Исчезновение Харухи Судзумии

Пролог

Утро было таким холодным, что, казалось, ударь по Земному шару ломом – треснет пополам. Скорей бы уж, я даже сам готов взять на себя это дело.
Холод, впрочем, дело понятное и обычное – зима как-никак. А ведь еще месяц назад, на фестивале искусств, стояла жарища, но вместе с декабрем, будто спохватившись, пришли и морозы, с лихвой отыгрываясь за отсутствие в этом году осени. Нутром чую, кто-то перепробовал все на свете от заклинаний до предсказаний ради продвижения своего бизнеса в таких условиях. Ну ладно, нет ничего плохого, если холодные воздушные массы из Сибири разок отклонятся от маршрута. Вот только каждый год нам такого не надо.
Так я и шел, не на шутку беспокоясь, не случилось ли чего с периодом вращения матушки-Земли.
- Йо, Кён!
Меня догнали и легонько хлопнули ладонью по плечу. Останавливать мне было неохота, поэтому я просто оглянулся.
- Привет, Танигути, - ответил я и, снова повернувшись вперед, мрачно воззрился на вершину холма, до которой было еще ох как далеко. Мы каждый день таскаемся на такую верхотуру, могли бы хоть уроки физкультуры сократить! Учителям, включая нашего физкультурника Окабе, следует проявлять больше заботы об учениках, каждое утро занимающихся скалолазанием. Сами-то на машинах приезжают.
- Чего разнылся? Прибавь ходу! Это же отличная тренировка! И согреешься как раз. Вон, на меня погляди - даже без свитера! Лето я ненавижу, а вот сейчас – как раз то, что надо!
Хорошо, конечно, что у тебя энергии полные штаны, только в чем ее источник? Может, и со мной поделишься, что ли.
Танигути расплылся в улыбке:
- Экзамены прошли. Теперь до конца года никакой учебы! Кроме того, скоро ведь праздник!
Экзамены, свалившиеся на голову каждого ученика, также для всех учеников в равной степени и закончились. Отсутствие полного равенства заключалось только в оценках, значившихся на выданных школьникам обратно листах с ответами.
Я еще более помрачнел, вспомнив лицо мамы, уже волновавшейся за то, куда мне идти дальше. На следующий год мы должны будем определяться, в каком направлении продолжать обучение. В гуманитарном или естественнонаучном? Куда поступать после школы – в колледж или университет? В государственный или частный? Мда… ну и что со всем этим делать?
- Об этом можно и потом подумать, - рассмеялся Танигути. – Что, нет проблем поважнее? Ну-ка, какое сейчас число, ты хоть знаешь?
- Семнадцатое декабря. А что такое?
- Да нет, знаешь, ничего такого! Ты что, не понимаешь, что через неделю будет такой денек, что будь здоров!
- А-а, ну да, - я понял, о чем он. – Каникулы. Точно, каникул нам действительно не хватает.
Однако Танигути озабоченно взглянул на меня, словно зверек, наткнувшийся на начинающий разгораться лесной пожар.
- Ничего подобного! Подумай еще, что будет через неделю. Ответ должен быть очевиден!
- Хм…
Я глубоко вздохнул, выпустив из ноздрей клубы белого пара.
Двадцать четвертое декабря.
Да знаю я все, знаю. Я уже давно провидел махинации и планы, замышляемые кое-кем и назначенные на будущую неделю. Кто-то мог этого и не заметить, но только не я. Потому что этот «кое-кто», падкий на подобного рода празднества в гораздо большей степени, чем я, сидел от меня в непосредственной близости. Весь месяц она сокрушалась по поводу упущенного Хеллоуина, поэтому можно не сомневаться в том, что на этот раз ею что-то задумано.
Ну, вообще-то, что именно – я уже знал.
Вчера в комнате нашего кружка Судзумией Харухи было объявлено следующее…

