Глава 2

Застывшее, будто студень восемнадцатое декабря подошло к концу, настал новый день.
Девятнадцатое декабря.
С этого дня у нас вводились сокращенные уроки. По большому счету, сократить их должны были даже еще раньше, но по сводным результатам последних пробных экзаменов нас обогнала соседняя школа-конкурент, так что директор рассердился не на шутку и, объявив борьбу за повышение успеваемости, провел насильственную реформу. Этого эпизода изменения в мире не коснулись.
Неужели изменения произошли только вокруг меня, Северной старшей и «Бригады SOS»? Не в силах стряхнуть с себя паутину чьих-то своевольных планов, я явился в школу и увидел, что отсутствующих в нашем классе еще прибавилось. Отсутствовал и Танигути – видимо, дошел до своих сорока градусов.
И снова на месте позади меня вместо Харухи была Асакура:
- Доброе утро! Сегодня-то проснулся? Хорошо бы, наконец.
- Ага…
Я с кислым видом положил портфель на парту. Асакура, подперев подбородок руками, сказала:
- Ну, знаешь, если у тебя глаза открыты, это же не значит, что ты проснулся. Посмотри внимательно вокруг себя – это поможет сориентироваться. Ты как? В состоянии?
- Асакура, - я наклонился к ней и внимательно уставился на лицо Асакуры Рёко, - скажи еще раз, ты и правда ничего не помнишь или притворяешься? Разве ты не пыталась меня убить?
Лицо Асакуры помрачнело. «Ну вот, снова наш больной» - словно говорил ее взгляд.
- …Да, кажется, еще не проснулся. Хочешь совет? Может, тебе в больницу сходить? А то может быть поздно.
Она сжала губы и завела разговор с сидевшей рядом одноклассницей, больше не обращая на меня внимания.
Я отвернулся к доске и, сложив руки, уставился в пустоту.

Как вам такая метафора?
Скажем, жил да был на свете очень несчастный человек. Человек этот был – объективно, субъективно – совершенно несчастен, и даже сам престарелый принц Сидхартха, достигший и познавший просветление, отвернул бы от него свой взгляд, настолько тот человек воплощал в себе все беды и горести. И вот он (конечно, это могла быть и «она», но пусть будет «он», чтобы путаницы не было), мыкался себе как всегда, потом засыпает и вдруг – просыпается он на следующее утро и видит, что мир перевернулся с ног на голову! И мир этот так прекрасен, что даже слово «утопия» не передаст всей его прелести. Клеймо неудачника с него исчезло без следа, а самого его переполняет счастье и жажда жизни. Что бы ни случилось – все по плечу, за одну ночь его будто перенесли из ада в рай!
Оказался он тут, конечно, не по своей воле, его сюда закинули, но вот кто и с какой целью – совершенно неизвестно, сколько ни думай.
Так вот, надо ли ему радоваться в этом случае? Мир изменился, пропали все его несчастья и напасти. Но мир этот немного отличается от его старого и, что важнее, остается загадкой причина такой перемены.
Да и кого благодарить за такое внезапно свалившееся счастье?
Нет, я совсем не о себе говорю, это все утрированно.
Мда… для меня эта метафора совершенно не подходит. Я до вчерашнего дня совсем уж несчастным-разнесчастным не был, да и сейчас себя безмерно счастливым назвать не могу.
Хотя, если не считать различия в масштабах, то для простоты сойдет. До вчерашнего дня нервы мои ходили ходуном от всех происшествий, связанных с Харухи, а сейчас меня это все уже абсолютно не касается.
Впрочем…
Здесь нет Харухи, нет Коидзуми, Нагато и Асахина – обычные школьницы, а следов существования «Бригалы SOS» нет и вовсе. Ни пришельцев, ни путешествий во времени, ни экстрасенсов… Я уже молчу о том, что здесь коты не разговаривают. Самый обычный мир.
Ну и как?
До, после – какой мир подходит больше? Какой мир более радостный?
Счастлив ли я сейчас?

