь! Все необходимое у нас уже есть, остается только еда. Так, надо бы еще и рисоварку принести. И еще: спиртное – запрещено! Зареклась в жизни больше не пить!
Хотелось бы, чтобы ты еще что другое зареклась делать, впрочем, сказано было нечто более важное, чему нельзя просто так дать проскочить мимо ушей.
- Устроить здесь? – я окинул взглядом комнату.
У нас уже имелись глиняный горшок и кассетник. На почетном месте даже стоял холодильник. Все это было притащено Харухи еще во времена зарождения «Бригады SOS», но вот только не говорите мне, что только ради этого дня все и готовилось. Пока переносная плитка служит только как помощник Асахины в готовке чая, да и вообще – это что, нормально, устраивать кухню в обшарпанной комнатенке ветхого здания? Да тут и думать нечего – не может тут быть ничего хорошего! Разводить огонь в здании – строжайше запрещено!
- Вот и отлично!
Нимало не смутившись, Харухи воссияла улыбкой поваренка, с какой-то стати уверенного, что в силах заткнуть за пояс шеф-повара.
- Тем прикольней будет шифроваться! Если школьный совет или какой учитель припрется - угощу их своей фирменной вкуснячей похлебкой! Ее неземной вкус покорит их настолько, что они расплачутся и сделают для нас исключение, точно! Никаких сомнений! Класс!
Харухи хоть и беззаботна сверх всякой меры, но если уж за что берется – чего-то заурядного не жди, так что, думаю, ее кулинарные изыски в пищу должны сгодиться. Но похлебка? Как-то незаметно все решилось. Сначала говорила что крабы не годятся, сделала вид что интересуется нашим мнением, а потом решила все сама… в общем, как всегда. Можно и в голову не брать…

Вот так все вчера и было. Пока я в общих чертах пересказывал все Танигути, мы дошли до школы.
- Рождественская вечеринка, значит?
Проходя ворота школы, Танигути не мог сдержать смех.
- Да уж, похоже на Судзумию! Костерок в школе? Да уж, смотрите, на глаза учителям не попадитесь! А то опять проблем не оберетесь.
- Может, тоже присоединишься?
Чтобы подержать беседу, я решил его пригласить. Думаю, и Харухи против Танигути возражать не будет. Трио из него, Куникиды и Цуруи уже давно стали для нас своего рода запасными на случай когда надо набрать народу.
Однако Коидзуми покачал головой.
- Нет уж, извиняй, Кён. У меня в этот день времени на дурацкую похлебку не будет. Бва-ха-ха!
Что это за идиотский смех?
- Понимаешь, в облом мне торчать на Рождество в такой сомнительной компании и хлебать похлебку – это кому делать нечего. Увы, но больше я к их числу не принадлежу.
Да неужели, подумать только!
- Так вот и подумай! В моем настенном календаре двадцать четвертое число уже обведено красным сердечком! Так что, извини. Нет, серьезно, дико извиняюсь, просто слов не нахожу, как же мне жаль…
Да как это так? Значит, пока я с Харухи и остальной «Бригадой SOS» в бирюльки играю, кретин Танигути себе девчонку заимел?
- И кто это? – спросил я, изо всех сил стараясь не выдать свою досаду голосом.
- Десятиклассница из Коёэн. Не хило, да?
Коёэн. Элитная академия рядом со станцией у подножья холма? Она стоит как раз в том месте, где каждодневно начинаются наши мытарства по влезанию наверх, поэтому и девушек, дефилирующих в черных пиджаках, словно по подиуму, мы тоже встречаем каждый день. Девушки там шикарные, что и говорить, но главное, им не надо взбираться по этой убийственной дороге… Да нет же, не завидую я Танигути ни капли!
- Ничего так, да? Ну, у тебя же Судзумия есть, так? Похлебка?.. Она сама готовить будет? Похлебка, да еще и домашнего приготовления – чувствую, обалденно будет, живот там набьешь. Завидую я тебе, Кён, ох, завидую…
Вот ведь!.. Он что, о вечеринке разговорился только для того чтобы передо мной побахвалиться?
- Мда… Что же мне делать?.. Решать-то надо. Как же сложно выбрать-то а…
Я удрученно молчал.

В этот день после школы ничего особенного не происходило. Мы с Коидзуми гонялись по всей комнате и развешивали свежепринесенные Харухи украшения, сама же она лишь тыкала пальцем то туда, то сюда. Асахина готовила чай, совмещая свои обязанности с исполнением роли Санты; Нагато, которой Харухи, как и в прошлый раз нахлобучила на голову колпак, в молчании читала книгу.
Так день и закончился. Рецепт похлебки утвержден так и не был. Похоже, в конце концов меня назначат носильщиком и отправят за покупками – вот будет и все решение. Ну и что за похлебка получится? Даже сейчас она весьма заметно пахнет неприятностями, так что мне бы хотелось поскорее все это прекратить…
Так, для предисловия слишком длинно получается. Однако все вышесказанное – действительно только предисловие и ничего больше. А главное начнется вот сейчас, точнее, со следующего дня. Впрочем, может быть, все началось еще ночью, но разницы от этого вообще никакой.
Следующий день был сам будто заморожен спустившимися с гор ветрами – восемнадцатое декабря. Именно в этот день случилось то, что опрокинуло меня в пучину адского ужаса.
Предупреждаю сразу.
Для меня это было ничуть не смешно!

Пользуясь материалами сайта, вы подтверждаете, что ознакомились с правилами.