- Есть тут у кого планы на Рождество?
Закрыв дверь и отбросив в сторону портфель, Харухи сразу взглянула на нас глазами, сиявшими так ярко, будто сложенные вместе звезды из созвездия Ориона.
В тоне ее явно читалась невысказанная фраза: «Никаких планов быть не может! Возражения есть?» Если бы кто-то ответил положительно, навлек бы на свою голову снежную бурю.
В это время мы с Коидзуми играли в настольную игру, Асахина в костюме горничной, ставшем для нее практически повседневной одеждой, грела руки над электрическим обогревателем, а Нагато, читала очередной научно-фантастический роман в твердой обложке, двигая при этом лишь глазами и пальцами.
Харухи поставила на пол большущую сумку, которую принесла вместе с портфелем, решительно выпятив грудь, подошла ближе и вперила взгляд прямо в меня.
- Кён, у тебя, понятное дело, планов нет. Можно было даже и не интересоваться, но если я не получу от тебя подтверждения, будет не очень-то удобно, потому я и спрашиваю.
На лице Харухи всплыла улыбка Чеширского Кота. Я передал игровой кубик безмолвно улыбавшемуся Коидзуми и повернулся к Харухи.
- А если бы планы были, то что? Ответь для начала на этот вопрос.
- Значит, планов нет?
Кивнув самой себе, Харухи отвела от меня взгляд. Эй, минутку! Я ж еще на твой вопрос не ответил! …А, ладно, отсутствие у меня планов этим разом не ограничивается.
- Коидзуми-кун? Может, на свидание с кем идешь?
- Как бы было хорошо, если б так…
Перекатывая кубик по ладони, Коидзуми драматический вздохнул. Не слишком натурально, прямо скажем. Притворством так и несло.
- К счастью это или нет, но мое рождественское расписание абсолютно свободно. Все беспокоюсь, неужели так и придется провести праздник в одиночестве.
На его смазливом лице явно читалось выражение «я вру». Харухи, впрочем, сразу приняла все за чистую монету.
- Не волнуйся! Все просто отлично!
Теперь Харухи обратила свой взор на фигурку горничной.
- Микуру-тян, а у тебя? Тебя еще никто не приглашал любоваться моментом, когда во тьме ночной дождь превращается в снег? Кстати, если будет тебе кто с серьезным видом нести что-то подобное, гони его взашей!
Хлопая широко открытыми глазами, Асахина была явно захвачена врасплох:
- Нет, эээ… как? Сейчас нет… Как… «во тьме ночной»? Ааа… может, чаю?..
- Погорячее, пожалуйста. Недавний чай на травах был очень хорош!
В ответ на заказ Харухи прозвучало:
- Да! Сию минуту!
Асахина с сияющим лицом поставила чайник на плитку. Неужели готовка чая может доставлять столько удовольствия?
Удовлетворенно покачивая головой, Нагато обратилась к единственной оставшейся неопрошенной – Нагато:
- Юки.
Не отрывая взгляда от страниц книги Нагато не медля ответила:
- Нет.
- Вот!
Закончив с беседой, больше походившей на птичье чириканье, Харухи снова с самодовольной улыбкой на лице уставилась на меня. Я бросил взгляд на бледное лицо Нагато, продолжавшей с отсутствующим видом читать книгу. Находчивый ответ, нечего сказать. Могла бы и подумать хоть немножко, хоть бы сделала вид, что вспоминаешь, какие там у тебя дела намечены.
Харухи подняла одну руку вверх.
- Таким образом, решение о проведении рождественской вечеринки «Бригады SOS» принято единогласно! Если у кого есть возражения – принимаются в письменном виде после проведения вечеринки! Как только увижу – сразу же ознакомлюсь!
В общем, что бы ни было, раз сказав, от слов своих она уже не откажется. Знакомая ситуация. Впрочем, можно сказать, что неуклюжая попытка осведомиться о наших планах – явный прогресс по сравнению с последними шестью месяцами. Еще лучше было бы, если б она не планами интересовалась, а нашим мнением.
С лицом, полным удовлетворения тем, что все прошло по ее сценарию, Харухи запустила руку внутрь принесенной сумки.
- Знаете, к такому долгожданному празднику как Рождество надо ведь как-то подготовиться! Вот я тут и принесла кое-чего. Ключ к правильному проведению праздника – в праздничной атмосфере!
Из сумки появились снежный спрей, золотая и серебряная мишура, хлопушки, миниатюрная копия рождественской елки, плюшевый северный олень, вата, гирлянда, серпантин, красные и зеленые флажки, постер с фотографией альпийских гор, заводная статуэтка снеговика, толстенные свечи с подсвечником, огромный носок в который мог бы влезть средних размеров дошколенок, диск с коллекцией рождественских песен…
Улыбаясь, словно добрая соседская девчонка, раздающая детишкам сладости, Харухи выставляла на стол одну праздничную безделицу за другой.
- Я сделаю эту унылую комнату более радостной! Чтобы испытать всю прелесть Рождества, надо начать с оформления! Вы что, в детстве этим не занимались?
Да какая разница? Все равно через некоторое время настоящим оплотом Рождества все равно становится комната моей сестренки. В этом году мама опять наверняка поручит все ей. Кстати, сестренке моей в этом году будет одиннадцать лет и она пойдет в пятый класс, но при этом кажется, все еще верит в легенду о Санта-Клаусе. Коварный заговор родителей, который я раскусил еще на заре жизни, ей все еще не раскрыт.
- Вот и ты бы тоже взял пример со своей простодушной сестренки. Для начала нужно поверить в чудо! Без этого и возможное никогда не исполнится! Чтоб в лотерею выиграть, надо хотя бы билет купить! А если думаешь, что кто-нибудь возьмет, да и отдаст тебе выигрыш в сто миллионов, то так не бывает!
Харухи, аж постанывая от удовольствия и показывая в этом немалый талант, достала из сумки праздничный колпак и нацепила себе на голову.
- В чужой монастырь со своим уставом не лезут. Традиции соблюдать надо! Вот и у Рождества свои правила. На днях рождений же людей в плохом настроении не бывает, правильно? Да дядя Иисус бы и сам порадовался, если б увидел, как мы тут веселимся!
Вообще то, даже год его рождения точно неизвестен, но я не из тех, кто будет портить праздничную атмосферу и вспоминать различные теории о дне появления Христа на свет. К тому же, если сообщить, что существуют еще несколько мнений насчет даты его рождения, с Харухи станется заявить: «Тогда все эти дни тоже будут Рождеством!» Придется еще и елки туда-сюда таскать по нескольку раз в год, да и передвигать начало нашей эры – хлопот не оберешься. Что юлианский календарь, что древневавилонский – придуманы они как людям было удобно как-никак, а небесные светила крутятся себе в необъятном космическом пространстве до скончания своей жизни, и никакого дела им до нас нет. Да-а, космос – штука потрясающая…
Тайны универсума несколько разбередили мое юношеское сердце, но Харухи не дала мне возможности повитать в облаках. Словно панда, обживающая новое место обитания, она, слоняясь туда-сюда по комнате и там и сям оставляя различные рождественские безделушки, затем нахлобучила праздничный колпак на голову продолжавшей читать Нагато и напшикала снежным спреем на окне надпись «Счастливого Рождества!»
Здорово, конечно, вот только со стороны улицы надпись будет выглядеть в зеркальном отражении.
Пока Харухи занималась всем этим, Асахина поставила на поднос чайные чашки и нетвердыми, словно у куклы, шажками подошла к нам.
- Судзумия-са-ан, чай готов!
Улыбающаяся Асахина в образе горничной сегодня была великолепна как всегда. Сколько смотрю на нее, но с каждым разом прелесть ее снова и снова трогает мое сердце. Всякий раз, когда Харухи что-то выдумывает, на Асахину валится одна трагедия за другой, но сейчас она, кажется, совсем не волновалась по поводу рождественской вечеринки. В сравнении с раздачей листовок в образе девочки-зайчика или вызывающе-откровенными нарядами на съемках фильма, веселиться всей компанией на вечеринке в уютной обстановке куда как приятней.
Вот только, правда ли, что так и будет?
- Спасибо, Микуру-тян.
Харухи, пребывающая в прекрасном настроении, взяла кружку и как была, стоя, стала прихлебывать травяной чай. Асахина с чистой, как сама доброта, улыбкой, наблюдала за ней.
Расправившись с горяченным чаем за пару десятков секунд, Харухи явила нам улыбку, вдвое превосходящую по ширине ту, что была у нее раньше.
Ох, плохое у меня предчувствие. Такая улыбка появляется у нее всякий раз, когда она задумывает что-то невообразимое. Прообщавшись с ней столько времени, я уже научился это понимать.
Вся проблема…
- Вкусный был чаек. Микуру-тян, подарки хоть заранее и не дарят, но тебе я вручу его заранее.
- Э-э, правда? - милая горничная захлопала глазами.
- Правдивей и не придумаешь! Такая же правда, как и то, что Луна вертится вокруг Земли, а Земля – вокруг Солнца. Галилею можешь и не верить, но уж мне-то поверь!
- А… Д-да…
Харухи вновь запустила руку в огромную сумку.
Заметив сбоку движение я повернулся – прямо перед моими глазами Коидзуми с ироничной улыбкой пожал плечами. Да знаю я, что ты сказать пытаешься. Странно было бы, если б я за эти полгода пребывания в компании Харухи так и не научился распознавать, что к чему.
«Таааак…» - подумал я.
Вся проблема как раз в том, что контролировать придумки Харухи не может ни один человек, да и лекарства от этого тоже нет. Если кто что-то подобное изобретет – персонально вручу ему орден от себя лично.
- Опаньки!
С ребяческим вскриком Харухи извлекла со дна сумки последний рождественский сюрприз. Это…
- Эттт… Эттто?..
Асахина рефлекторно отступила назад, а Харухи с видом престарелого мага, передающего свой волшебный посох любимому ученику:
- Санта, Сан-та! Самое то, правда? Разве можно на Рождество - и без Санты? Ну, давай помогу переодеться!
Да, без сомнения, в руках у Харухи которая медленно приближалась к пятившейся Асахине, был именно костюм Санта-Клауса.