После уроков я по привычке направился в комнату литературного кружка. Обычная автоматическая реакция, выработанная каждодневным повторением одного и того же - тело реагирует само, даже думать не надо. Это как принятие ванны – никто ведь особенно не решает, что и в какой последовательности мыть, просто с какого-то момента вы делаете все механически.
Как только заканчиваются уроки, я всегда иду к «Бригаде SOS»; попивая чай, приготовленный Асахиной, играю в настольные игры с Коидзуми и слушаю бредятину, которую несет Харухи. Пусть даже привычка и дурная, а вернее, как раз-таки потому, что это дурная привычка, отказаться от нее сейчас так непросто.
Однако сегодня дела обстояли несколько иначе чем обычно.
- И что мне делать?
Я шагал, по пути рассматривая пустой бланк заявки на участие в кружке. Его мне вчера дала Нагато, видимо, с целью завлечь меня в литературный кружок. Правда, непонятно, почему она меня пригласила? Потому что если в кружке не будет новых участников, ему грозит упразднение? Пусть так, однако, весьма храбро с ее стороны – предлагать вступить тому, кто внезапно заявляется в кабинет и чуть ли на нее не нападает. Что, в этом перевернутом мире одни странности Нагато остались на месте?
- Кяяя!..
По дороге к старому корпусу я снова прошел мимо парочки Асахина-Цуруя. Едва завидев меня, Асахина дернулась и вцепилась в Цурую. Сердце мое обливалось кровью, я быстро поклонился и ускорил шаг. Как же я желаю, чтобы снова пришел день, когда я смогу отведать чудесный нектар из ее рук!

Постучав, в этот раз, я услышал слабый отклик и только затем открыл дверь.
Взгляд Нагато скользнул по моему лицу и уткнулся обратно в книгу. Вялое движение, которым она поправила очки, выглядело для меня как приветствие.
- Ничего, что я снова пришел?
В ответ – аккуратный кивок. Книга ее, однако, интересовала больше – она даже не оторвала от нее взгляд.
Положив портфель, я стал думать, чем же мне заняться. Впрочем, ничего особого в комнате не было, взгляду даже было не за что зацепиться, и от нечего делать я уставился на книжный шкаф.
На всех полках плотными рядами стояли книги всех возможных форматов и размеров. Больше всего было толстых книг в твердых обложках – видимо, эта Нагато тоже была любительницей серьезного чтива.
Молчание.
К молчанию Нагато я уже должен был привыкнуть, но в этот раз я воспринимал его весьма болезненно. Если я что-нибудь не скажу – только разнервничаюсь!
- Это все твои книги?
Ответ последовал незамедлительно:
- Некоторые уже были здесь, - Нагато показала мне обложку своей книги. – Эту я взяла. Из городской библиотеки.
Внизу книги был наклеен стикер со штрих-кодом, означавший, что она является муниципальной собственностью. Свет лампы дневного света отразился от ламинированной обложки, стекла очков Нагато на мгновение блеснули.
На сем беседа закончилась. Нагато снова погрузилась в страницы толстенной книги, а я уже не знал, куда девать взгляд.
Тишина была невыносима. Я попробовал поискать тему для развития разговора и ляпнул первое, пришедшее на ум:
- А ты сама рассказы не пишешь?
Три четверти такта молчания…
- Только читаю.
От меня не скрылось, что ее взгляд из-под очков на секунду метнулся к компьютеру. Вот, значит, как – наверное, поэтому Нагато и понадобился компьютер, прежде чем она предоставила его в мое распоряжение. Мне очень захотелось, прочитать, что же за рассказы она пишет. Что же это может быть? Наверняка фантастика, не любовные романы же.
- …
Да уж, вести разговор с Нагато непросто. Здешняя в этом отношений тоже, видно, не изменилась.
Я снова вернулся к молчаливому созерцанию книжных полок.
Бездумно скользя по корешкам книг, мой взгляд вдруг остановился.
Знакомое название. Это был тот длиннющий иностранный фантастический роман, изобилующий тьмой-тьмущей непонятных слов, который мне дала Нагато в ту пору, когда «Бригада SOS» еще только начинала свое победоносное шествие по свету. Тогда Нагато еще носила очки, и буквально насильно впихнула мне эту книгу, а затем сразу же ушла. Мне две недели потребовалось, чтобы этот томище прочесть! Кажется, будто уже прошли годы, столько много всего прошло с тех пор.
Меня охватила странная ностальгия, я вытащил книгу с полки. Стоял я совсем не в книжном магазине, да и читать мне всерьез не хотелось, поэтому я просто пролистал несколько страниц наугад и уже собирался было вернуть книгу на место, как вдруг из нее выпал маленький прямоугольник бумаги.
- Что за?..
Я поднял его. Закладка с нарисованными на ней цветами. Такие обычно вкладывают в книжных магазинах… стоп, закладка?
Мне почудилось, будто мир вокруг меня закружился. Да… Тогда… Я отрыл эту книгу в своей комнате… И нашел точно такую же закладку… А потом гнал на велосипеде… Я даже могу вспомнить, что там было написано:
«Семь часов вечера, жду тебя в парке рядом со станцией».
Задержав дыхание, я трясущимися рукой перевернул закладку другой стороной… и увидел…

«Условие запуска программы – собрать ключи. Лимит времени – два дня».

Слова, написанные на закладке, были написаны точь-в-точь тем же почерком, что и тогда.
Я тотчас же повернулся и в три шага достиг стола, за которым сидела Нагато. Глядя прямо в ее широко раскрытые черные глаза я выпалил:
- Это ты написала?!
Повернув другой стороной закладку, Нагато на некоторое время задумчиво наклонила голову, а затем с выражением замешательства на лице ответила:
- Почерк похож на мой. Но… я не понимаю. Не помню, чтобы я такое писала.
- …Понятно. Ну да, вон оно как. Нет, все хорошо! Вот если бы ты знала, что это, тогда было бы нехорошо! А то я уже волновался! Нет, это я сам себе…
Я на ходу выпаливал неуклюжие извинения, но голова моя в это время была занята совершенно другим.
Нагато.
Значит, ты все-таки оставила послание? Строчка сухих слов – но как же я рад! Можно считать это подарком от той тебя, которую я знал, да? То есть, я наткнулся на подсказку, как разрушить нынешнюю ситуацию! Ты ведь не стала бы это просто так писать!
Программа. Условие. Ключи. Лимит времени. Два дня.
…Два дня?
Сейчас – девятнадцатое. Мне считать два дня, начиная с сегодня? Или со вчера, когда мир сошел с ума? Ладно, будем исходить из худшего – срок истекает двадцатого, то есть завтра.
Мгновенный всплеск эмоций, вызванный приятным сюрпризом, понемногу стал утихать, будто постепенно застывающая лава, движущаяся по поверхности земли. А мне ведь, кажется и неизвестно ничего, кроме того, что чтобы запустить непонятно какую программу, надо собрать ключи. И да – что за ключи? Где их искать? Сколько их? Если все их собрать и отнести куда-то, их можно на какой-нибудь сувенир обменять?
Вопросительные знаки вращались над моей головой, пока, наконец, не превратились в один большой.
Если запустить программу, мир снова станет прежним?