Итак, нас с Коидзуми выставили за дверь, и нам не оставалось ничего кроме как в мыслях воображать себе сцену переодевания Асахины.
«Уэээ! Кяяя! Увааа!» - негромкие вскрики, доносившиеся из комнаты, совсем некстати распалили мое воображение до такой степени, что я уже начал верить в свою способности видеть сквозь стены. Мда, этак и я скоро чудиком стану наравне со всеми.
На некоторое время я предался грезам…
- Как же не везет Асахине-сан, правда? – будто бы от нечего делать произнес Коидзуми. Он стоял, прислонившись к стене коридора, сложив на груди руки, с весьма гордым от собственного безупречного поведения видом. – Судзуми-сан, очевидно, довольна, что позволяет мне слегка расслабиться. Когда я вижу ее раздраженной, для меня это как ножом по сердцу.
- Из-за того, что когда она сердится, появляются эти странные пространства?
Коидзуми безымянным пальцем картинно закинул наверх прядь челки.
- Да, и это тоже. Для меня и моих коллег появление закрытых реальностей и Аватаров – самое страшное. Возможно, со стороны это кажется легким, но это тяжкий труд. Слава богу, с весны число инцидентов резко сократилось.
- То есть, иногда это все же происходит?
- Изредка. И в последнее время ограничивается ночным временем и до восхода солнца, когда Судзумия-сан спит. Скорее всего, образование закрытых реальностей происходит на уровне подсознания, когда ей снятся неприятные сны.
- Когда спит, когда просыпается – сплошные проблемы от нее.
- Вот уж нет! - Коидзуми сказал эти слова неожиданно резко. Честно говоря, я даже немного удивился. Сдержав улыбку, он пристально посмотрел на меня. – Ну да, ты же не знаешь. Я имею в виду, какой была Судзумия-сан до поступления в старшую школу. С начала наблюдений три года назад и до перехода в Северную старшую мы и представить себе не могли, что она может каждый день счастливо улыбаться как сейчас. Все эти изменения произошли после того как она встретилась с тобой, а если быть точным, после того как вернулась с тобой из закрытой реальности. В сравнении с периодом учебы в средней школе, состояние души Судзумии-сан стабилизировалось.
Я в молчании смотрел на Коидзуми. У меня было ощущение, что отведи я взгляд – проиграю.
- Очевидно, что Судзумия-сан меняется. Причем в лучшую сторону. Для нас желательно поддерживать текущее состояние дел, да и для тебе тоже, ведь так? «Бригада SOS» для нее сейчас абсолютно необходима. В ней есть ты и Асахина-сан. Нагато-сан также очень важна, также как, смею надеяться, и я. Мы стали практически одним целым!
Ну, это, видимо, в вашей там теории.
- Да, верно. Однако, ведь совсем неплохо, правда? Или тебе нравится видеть Судзумию-сан, постоянно дающей волю Аватарам? Это, как бы сказать, не то чтобы совсем здоровое увлечение.
Да нет у меня такого увлечения и теперь уже точно не будет! Или я что, должен на крови клясться?
Коидзуми неожиданно сменил выражение лица – на нем снова появилась всегдашняя плутоватая улыбка.
- Рад это слышать! Кстати, о переменах: меняется не только Судзумия-сан, но и все мы. Ты, я, Асахина-сан, наверное, и Нагато-сан тоже. Находясь рядом с Судзумией-сан, все в той или иной степени меняют образ мыслей.
Я отвернулся в сторону. Нет, совсем не потому, что он попал в точку. Лично я никаких ощущений по этому поводу не испытывал, поэтому и слова его были для меня мимо цели. Удивительно было то, что и он тоже заметил, как потихоньку, по чуть-чуть меняется Нагато. Жульничество на бейсболе, Танабата, пещерный сверчок, игра в убийство на острове, летние каникулы по кругу… Действительно, пока мы носились то с одним, то с другим, поведение Нагато, начиная со встречи с ней в литературной комнате, мало-помалу менялось. И это не оптический обман или заблуждение, уж у меня-то глаз-алмаз. Если вспомнить, она уже на острове вела себя странновато. И в городском бассейне, и на день О-Бон. Не говоря уже о том, когда снималась в роли колдуньи в фильме или участвовала в компьютерном сражении с Компьютерным клубом – тогда она проявляла себя уж совсем необычно.
Ну так, наверное, и хорошо. Харухи – понятное дело, но такие вещи, по-моему, поважнее будут.
- Рождественская вечеринка, - с улыбкой сказал Коидзуми, - совсем небольшая цена за спокойствие во всем мире. А уж если будет весело – лично мне будет совсем не на что жаловаться.
Пока я с раздражением осознавал тот факт, что возразить мне нечего…
- Все, заходите!
Дверь внезапно открылась, а так как открылась она вовнутрь, то я, будучи к ней прислоненным, разумеется, неуклюже грохнулся прямо на спину.
- Кяяя?..
Голос этот исходил не от меня и не от Харухи, а принадлежал Асахине. Доносился он, однако, откуда-то сверху. Между прочим, так как упал я на спину, то глаза мои смотрели вверх, но не на потолок, как должно было быть, а на кое-что другое.
- Эй, Кён! А ну не подглядывай! – это уже был голос Харухи.
- Ээ? Кяяя! – а это, очевидно, возглас Асахины, которая как ошпаренная отпрыгнула в сторону. Всеми богам клянусь, видел только ноги!
- И долго лежать будем? Давай подымайся!
Харухи схватила меня за шиворот и только тогда я, наконец, поднялся.
- Вот ты извращенец, Кён! Лишь бы Микуру-тян под юбку заглянуть! Да тебе еще двести миллионов пять тысяч шестьсот лет расти надо! Ты ж это специально, специально так задумал, да?
Нечего было без предупреждения дверь раскрывать – сама виновата. «Это случайность, случайность», - хотел было объяснить я, но глаза мои были заняты совсем другим. Простите, кто-то что-то спросил?..
- Уааа…
В этот момент я не видел ничего, кроме Асахины, стоявшей с пунцовыми щеками чуть поодаль.
Красная шубка с белой опушкой, шапка с помпончиком… вот и все, что было одето на Асахине, вцепившейся обеими руками в подол шубки, свисающий от пояса едва ли на десяток сантиметров и смотревшей на меня чудесными, полными слез глазами.
Само совершенство, с какой стороны ни глянь, Санта, безупречный на все сто процентов. Вот она, Асахина Микуру – внучка престарелого дедушки, унаследовавшая семейное ремесло, когда старик стал по возрасту совсем плох на голову.
Скажи так – и восемь из десяти человек безоговорочно в это поверят. Уж моя сестренка – точно.
- Просто великолепно, - выразил свое мнение Коидзуми. – Прошу прощения, но на ум мне приходят одни только подобные клише. Определенно очень к лицу. Да, точно так и есть.
- Согласен, да?
Харухи притянула Асахину к своей груди и прижалась щекой к личику новоявленного Санты, не помнящего себя от смущения.
- Какая же миленькая! Микуру-тян, ты должна быть поуверенней в себе! С этого момента и до вечеринки ты – эксклюзивный Санта-Клаус «Бригады SOS»! У тебя для этого есть все данные!
- Хлюп… - жалостно всхлипнула Асахина.
Харухи, однако же, была права на все сто. «Возражать вряд ли кто будет», - подумал я и повернулся к Нагато. Хрупкая фигурка все так же молча сидела, склонившись над книжкой, продолжая читать.
На ее голове все еще был одет праздничный колпак.