Я стал лихорадочно вытаскивать одну за другой книги с книжных полок, проверяя, нет ли в них еще закладок. Под изумленным взглядом Нагато я перелопатил все, но результат был нулевым. Ничего.
- Значит, только это…
Ну, если желать многого, то все, свалившееся на тебя, и поднять не сможешь – так и уйдешь ни с чем. Блуждать наобум без цели – лишь пустая трата времени и сил. Первым делом нужно определиться с ключами. Вершина горы еще далеко, но, по крайней мере, указатель попался на глаза.
Испросив разрешения Нагато, я выложил на стол бенто, расположился по диагонали от нее и за едой постарался расслабиться и ни о чем не думать. Нагато наверняка внимательно приглядывала за мной, однако я, механически орудуя палочками, сосредоточился на том, чтобы дать своему мозгу необходимые для его работы питательные вещества.
Я и сам не заметил, как моя коробочка с обедом опустела. Собравшись было по привычке заказать чаю, я сообразил, что Асахины рядом, увы, нет – и снова погрузился в размышления. Это – момент истины. Столь долгожданную подсказку нельзя упускать! Ключи… Ключи… Ключи…
Я был поглощен размышлениями часа два.
Я злился на себя и собственную тупость все больше, и сам не заметил, как уже начал говорить сам с собой:
- Да что ж такое!
Во-первых, «ключи» - это слишком расплывчато. Разумеется, имеются ввиду не обычные ключи, которыми открывают замки, здесь, думаю, подразумеваются какие-то ключевые слова или люди, но это все равно слишком непонятно. Может, какой-то предмет или фраза?.. Нельзя, что ли, дать такую информацию в качестве дополнительного бонуса? Я попытался представить себе, о чем могла думать Нагато, когда писала это послание на закладке, но вообразить ее удавалось только читающей толстенную книгу или произносящей ужасно умную, но занудную речь. Собственно, такой я Нагато и знаю.
Я кинул вбок быстрый взгляд. Там все так же неподвижно, будто задремав, сидела Нагато. Ни на страницу вперед она не продвинулась, впрочем, может быть, мне так показалось. Тут же, как будто в доказательство того, что она не спит, ее щеки начали краснеть, когда она почувствовала на себе мой рассеянный взгляд. Должно быть, здешняя Нагато очень-очень стеснительная, или, может, просто не привыкла к чужим взглядам.
Похожи как две капли воды, а реагирует совсем по-другому – во мне пробуждался интерес, и я нарочно стал следить за ней взглядом.
- …
Глаза ее были сфокусированы на печатных знаках в книге, но ясно было, что она не читает ни слова. Нагато тихонько вздохнула через полураскрытые губы, и вслед за этим слегка поднялась и снова опустилась грудь. Щеки ее краснели все сильнее. Честно сказать, эта Нагато была довольно… нет, не «довольно», а очень милой. Пусть всего на миг, но я подумал, что, может, было бы неплохо войти в такой литературный кружок и насладиться таким миром – миром без Харухи…
Впрочем, нет. Не время опускать руки! Я вытащил из кармана закладку и сжал ее в руке. Раз уж ее закинули в этот мир, значит у той Нагато, что с колпаком на голове, есть ко мне дело. Да и у меня тоже! Похлебки, собственноручно сделанной Харухи я не пробовал, образ Санты-Асахины еще не отпечатался в моих глазах навечно, да и игра с Коидзуми прервалась в самый разгар борьбы, когда нам пришлось наряжать комнату. А ведь все шло к моей победе – я теряю сто иен, которые практически у меня в кармане!

Заходящее солнце светило в окно, превращаясь в гигантский оранжевый шар и в конце-концов постепенно скрылось за зданием школы.
Сидеть неподвижно на одном месте я устал, а ничего подходящего для беседы мозги мои не выдавали, хоть ты их выжимай. Я встал со стула и протянул руку к портфелю.
- На сегодня я домой.
- Хорошо.
Нагато закрыла свою толстенную книгу, которую она то ли читала, то ли нет, положила ее в портфель и тоже встала. Она что, ждала, когда я это скажу?
Наверное, не сделай я первый шаг, она так и будет торчать здесь неподвижно. Я обратился к ней:
- Нагато…
- Что?
- Ты ведь одна живешь?
- …Да.
Должно быть, думает сейчас, откуда я это знаю.
Я хотел спросить, есть ли у нее семья, но, заметив, как дрогнули ее ресницы, осекся. Перед моими глазами мелькнула полупустая комната. Я побывал там семь месяцев назад и разговор, в котором я тогда принял участие, касался настолько космически несусветных материй, что от них можно было легко тронуться, причем не только умом, но и всем, чем можно. Следующий раз был на Танабату, три месяца назад, я тогда был с Асахиной. А так как второй визит случился на самом деле по времени раньше первого, то и я, можно, сказать, кое на что способен.
- А может, тебе кошку завести или еще кого? Это ж отлично будет! Они вроде бы и не делают ничего, но иногда кажется, что они понимают все, что им говоришь. Думаю, не удивлюсь, если где-нибудь существуют говорящие кошки. Я серьезно.
- Домашние животные запрещены.
Она на некоторое время замолчала, время от времени грустно моргая. Со свистом, напоминающим звук разрезаемого крыльями ласточки воздуха, она вздохнула и тихонько произнесла:
- Пойдешь?
Глаза Нагато были направлены куда-то в район моих ботинок.
- Куда?
Ответ снова предназначался моей обуви:
- Ко мне домой.
Моя пауза была по-настоящему театральной:
- …А можно?
Да что такое происходит? Ничего не понимаю – она скромная, робкая или решительная? Что-то у этой Нагато будто семь пятниц на неделе. Или же настроение и мышление средней ученицы старшей школы в наши дни так же беспорядочно, как светимость звезды беты в созвездии Кита?
- Да.
Нагато зашагала вперед, будто сбегая от моего взгляда, выключила свет в комнате, открыла дверь и скрылась в коридоре.
Я, разумеется, последовал за ней. Дом Нагато… Элитный комплекс, квартира номер 708. Надо будет заглянуть в комнату для гостей. Может, там еще какая подсказка будет.
А если там будет спать еще один я, тут же его растолкаю.