Немного погодя Харухи выстроила нас в ряд с явным намерением что-то сказать.
- Всем понятно? С этого момента водиться с Сантами, которые ходят по городу запрещается! Потому что они все фальшивые! Настоящий Санта существует только в особом месте на нашей планете! Микуру-тян, а ты будь особенно осторожна! Получать что-то от разных других неизвестных Сант, кивать им - запрещается!
К насильно ряженой под Санту Асахине эти гневные выпады, похоже, не относятся.
Нет, ну в самом деле, в ее-то возрасте, не верит же она, как моя сестренка в существование дедули, занимающегося волонтерством на благо всего мира? Впрочем, она ведь отправляла послания Орихиме с Хикобоси, так что ничего исключать нельзя… на том я в своих раздумьях и остановился. В конечном счете, в комнате ведь была сама Санта-Асахина! Подделка, превосходящая оригинал! Что же может быть лучше? Да если пожелать большего – из какой-нибудь Скандинавской страны, тут же свои претензии предъявят.
Я задумался над тем, какие же капиталами ворочает этот лентяй, работающий только раз в году…
- Так, Кён. Закатить рождественскую вечеринку – будет просто отлично. В этом году эта идея пришла мне в голову поздновато, так что отпразднуем только день рождения Христа, но в следующем год отметим и дни рождения Будды с Мохаммедом! А то нечестно получается.
Ну давай тогда уж и дни рождения основателей манихейства и зороастризма отпразднуем. Вот они, должно быть, поухыляются у себя на небесах, глядя, как их будет поздравлять кучка школьников, которые в них даже не верят. А так как затевает это Харухи не ради праздника, а просто как предлог побузить, то и я буду с ними солидарен. Вот только в случае божественной кары, пусть она постигнет одну Харухи, я-то ей вроде как «хвостиком» служу, всего ничего.
Пока я размышлял, у какого бога в случае чего просить прощения, Харухи, скользнув по мне взглядом, прошествовала к командирскому стулу.
- Что нам надо? Посуда? Сукияки?1 Крабы – ни за что, я их терпеть не могу! Пока мясо из панциря выковыряешь - взбесишься. И почему у них панцири съедобными не станут? Чего ж не научились, в процессе эволюции-то – вот бы спросить.
Да именно за тем у них панцирь и есть. Не ради же того, чтобы ты их съела они естественный отбор проходили.
Коидзуми поднял руки и заговорил:
- Тогда нам заранее сделать заказать место. Праздники уже совсем скоро, если не поторопиться, все уже будет занято.
Что-то не особо мне хочется идти туда, куда он собирается нас повести. Опять там какой-нибудь чудик выйдет и в разгар пирушки начнет ломать комедию с убийством.
- Ну, об этом можешь не волноваться!
Как будто представив то же самое, что и я, Харухи с улыбкой покачала головой. А затем провозгласила:
- Устроим все прямо здесь! Все необходимое у нас уже есть, остается только еда. Так, надо бы еще и рисоварку принести. И еще: спиртное – запрещено! Зареклась в жизни больше не пить!
Хотелось бы, чтобы ты еще что другое зареклась делать, впрочем, сказано было нечто более важное, чему нельзя просто так дать проскочить мимо ушей.
- Устроить здесь? – я окинул взглядом комнату.
У нас уже имелись глиняный горшок и кассетник. На почетном месте даже стоял холодильник. Все это было притащено Харухи еще во времена зарождения «Бригады SOS», но вот только не говорите мне, что только ради этого дня все и готовилось. Пока переносная плитка служит только как помощник Асахины в готовке чая, да и вообще – это что, нормально, устраивать кухню в обшарпанной комнатенке ветхого здания? Да тут и думать нечего – не может тут быть ничего хорошего! Разводить огонь в здании – строжайше запрещено!
- Вот и отлично!
Нимало не смутившись, Харухи воссияла улыбкой поваренка, с какой-то стати уверенного, что в силах заткнуть за пояс шеф-повара.
- Тем прикольней будет шифроваться! Если школьный совет или какой учитель припрется - угощу их своей фирменной вкуснячей похлебкой! Ее неземной вкус покорит их настолько, что они расплачутся и сделают для нас исключение, точно! Никаких сомнений! Класс!
Харухи хоть и беззаботна сверх всякой меры, но если уж за что берется – чего-то заурядного не жди, так что, думаю, ее кулинарные изыски в пищу должны сгодиться. Но похлебка? Как-то незаметно все решилось. Сначала говорила что крабы не годятся, сделала вид что интересуется нашим мнением, а потом решила все сама… в общем, как всегда. Можно и в голову не брать…

Вот так все вчера и было. Пока я в общих чертах пересказывал все Танигути, мы дошли до школы.
- Рождественская вечеринка, значит?
Проходя ворота школы, Танигути не мог сдержать смех.
- Да уж, похоже на Судзумию! Костерок в школе? Да уж, смотрите, на глаза учителям не попадитесь! А то опять проблем не оберетесь.
- Может, тоже присоединишься?
Чтобы подержать беседу, я решил его пригласить. Думаю, и Харухи против Танигути возражать не будет. Трио из него, Куникиды и Цуруи уже давно стали для нас своего рода запасными на случай когда надо набрать народу.
Однако Коидзуми покачал головой.
- Нет уж, извиняй, Кён. У меня в этот день времени на дурацкую похлебку не будет. Бва-ха-ха!
Что это за идиотский смех?
- Понимаешь, в облом мне торчать на Рождество в такой сомнительной компании и хлебать похлебку – это кому делать нечего. Увы, но больше я к их числу не принадлежу.
Да неужели, подумать только!
- Так вот и подумай! В моем настенном календаре двадцать четвертое число уже обведено красным сердечком! Так что, извини. Нет, серьезно, дико извиняюсь, просто слов не нахожу, как же мне жаль…
Да как это так? Значит, пока я с Харухи и остальной «Бригадой SOS» в бирюльки играю, кретин Танигути себе девчонку заимел?
- И кто это? – спросил я, изо всех сил стараясь не выдать свою досаду голосом.
- Десятиклассница из Коёэн. Не хило, да?
Коёэн. Элитная академия рядом со станцией у подножья холма? Она стоит как раз в том месте, где каждодневно начинаются наши мытарства по влезанию наверх, поэтому и девушек, дефилирующих в черных пиджаках, словно по подиуму, мы тоже встречаем каждый день. Девушки там шикарные, что и говорить, но главное, им не надо взбираться по этой убийственной дороге… Да нет же, не завидую я Танигути ни капли!
- Ничего так, да? Ну, у тебя же Судзумия есть, так? Похлебка?.. Она сама готовить будет? Похлебка, да еще и домашнего приготовления – чувствую, обалденно будет, живот там набьешь. Завидую я тебе, Кён, ох, завидую…
Вот ведь!.. Он что, о вечеринке разговорился только для того чтобы передо мной побахвалиться?
- Мда… Что же мне делать?.. Решать-то надо. Как же сложно выбрать-то а…
Я удрученно молчал.

В этот день после школы ничего особенного не происходило. Мы с Коидзуми гонялись по всей комнате и развешивали свежепринесенные Харухи украшения, сама же она лишь тыкала пальцем то туда, то сюда. Асахина готовила чай, совмещая свои обязанности с исполнением роли Санты; Нагато, которой Харухи, как и в прошлый раз нахлобучила на голову колпак, в молчании читала книгу.
Так день и закончился. Рецепт похлебки утвержден так и не был. Похоже, в конце концов меня назначат носильщиком и отправят за покупками – вот будет и все решение. Ну и что за похлебка получится? Даже сейчас она весьма заметно пахнет неприятностями, так что мне бы хотелось поскорее все это прекратить…
Так, для предисловия слишком длинно получается. Однако все вышесказанное – действительно только предисловие и ничего больше. А главное начнется вот сейчас, точнее, со следующего дня. Впрочем, может быть, все началось еще ночью, но разницы от этого вообще никакой.
Следующий день был сам будто заморожен спустившимися с гор ветрами – восемнадцатое декабря. Именно в этот день случилось то, что опрокинуло меня в пучину адского ужаса.
Предупреждаю сразу.
Для меня это было ничуть не смешно!

Глава 1

Утро. Проснулся я как обычно только после контрольного выстрела –одеяло было сдернуто с меня вместе со свернувшимся на нем котом. А вот и сестренка – мой утренний киллер, преданно исполняющий мамины поручения.
- Мама говорит, что тебе поесть надо как следует!
Улыбаясь, сестренка сгребла шугнувшегося под кровать кота и ткнулась носом ему в затылок.
- Сями, ты тоже есть иди!
Сямисен, ставший нашим питомцем после фестиваля искусств безразлично зевнул и принялся вылизывать передние лапы. Говорящий некогда котяра дар речи полностью утерял и сейчас уже стал для нас обычным домашним животным. Посмотреть сейчас, так и не скажешь, что он когда-то по-человечьи разговаривал – обычная животина, каких всюду полно. Правда, он даже и не мяучет почти – можно подумать, что он вместе с людским и кошачий язык забыл. В честь чего-то в качестве своей спальни он выбрал мою комнату, поэтому регулярно оказывается припертым к стенке, когда моей сестренке приспичит с ним поиграть. Происходит это каждый раз как она ко мне заходит, то есть, часто.
- Сямиии! Сяяямиии! Ееедааа!..
Безнадежно фальшиво напевая песенку собственного сочинения, сестренка покинула мою комнату, крепко прижимая кошака к себе. Ежась от холодного утреннего воздуха, я взглянул на часы и с сожалением выбрался из теплой кровати.
Одевшись и умывшись, я спустился в столовую, за пять минут прикончил завтрак и умудрился выскользнуть из дома даже раньше сестренки. На улице по-прежнему стояла холодина.
Пока времени все шло вполне обычно.

Я, как всегда, взбирался по дороге на верхушку холма, когда перед моими глазами возник хорошо знакомый мне затылок. Принадлежал он, несомненно, Танигути, который шел впереди меня метрах в десяти. Всегда бодро подпрыгивающий и источавший жизнерадостность, сейчас он тащился по дороге едва переставляя ноги. Очень скоро я его догнал.
- Привет, Танигути!
«Неплохо бы иногда и мне хлопать его по плечу», - подумал я и так и поступил.
- …Эмм, это ты, Кён?
Голос Танигути был весьма невнятным, что неудивительно, так как лицо ему закрывала белая медицинская маска.
- Что такое? Простыл?
- Ааа?.. – измученно протянул Танигути. – Простудился, как видишь. Вообще дома отлежаться хотел, да отец шум поднял.
Ну вот – еще вчера был полон энергии, а тут внезапно простуда одолела.
- Да ты что несешь? Я и вчера себя плохо чувствовал! Кха-кха!..
Так, нечего спотыкаться только потому, что не привык видеть закашлявшегося Танигути. Однако, он что, вчера был уже простужен? На мой взгляд, выглядел обычным лоботрясом как всегда.
- …Так, значит, да? Вообще-то я и не старался казаться здоровым.
Танигути озадаченно наклонил голову, а я со злорадной улыбочкой спросил:
- А ведь с каким удовольствием о своих планах на Рождество рассказывал!.. Ты уж постарайся, подлечись до свидания. Такого шанса у тебя может и не быть.
Однако Танигути в ответ только еще сильнее наклонил голову.
- Свидание? Ты о чем? Кха!.. Нету у меня на Рождество никаких планов.
«Ты о чем?» - это должны быть мои слова. А что с твоей девушкой из Коёэн? Послала тебя куда подальше этой ночью, что ли?
- Эй, Кён. Я серьезно – ты о чем говоришь? Вообще ничего не понимаю!
Танигути погрузился в угрюмое молчание и снова повернул голову вперед. Похоже, все симптомы простуды налицо и его слабость – не притворство. К тому же, судя по всему, со свиданием ему придется все начинать заново, и это его совсем подкосило. После вчерашних разглагольствований у него при встрече со мной, наверное, на душе кошки скребут. Ну, понятно.
- Не падай духом! – я хлопнул Танигути по спине. – Ну, теперь-то ты пойдешь на вечеринку с похлебкой? Еще не поздно!
- Какой похлебкой? А где вечеринка будет? Что-то я о ней не слышал…
Мда, вот, значит, как? Видимо, шок был для него так велик, что все сказанные вчера слова начисто стерлись из его памяти. Ну, раз так, я умываю руки. Все смоет бескрайним потоком времени и уладится само собой, а я пока помолчу.
На пару с медленно бредущим Танигути я продолжал плестись в гору.
На тот момент сделать верные выводы действительно было еще невозможно.

К моему удивлению, простуда в нашем классе, очевидно, распространилась повсеместно, причем незаметно для меня. Хотя я вошел в класс вместе со звонком, но пустых мест было еще много, а среди где-то пятой части учеников вошли в моду белые маски. Остается думать, что у всех них совпали сроки инкубационного периода болезни и первых симптомов.
Однако еще более удивительно было то, что место за моей спиной так и осталось незанятым.
- Как так?..
Болезнь и до Харухи добралась? Что, такая зверская в этом году простуда? Неужели нашлись микробы, которые отважились внедриться в ее организм? Я уже не говорю о том, что саму мысль, что Харухи уступила каким-то там бациллам и вирусам попросту невозможно вообразить. Гораздо легче представить, что сейчас она занята подготовкой каких-то новых махинаций, пришедших ей в голову. Должно быть, кроме похлебки нас ждет что-то еще.
В том, что в классе было настолько промозгло и уныло вряд ли приходилось винить отсутствие кондиционера. И, пожалуй, не внезапное увеличение числа отсутствующих. Почему-то мне казалось, что весь наш класс будто потерял в весе.
Еще было непривычное ощущение отсутствия Харухи за своей спиной и чувство того, что атмосфера непонятным образом поменялась.
Далее я рассеяно отсидел уроки, пока не пришло время обеда.
Когда я вытаскивал из портфеля ледяную коробку с бенто, ко мне со своим обедом в одной руке подошел Куникида и сел на место позади меня.
- Тут, похоже, нет никого, так что я здесь присяду, - сказал он, разворачивая салфетку, в которую был завернут его контейнер с едой. С тех пор, как мы оказались в одном классе, обедать вместе уже стало для нас своего рода привычкой. Я поискал взглядом еще одного нашего обеденного компаньона, Танагути, но его в классе не было – наверное, пошел в школьную столовую.
Я повернул стул боком и спросил:
- Чего это простуда у нас так вдруг разошлась? Хорошо хоть я не заразился.
- А?..
Куникида, снимавший пробу с содержимого контейнера, положенного на методично развернутые салфетки, с сомнением взглянул на меня. При этом орудовать палочками, словно краб клешнями, он не перестал.
- Ну, простуда уже неделю назад давала о себе знать. На грипп вроде не похоже, но может, оно и к лучшему было бы. Против него хоть лекарства хорошие есть.
- Неделю назад? – переспросил я, прекратив кромсать омлет с зеленью.
Я и представить себе не могу, что на прошлой неделе кто-то уже распространял по всему классу болезнетворные микробы. Отсутствовавших, я уверен, не было, и никто, насколько я помню, даже не кашлял. Хотя все выглядели здоровыми, но, получается, втайне от меня простуда уже делала свое черное дело?
- Чего? Да несколько человек уже тогда свалились! А ты, что, не заметил?
И правда, не заметил. Ты это что, серьезно?
- Ну да, конечно. А с начала этой недели все хуже и хуже. Вот только лишь бы карантин не объявили, а то еще зимние каникулы урежут.
Куникида запихал в рот очередную порцию риса с приправой и продолжил:
- Танигути тоже на последнем издыхании. Его отец считает, что болезни силой воли лечить надо, так что если температура до сорока градусов не поднимается, отлежаться ему не дают. Надеюсь, он что-нибудь придумает до того как ему совсем худо станет.
Я замер с палочками в руке.
- Куникида, ты извини, но я думал, что Танигути только с этого дня больной ходит.
- Да ну, ты что! Он уже с начала недели такой. Даже на физкультуру вчера не ходил.
Я приходил во все большее замешательство.
Стоп, Куникида. Да о чем ты вообще говоришь? Я ведь точно помню, как вчера Танигути носился по футбольному полю, будто допингом закинувшись! Ошибки здесь быть не может, так как я играл против него и несколько раз мяч у него в подкатах выбивал! Не то чтобы я завидовал тому, что он себе девчонку завел, но знай я тогда то, что знаю сейчас, был бы поосторожнее.
- Вот как?.. Странно… - Куникида наклонил голову, старательно выбирая морковь отдельно из салата, и беспечно произнес. – Показалось мне, что ли?.. Ну, потом у него самого спросим и узнаем.
Да что такое сегодня творится? Танигути, Куникида – оба такую пургу несут, да еще и Харухи нет! Нет, пожалуй, на предвестье новой катастрофы, которая надвигается на все человечество, за исключением ее самой, это не похоже… Здесь мое шестое чувство включило сирену тревоги, а по шее пробежал странный холодок.