По пути из школы мы не говорили.
Нагато просто в молчании шагала по дороге с холма, так, будто в лицо ей бил сильный холодный ветер. Вслед шел я, механически переставляя ноги и глядя сзади на ее волосы, растрепанные порывами ветра. Подходящих тем для разговора не находилось, а расспрашивать, зачем ей понадобилось приглашать меня к себе, я остерегался.
Пройдя немалое расстояние, Нагато, наконец, остановилась перед большим шикарным жилым комплексом. Сколько же раз я уже здесь был? Два раза в квартире Нагато, один раз дошел до двери Асакуры и один раз на крыше…
Нагато набрала на электронном замке свой персональный PIN-код, открыла дверь, и, даже не оглянувшись на меня, прошла в холл.
Молчали мы и в лифте. На седьмом этаже она вставила ключ в дверь, и лишь тогда жестом обратилась ко мне, приглашая войти.
Я, тоже не говоря ни слова, вошел. Комната была точь-в-точь как и та, что осталась у меня в памяти. Уныло и серо. В гостиной кроме котацу не было ничего. Даже штор.
Далее за перегородкой фусума находилась комната для гостей,
- Можно заглянуть в ту комнату? – обратился я к Нагато, выходившей с чайничком и чашками в руках из кухни.
Нагато медленно моргнула, а затем произнесла:
- Пожалуйста.
- Прошу прощения.
Раздвижная перегородка плавно, будто на колесиках, скользнула в сторону.
- …
Кроме татами внутри ничего не было.
Ну, так оно, наверное, и должны быть. Что мне, уже и делать нечего, кроме как в прошлое мотаться…