Точно.
Не стоит недооценивать мою интуицию. Несомненно, предвестья налицо. В чем я ошибся, так это в том, на кого катастрофа надвигается. На все человечество, за исключением Харухи - нет… Заметил, то, что произошло и при этом влипшим по уши оказался только один человек. Кроме него все остальное человечество никаких проблем не испытывало. Потому что и не могло заметить, что что-то изменилось. Ведь невозможно осознать то, находится за пределами твоего сознания. Если взглянуть с их стороны, в мире не изменилось ровным счетом ничего.
Так кто же все-таки влип по полной?
Думаю, не стоит и говорить.
Я.
Один лишь я не понимал, что происходит, ошеломленно стоял, а мир в это время бежал вперед мимо меня.
Наконец-то я осознал.
Восемнадцатое декабря, обеденный перерыв.
И вот, предвестье приняло физическую форму, открыв дверь класса.

«Оооо!» - несколько девчонок сидевших перед дверью в класс, разразились восторженными возгласами. Видимо, кто-то из одноклассников появился. Сквозь толпу девчонок в матросках я мельком успел увидеть, кто именно припозднился. Я увидел ЕЕ.
Держа в одной руке школьную сумку, она улыбалась спешащим к ней подругам:
Да, все уже хорошо. Утром в больнице поставили капельницу, и мне сразу стало лучше. Пошла домой, но время было, поэтому подумала, может, хотя бы на послеобеденных уроках посижу.
Отвечая на вопросы, она мягко улыбалась. Закончив короткую беседу, она направилась… прямо… ко мне… Волосы ее развевались в такт шагам.
- Опа, пошел-ка я…
Куникида зажал палочки во рту и поднялся. Мои голосовые связки будто полностью лишились способности издавать звук. Возможно, я даже забыл, как нужно дышать, и просто смотрел, как она приближается ко мне. Мне казалось, что прошла вечность, но в действительности она прошла всего лишь несколько шагов. Наконец, она остановилась и встала прямо передо мной.
- Что случилось? – удивленным тоном спросила она, глядя прямо на меня. – У тебя такое лицо, будто ты привидение увидел. Или у меня что-то с лицом не так?
Затем она повернулась к Куникиде, собиравшемуся уносить свой обед:
- Я тебя не выгоняю, позволь, я только сумку положу. Я уже перед тем как придти поела, так что на время перерыва могу свое место одолжить.
Как и сказала, она повесила портфель на крючок сбоку парты и повернулась к толпе уже заждавшихся ее одноклассниц.
- Подожди! - уверен, мой голос в это время серьезно дал петуха. – А ты что здесь делаешь?
Она обернулась и буквально пронзила меня холодным взглядом:
- Что это значит? Что, так странно, что я пришла? Или лучше, чтобы я подольше болела? Что ты имеешь в виду?
- Нет, я не о простуде. Не в этом дело…
- Кён, - Куникида обеспокоенно похлопал меня по плечу. – Странный ты сегодня! Что-то Кён сегодня какие-то странные вещи говорит…
- Куникида, а тебе что, ничего в голову не приходит, глядя на нее?
Не в силах сдерживаться, я вскочил и ткнул пальцем прямо в лицо ей, ошеломленным взглядом смотревшей на меня.
- Ты ведь знаешь, кто она! Да ее здесь не должно быть!
- …Кён… Забывать лицо одноклассницы, стоит ей немного приболеть и пропустить несколько дней - довольно невежливо. «Не должно быть» - что это значит? Мы ведь в одном классе как-никак.
Ага, забудешь тут! Когда тебя убить пытаются, полгода – слишком малый срок для того чтобы такое забыть!
- А, понятно! – на ее лице показалась улыбка, будто от придуманной только что отличной шутки. – Пока ел бенто – начал клевать носом! Что, кошмар приснился? Вставай, пора просыпаться!
Она повернулась к Куникиде в поисках поддержки, этим жестом еще сильнее напомнив мне тот образ, что так крепко отпечатался в моей памяти.
В моей голове одно за другим проносились воспоминания. Окрашенный в цвета заката класс… длинные тени на полу… стена без окон… искаженное пространство… нож в руке… легкая улыбка на губах… распадающиеся в пыль кристаллы…
Исчезнувшая в битве с Нагато, а формально – переехавшая в Канаду наша бывшая староста.
Передо мной была Асакура Рёко.

- Иди умойся и все пройдет. У тебя носовой платок есть? Могу свой дать.
Асакура запустила руку в карман юбки, но я задержал ее руку. Кто знает, может, она и не только платок достанет.
- Не надо. Лучше, объясни-ка мне кое-что. Начистоту. Особенно хочется услышать почему ты кладешь портфель на место Харухи, не подскажешь? Это ведь не твоя парта, а Харухи.
- Харухи?
Асакура задумчиво нахмурила брови и обернулась к Куникиде:
- Харухи – это кто? У нас что, прозвище у кого-то появилось?
Слова Куникиды оказались для меня неутешительными:
- Не слышал такого. Харухи? А как пишется?
- Харухи и есть Харухи! – бормотал я, чувствуя, что у меня голова идет кругом. – Вы! Вы что, забыли Судзумию Харухи? Да уж ее-то как вы можете забыть?..
- Судзумия Харухи… Хм, Кён, - успокаивающим тоном начал Куникида. – Такой в нашем классе нет. И место это Асакура-сан занимает с того времени, когда нас недавно пересаживали. Может, ты с кем-то в другом классе путаешь? Хотя, не помню, чтобы я это имя когда-то слышал. Вряд ли она из десятых классов…
- Я тоже не помню, - так же участливо, как тяжелобольному, произнесла Асакура. И мягко добавила: - Куникида-кун, не посмотришь ли у меня в парте? Там в углу лежит классный журнал.
Я выхватил журнал из рук Куникиды и сразу раскрыл его на странице нашего класса. Провел пальцем по списку имен девушек.
Саэки, Саканака, Судзуки, Сэно…
Между Судзуки и Сэно никаких других имен не было. Имя Судзумии Харухи из нашего классного журнала исчезло. «Кого ты ищешь? Нету такой, нету!» - безмолвно кричали страницы. Я захлопнул журнал и закрыл глаза.
- …Куникида, у меня к тебе есть просьба.
- Какая?
- Ущипни меня за щеку. Я хочу проснуться.
- А ничего?
Сил он не пожалел. Было больно. Однако же я не проснулся. Когда я открыл глаза, Асакура все еще с улыбкой на губах стояла передо мной.
Что-то здесь явно не так.
Там временем мы стали объектом внимания всего класса. Все таращились на меня, будто на старого бродячего пса, зараженного бешенством. Да что, черт? Я ж ничего особенного не сказал!
- Черт!
Я задавал окружающим меня одноклассникам два простых вопроса:
Где Судзумия Харухи?
Переводилась ли Асакура Рёко в другую школу?
Полученные ответы ничем хорошим совершенно не пахли:
- Не знаю.
- Не переводилась.
После этих слов к моему головокружению прибавилась еще тошнота. Я как будто потерял чувство реальности и для того чтобы не упасть, мне пришлось опереться рукой о соседнюю парту. Ощущение было такое, словно мое душевное состояние оказалось разбито вдребезги.
Асакура положила руку мне на запястье и смотрела на меня. Витающий в воздухе аромат ее волос действовал на меня как наркотик.
- Может, тебе лучше пойти в медкабинет? Такое случается, если не очень хорошо себя чувствуешь. Ну да, точно! Может, тебя простуда начинает развиваться?
«Да нет же!» - захотелось закричать мне. Это не со мной что-то не то! Что-то не то с окружающим миром!
- Отойди!
Я смахнул в сторону руку Асакуры и направился к выходу из класса. Смутное неприятное ощущение, которое я чувствовал кожей, добралось и до моей головы и мыслей. Вспыхнувшая ни с того ни с сего эпидемия простуды, разговор с Танигути, исчезновение имени Харухи из классного журнала, появление Асакуры… что это? Харухи пропала? Никто ее не помнит? Да может ли такое быть? Ведь весь мир вокруг нее и вертится! Это же она – VIP-персона вселенских масштабов, разве нет?
Едва ли не уговаривая свои ноги двигаться, я еле как выполз из класса в коридор.
Первым, что всплыло у меня в голове, было лицо Нагато. Уж она точно сможет мне все объяснить. Скромный, но всемогущий инопланетный андроид – Нагато Юки. Она всегда и все улаживала. В конце концов, я, можно сказать, жить продолжаю только благодаря ей.
Нагато…
Уж она-то вытащит меня из любой передряги.
Класс Нагато находился рядом, даже шагом я добрался до него за несколько секунд. Все еще не в силах собраться с мыслями, я открыл дверь и стал искать взглядом знакомую хрупкую фигурку с короткой стрижкой.
Нету.
Однако отчаиваться было еще рано. В обеденный перерыв она обычно читает книгу в клубной комнате, так что, если в классе Нагато и нет, думать, что она тоже исчезла пока рановато.
Следующим, о ком я вспомнил, был Коидзуми. До старого корпуса, где находится клубная комната, добираться слишком долго. Класс Асахины тоже далеко – в другом крыле. Спуститься на этаж и добраться до класса 10-И намного быстрей. Коидзуми Ицуки – он точно должен быть там! Еще никогда я так не хотел увидеть его улыбающуюся физиономию.
Трусцой пробежав через коридор, я, перепрыгивая через три ступеньки, устремился к классу 10-И, находящемуся в самом углу здания, на ходу молясь про себя, чтобы этот прохиндей-экстрасенс оказался там.
Я миновал класс 10-Ж, пробежал мимо 10-З, вот и 10-И…
- Что за…
Я остановился. Снова взглянул на висевшие на стенах таблички с номерами классов. 10-Ж, 10-З, справа должна быть табличка 10-И…
Дальше была только дверь запасного выхода.
Ничего, даже следа…
- Как это… не может этого…
Не только Коидзуми.
Не было самого класса 10-И.

Умереть и не встать.
Существовавший до вчерашнего дня класс просто исчез – кто-то может себе это представить? Не какой-то один человек, нет! Сам класс как будто стерли! Тут хоть как строй, а за одну ночь такого со зданием не сделаешь. И куда же делись из него все ученики?
Из-за потрясения я утерял чувство времени. Не знаю, сколько я простоял там, пока неожиданный толчок в спину не привел меня в чувство, и моих ушей не достиг голос учителя биологии, державшего стопку учебников и фигурой больше походившего на желе.
- Что ты здесь делаешь? Урок уже начался, иди в класс.
Видимо, я прослушал звонок, возвещавший окончание большой перемены. В коридоре уже никого не было, и в нем эхом раздавался лишь голос учителя.
На нетвердых ногах я поплелся вперед. Время предвестий закончилось. Все уже случилось. Те, кого быть не должно – здесь, а кто быть должен – тех нет. Против одной Асакуры – Харухи, Кодзуми и весь его класс в придачу. Размен не по правилам.
- Черт…
Если я не сошел с ума, значит, с ума сошел весь мир!
И кто это сделал?
Ты, Харухи?

Из-за всего этого, слушать что-либо на послеобеденных уроках я был не в состоянии. Все голоса и звуки просто проскакивали мимо моих ушей, не обогащая клетки мозга никакой информацией. Не успел я заметить как уроки уже закончились.
Мне было страшно. И даже не Асакуры, водившей за моей спиной механическим карандашом по тетради, а того, что в школе не было ни Харухи, ни Коидзуми. Обращаться к кому-либо было просто невыносимо. «Не знаю я, кто это», - с каждым подобным ответом я будто погружался все глубже и глубже в трясину, ко дну, которого даже не было видно. Я обессилел настолько, что не мог даже встать со стула.
Танигути сразу же направился домой, Куникида, несколько переживавший за меня, последовал за ним, Асакура в компании подружек, весело смеясь, тоже покинула класс. Напоследок она обернулась и кинула на меня взгляд, полный заботы о плохо чувствующем себя однокласснике. Голова у меня закружилась еще больше. Странно, непонятно и глупо все. Все и вся.
Буквально вытянутый из класса дежурными, и я с портфелем в руке, в свою очередь поплелся вперед по коридору.
После уроков мне в любом случае здесь не место.
В удрученном состоянии я спустился по лестнице на первый этаж. Здесь перед моими глазами возник лучик надежды, к которому я стремглав кинулся, едва увидев.
- Асахина-сан!
Могла ли случиться напоследок такая радость? Моя Богиня, Услада глаз моих шла прямо навстречу мне. Кроме того, к прочему удовольствию, по правую руку от красавицы с детским личиком шла еще и Цуруя. От такого избытка счастья я забыл об осторожности.
…Да, думаю, мне действительно следовало быть осмотрительней.
С невероятной скоростью я рванул к ним и вцепился в плечико широко раскрывшей глаза Асахины…
- Кяяя!..
На лице ее явно читалось потрясение, но мой рот мне уже не подчинялся:
- Харухи нет! Кодзуми как сквозь землю провалился! Насчет Нагато еще не знаю, но Асакура здесь, да и с самой школой что-то не то! Но ты ведь – моя Асахина-сан, да?!
Хлоп! Бах! Портфель и набор для каллиграфии, которые Асахина держала в руках, упали на пол.
- Ааа… Эээ… Иии… Кяяяя… Это…
- Ты ведь – Асахина сан из будущего?!
- …Будущего? Что это значит? И… и… отпусти меня… пожалуйста.
Мой желудок сжался. Взгляд Асахины был похож на взгляд прирученной антилопы при встрече с диким ягуаром. Он был исполнен ужаса. Тем самым ужасом, которого я так боялся.
Пока я пребывал в ступоре, моя рука с силой оказалась вывернута наверх. Сустав издал неприятный хруст. Ох!..
- А ну стоять, парень!
Это Цуруя применила по отношению ко мне прием из какого-то древнего боевого искусства.
- Нечего тута на людей бросаться! Смотри – наша Микуру аж дрожит вся!
Слова ее были насмешливы, но взгляд был остр как меч. Я взглянул на Асахину – конечно же, она, вытаращив глаза, пятилась от меня подальше.
- Ты чего, из Клуба поклонников Микуру что ли? Все по порядку должно быть! Не надо сразу нестись тута сломя голову!
По моей спине, уже который раз за этот день, вновь пробежал холодок. Я, так и продолжая стоять с заломленной рукой, простонал:
- Ээээ… Цуруя-сан?..
Цуруя уставилась на меня. Так, будто никогда меня не знала.
Что, неужели и ты?
- Эй, знаком со мной, что ли? Ты, кстати, кто такой? Знакомый Микуру?
Я увидел то, чего так не хотел видеть. Съежившаяся за ее спиной Асахина яростно замотала головой, не отрывая от меня взгляда.
- Не… ннее… нет! Ммм… может, обознался…
Свет померк в моих глазах - я будто получил провальные результаты контрольных тогда, когда учебный год уже должен был вот-вот кончиться. Наверное, я мог бы снести любые слова, но то, что сказала Асахина оказалось для меня самым большим шоком с того момента, как моя старшая кузина, в которую я в детстве был страстно влюблен, сбежала с другим парнем.
Да не мог я перепутать Асахину с кем-то, отзывающимся на ее имя! Хотя, если эта Асахина – другая Асахина откуда-то еще… Точно, действительно ли она – та Асахина, которую я знаю? Ну, есть ведь способ удостовериться…
- Асахина-сан, - свободной рукой я указал себе на грудь. Думаю, я тогда был под влиянием шокового состояния – никак иначе это не объяснить. Я распустил язык. – У тебя на груди, вот здесь, должна быть родинка в форме звездочки. Она там есть? Если можно, не покажешь ли…
Меня ударили.
И ударила меня Асахина.
Шокированная моими словами, она краснела буквально на глазах, в следующий момент на ее глазах показались слезы, и она медленным, неуклюжим движением врезала мне в голову прямой справа.
- …Хлюп… – издала она похожий на всхлип вздох и кинулась прочь.
- Эй, Микуру! А, черт! Слышь, ты, а ну давай коней попридержи! Микуру же такая застенчивая! Еще раз что-нибудь такое вытворишь - волосами придушу!
Напоследок сжав мое запястье так, что у меня кости затрещали, Цуруя, подобрав упавшие портфель и набор для каллиграфии, бросилась вдогонку за Асахиной.
- Микуру, погодь!..
- …
Я в оцепенении проводил ее взглядом, а в голове моей в это время гулял холодный осенний ветер.
Да, это конец.
Сохраню ли я свою жизнь до завтрашнего дня? Если всей школе станет известно, что я довел Асахину до слез, даже не могу представить, сколько людей соберутся меня избивать. Будь я на их месте, поступил бы именно так. Наверное, лучше мне заранее подготовиться к отбытию в мир иной.