Я задвинул перегородку обратно, повернулся к Нагато, пристально за мной наблюдавшей и развел руки в стороны. Разумеется, жест этот вряд ли о чем-либо ей говорил, она молча поставила на столик две чашки, церемонно села и стала готовить чай.
Я уселся напротив нее, скрестив ноги. Прямо как тогда, в первый раз. Я тогда бесцельно выпил несколько чашек, которые раз за разом наливала Нагато, а потом выслушал монолог из глубин космоса. Тот было время ужасной жары и сочной зеленой листвы, по сравнению с нынешними холодами – прямо-таки другая эра. Сейчас-то даже сердце льдом сковало.
Сидя лицом к лицу, мы в молчании пили чай. Глаза Нагато за стеклами очков были устремлены в пол.
Нагато, казалось, колебалась. Она то приоткрывала, то вновь закрывала рот, будто на что-то решившись, она поднимала глаза на меня, а потом вновь опускала взгляд. Несколько раз повторив эти движения, она поставила чашку на стол и через силу произнесла:
- Я уже тебя встречала.
И добавила:
- Не в школе.
Где?
- Помнишь?
Что?
- В библиотеке.
После этих слов шестеренки в моей голове со скрипом сдвинулись с места. Я вспомнил наше с Нагато совместное посещение библиотеки. Незабвенный первый поход в поисках всяческих необыкновенностей.
- В мае.
Нагато опустила глаза вниз.
- Ты помог мне заполнить библиотечную карточку.
Меня словно пронзило электрическим разрядом, и я застыл на месте.
…Ну да. Если б я этого не сделал, ты бы так от книжных полок и не оторвалась бы. Харухи без конца названивала на мой номер, и нам надо было быстрее добраться до места сбора, так что ничего другого не оставалось.
- Ты…
Однако дальнейший рассказ Нагато отличался от моих воспоминаний. И вот о чем она своим тихим голоском мне поведала.
Где-то в середине мая Нагато впервые зашла в городскую библиотеку, но не очень хорошо поняла, как завести карточку, чтобы взять книгу домой. Конечно, можно было спросить кого-нибудь из библиотечных работников, но все они выглядели такими занятыми, кроме того, она никак не могла собраться с духом, чтобы что-то попросить. И так она бесцельно ходила туда-сюда перед библиотечной стойкой, пока один старшеклассник, проходивший мимо, не помог ей заполнить все необходимые документы.
И это…
- Это был ты.
Нагато повернулась ко мне, на полсекунды встретившись со мной глазами, а затем снова уставилась на поверхность стола.
- …
Это «…» относилось как к Нагато, так и ко мне. Над пустой гостиной вновь повисло безмолвие, слов в этот раз не находилось и у меня. Я ведь не мог ответить, помню ли тот случай. Воспоминания наши не совпадали. То, что я заполнял для нее карточку - чистая правда, но случайным прохожим я никак не был, если уж на то пошло, именно я Нагато в библиотеку и привел. Дезертировав из патруля по поискам всего необыкновенного, что ни в какую не хотело попадаться нам на глаза, мы пошли туда, чтобы убить время. Забыть то, как мы на пару с Нагато в молчании ходили туда-сюда невозможно, даже если бы моя память вмещала бы не больше чем память малька актинии, или что у них там.
- …
Не зная, как понимать мое молчание, Нагато лишь чуть-чуть печально изогнула губы, водя пальчиком по краю чайной чашки. Глядя на ее дрожащие пальцы, мне окончательно расхотелось что-либо говорить. Так я и молчал.
Конечно, я мог бы ответить что все помню – это просто. Это и ложью- то не было бы, просто небольшим несоответствием истине. Но именно это несоответствие и было самой большой проблемой.
Откуда такие отличия?
Пришелица, которую я знаю, куда-то исчезла. Осталась только одна закладка.

Бип-бип!

Тишину, которая, казалось, будет длиться вечность, нарушил звонок интеркома. От неожиданности я чуть было не подпрыгнул на месте как был – сидя. Нагато тоже выглядела испуганно-удивленной и, вся дрожа, повернулась к двери.
Звонок раздался снова, Еще один гость? И кто же это может прийти к Нагато? Кроме налогового инспектора и курьера даже на ум никто не приходит.
- …
Словно расставшаяся с бренным телом душа, Нагато встала и проплыла к стене, не издавая даже звук шагов. Взяв трубку интеркома, она выслушала кого-то, а затем, с выражением легкого затруднения на лице поглядела на меня:
- Но… Я… - она, видимо, пробовала возразить кому-то, но все же…
- Подожди, сейчас, - очевидно, сдавшись, пробормотала она, вышла в коридор и открыла входную дверь.
- Ого?
Толкнув плечом дверь, внутрь вошла девушка.
- А ты что здесь делаешь? Вот чудо-то! Нагато парня к себе привела!
Гостья, одетая в униформу Северной старшей, проворно, без помощи рук стянула обувь, прижимая к себе кастрюлю.
- Я надеюсь, ты же не сам сюда залез?
А ты-то сама как здесь нарисовалась? Вот уж чего не ожидал – так это увидеть тебя где-то кроме школы!
- А я помочь пришла по доброй воле! А вот твое тут появление – куда как больший сюрприз.
Улыбка, светившаяся на цветущем лице перед моими глазами, принадлежала старосте нашего класса, сидевшей отныне за моей спиной.
К нам пришла Асакура Рёко.

- Как бы не переварила. Еще горячий и такое тяжелый.
Продолжая улыбаться, Асакура поставила кастрюлю на столик. Зайди в это время года в любой продуктовый магазин – тебя обязательно встретит точно такой же букет ароматов. В кастрюле был оден . Его что, Асакура приготовила?
- Ага! Варить несложно, а получается много – я иногда Нагато подкармливаю чем-то подобным. Если бросить ее на произвол судьбы, она, боюсь, не сможет нормально питаться.
Нагато пошла на кухню за тарелками и палочками. Вскоре до нас донесся звук лязгающей посуды.
- Итак? Может, расскажешь, что тебя сюда привело? Очень любопытно.
Я не знал, что и ответить. Нагато пригласила – вот и пришел, но зачем она меня пригласила – понятия не имею. Чтобы насчет библиотеки поговорить? Но это и в школе можно было сделать. Что же касается меня, то я пошел в надежде найти какие-нибудь ключи или подсказки, но сказать об этом я, разумеется, не мог. Итог будет один – снова подумает, что я псих.
Я принялся сочинять на ходу:
А, ну… Я встретил Нагато по дороге домой. А я как раз сейчас думаю – не вступить ли мне в литературный кружок. Ну вот я и расспрашивал ее, пока мы до ее дома не дошли, но я еще не все узнал, что надо, так что она меня к себе и пригласила. Так что я не навязывался.
- Ты – в литературный кружок? Извини, но с тобой это как-то не вяжется. Ты книги-то хоть читаешь? Или сочиняешь?
- Вот как раз не могу решить – читать буду или сочинять. В этом все и дело.
От кастрюли, крышка которой была снята, во все стороны распространялся аппетитный аромат.
Асакура, чинно сидевшая напротив меня, с подозрением смотрела на меня. Взгляд ее был таков, что мне казалось, в мой лоб впиваются сотни маленьких иголок. Асакура, которую я знал до этого, превратилась в маньяка-убийцу, однако в поведении этой Асакуры не было видно притворства или лицемерия – только проглядывалось достоинство и внутренняя уверенность в себе. Несомненно, оден, стоявший передо мной, обещал быть вкуснейшим из всех, которых я когда либо ел. Для меня этот момент был настоящим испытанием. Я не знал, чему верить, мой разум в нерешительности метался во все стороны.
Не в состоянии больше это выносить, я взял в руки портфель и встал.
- Что, так голодный и пойдешь?
Оставив без ответа поддразнивание Асакуры, я стал потихоньку отступать к выходу из гостиной.
- Ох…
…И чуть не сбил с ног Нагато, выходившую из кухни с тарелками, палочками и баночкой горчицы.
- Я домой. Извини, что побеспокоил.
Ну, пока… но я почувствовал в руке какой-то слабый толчок.
- …
Нагато легонько, одними пальчиками держала меня за рукав. Настолько легонько, будто держала только появившегося на свет хомяка.
Нагато, смущенно потупив глаза, одними пальчиками касалась моего рукава. Не хочет, чтобы я уходил? Или не хочет оставаться наедине с Асакурой? Как бы то ни было, глядя на невесомую фигурку Нагато, у меня просто не было выбора кроме как помочь.
- Да вот, думаю… не перекусить ли? Просто умираю с голоду. Если сейчас чего-нибудь не съем, то и до дома не доберусь.
Пальчики тут же отдернулись. Это меня почему-то огорчило. Едва ли такое явное проявление эмоций можно увидеть у Нагато в обычном случае. Можно сказать, эксклюзив.
Наблюдая, как я возвращаюсь в гостиную, Асакура, ничего не сказав, с понимающим видом улыбнулась.

Мои вкусовые рецепторы буквально стонали от удовольствия, но что именно я ел, я по большому счету, даже и не осознавал – просто раз за разом набивал рот оденом. Нагато ела с величайшим тщанием, потратив не менее трех минут на то, чтобы прожевать кусочек морской капусты. Весело болтала одна Асакура, а я через силу как мог старался поддерживать разговор.
Трапеза, походившая на пикник на привале перед вратами ада, продолжалась уже в течение часа, плечи мои уже устали от безостановочной работы палочками.
Наконец, Асакура поднялась:
- То что осталось, можно переложить в другую посуду и убрать в холодильник. Кастрюлю я заберу завтра, а пока пусть тут побудет.
Я тоже встал, чувство было такое, будто меня освободили от связывавших меня по рукам и ногам цепей. Нагато неопределенно кивнула и, все так же потупив взор, проводила нас до двери.
Сперва я убедился, что Асакура, вышедшая первой, отошла.
- Ну, пока, - а потом прошептал Нагато, стоявшей в дверях. – Можно, завтра я тоже приду на кружок, хорошо? Все равно идти после уроков мне некуда.
Нагато пристально посмотрела на меня, а затем…
Слабо, однако абсолютно точно - улыбнулась.

У меня голова пошла кругом.

Пока мы ехали в лифте, Асакура сказала мне:
- Она тебе нравится?
Ну, во всяком случае, никаких отрицательных чувств я к ней точно не питаю. Если уж говорить, нравится – не нравится, то скорее уж первое, мне и не любить то ее совершенно не за что. Она ведь для меня вроде ангела-хранителя. Да, точно, Асакура, это ведь она, Нагато Юки спасла меня от твоего смертоносного клинка – как она после этого мне может не нравиться?
…Такого я, конечно, на сказал. Эта Асакура к той, очевидно, никакого отношения не имеет, да и Нагато тоже не та. Сумасшедшим в этом мире, видно, был один лишь я, все остальные же стали обычными людьми. Никакой «Бригады SOS» здесь нет.
Не знаю, как моя старая-новая красавица-одноклассница восприняла мое молчание, но она весело засмеялась:
- Ну, нет, не может этого быть. Что-то я слишком много думаю в последнее время! Чтобы тебе понравиться, нужно быть более необычной, правда? Нагато-сан же под эту категорию совсем не попадает.
- Откуда ты знаешь, кто мне может понравиться?
- Услышала ненароком от Куникиды. В средних классах ведь именно так было, да?
Вот ведь чертяка! Только и может, что языком трепать направо и налево. Это все продукт его воспаленного воображения! А слово ведь не воробей…
- Но ты послушай. Если надумаешь познакомиться с ней поближе, серьезно подумай! Если что – я тебя ни за что не прощу! Нагато-сан ведь так близко к сердцу все принимает.
А с чего это Асакура так беспокоится о Нагато? Может, потому, что Асакура из моего домашнего мира была резервной копией Нагато. Ну да, а потом она сошла с ума и была стерта.
- Мы ведь в одном доме живем. Не могу же я оставить ее на произвол судьбы! Когда гляжу на нее – так и кажется, что ей что-то угрожает, так и хочется ее защитить, понимаешь?
Может, да, а может, и нет.
Вот и весь разговор. Асакура вышла из лифта на пятом этаже. Конечно, квартира 505.
- До завтра!
Лицо улыбающейся мне Асакуры скрылось за закрытыми дверями.
Я вышел из жилого комплекса. Темный холодный воздух на улице морозил словно холодильный шкаф. Казалось, пронизывающий ветер выдувал из меня не только тепло, но и еще что-то.
Я было хотел поприветствовать местного консьержа, но передумал. Стеклянные двери его комнаты была заперты наглухо, да и света в ней не было - должно быть, он спал.
Я тоже отчаянно хотел спать. Поскорей бы уснуть, только во сне я сейчас чувствую себя хорошо… Или она и в чужие сновидения может бессознательно проникать и наводить там свои порядки? Не удивлюсь.
- Что есть ты, что нет – одни проблемы, так что в такой ответственный момент появись уже, а! Может, услышишь мое желание, хотя бы один раз?..
Во время этой своей речи, адресованной ночному небу, я внезапно понял, что именно говорю и ужаснулся. Ужаснулся настолько, что первым моим желанием было врезать себе по башке за то, что в ней зародились такие чудовищные мысли.
- Вот черт!
Эти слова белым облачком пара вылетели из моих губ и растворились в ночном воздухе.

Я жаждал увидеть Харухи.

Пользуясь материалами сайта, вы подтверждаете, что ознакомились с правилами.