Мой запас идей подошел к концу. Я попробовал набрать сотовый Харухи, но в ответ получил лишь ответ оператора «номер не обслуживается». Ее домашний номер в памяти телефона не сохранился, да и само имя Харухи исчезло из адресной книги. Я уже подумывал пойти к ней домой, но, по здравому размышлению, я ведь там ни разу не был. Довольно нечестно, она-то у меня была, ну да сейчас уже поздно об этом думать.
Махнув рукой на исчезновение всего класса 10-И, я зашел в учительскую, спросить о Харухи и Коидзуми там. Ответ был бесстрастным: ученица по имени Судзумия Харухи в списках учащихся школы не значится, ученик по имени Коидзуми Ицуки в школу не переводился.
Безнадега.
Где найти хотя бы зацепку? Это что, Харухи игру в прятки устроила? Найти то место, куда она сама себя запрятала? Развлечение какое-то, что ли? И для чего?
Раздумывая над этим, я шагал вперед. Может быть, благодаря полученному удару от Асахины, но в голове моей немного прояснилось. Нечего сходить с ума, сейчас надо быть спокойным и хладнокровным.
- Прошу, пожалуйста… - шептал я, шагая по направлению к единственному оставшемуся для меня месту. Последняя твердыня, окончательный оплот обороны. Если там меня ждет провал – конец всему, финиш, поражение, фиаско.
Наша клубная комната, находящаяся в старом корпусе школы.
Если Нагато там не окажется, что мне остается делать?
Нарочито замедлив шаг, затягивая время, я все-таки мало-помалу приближался к цели. Через несколько я стоял перед потертой деревянной дверью, и держался рукой за сердце, проверяя его частоту. Далека от нормальной, но получше, чем во время обеденного перерыва. Наверное, от перенесенной череды ненормальностей чувства мои несколько притупились. Я был близок к отчаянию. Единственное, что мне остается – блуждать наобум в тумане, готовясь к самому худшему.
Я постучал и рывком открыл дверь нараспашку.
- …!
И увидел…
…увидел хрупкую фигурку, сидящую на складном стуле, согнувшись над раскрытой книгой у угла длинного стола.
Удивленно приоткрыв рот, на меня сквозь линзы очков смотрела Нагато Юки.

- Все-таки здесь… - выдохнул я с облегчением и затворил за собой дверь. Нагато, как всегда была безмолвна, однако поводов для открытой радости у меня не было. Нагато Юки, которую я знал, не носила очков с того самого инцидента с Асакурой, а на лице Нагато, сидевшей передо мной они красовались, как и прежде. И я снова подумал, что без них она смотрится намного привлекательней. На мой вкус, по крайней мере.
К тому же, это выражение лица ей совсем не подходит. Что это еще за вид – подумаешь, незнакомый мальчишка ни с того ни с сего ворвался. К чему тут удивление? Разве ты сама – не прямая противоположность этому чувству?
- Нагато, - наученный горьким опытом с Асахиной, я, сдерживая себя как только можно, приблизился к столу.
- Что? – ответила Нагато, не шевельнувшись ни на сантиметр.
- Скажи, ты же меня знаешь?
Нагато легонько поджала губки, поправила дужки очков, но продолжала молчать.
Я уже подумывал все бросить и направить свои стопы на поиски ближайшего монастыря, дабы уйти в монахи…
- Знаю.
Нагато наконец ответила, вперив свой взгляд куда-то в район моей груди. У меня затеплилась надежда: может быть, эта Нагато – та, которую я знаю?
- Знаешь, я тоже тебя более или менее знаю. Выслушай меня, пожалуйста…
- …
- Ты – не человек, а органический андройд, созданный пришельцами. Ты много раз демонстрировала свою почти магическую силу - например, бита, сама выбивающая «хоум-раны», или когда мы попали к огромному сверчку…
Я уже начинал сожалеть о сказанном. Реакция Нагато явно была странной – глаза и рот ее открылись, а взгляд дрейфовал на уровне линии моих плеч, очевидно показывая ее боязнь посмотреть мне в глаза.
- …Вот такой я тебя и знаю. Или я не прав?
- Простите…
Я подумал, что ослышался. За что извиняться? Зачем Нагато это говорит?
- Я не понимаю. Я знаю, что вы учитесь в десятом классе, я вас видела иногда. Но кроме этого я о вас ничего не знаю. Но здесь я разговариваю с вами впервые.
Нерушимая крепость, обернувшись замком из песка, рассыпалась в прах.
- …То есть, ты что, не пришелец? И имя Судзумии Харухи для тебя ничего не значит, ты его не помнишь?
Нагато прошептала про себя слово «пришелец» и растерянно наклонила голову.
- Нет, - ответила она.
- Подожди-ка!
Если уж Нагато мне не поможет – значит, положиться мне вообще не на кого. Да я словно птенец ласточки, брошенный родителями на произвол судьбы! Единственная возможность для меня не лишиться рассудка – надеяться на то, что она что-нибудь придумает, а то эдак я совсем свихнусь!
- Быть этого не может.
Черт, я снова потерял контроль над собой. Мысли в моей голове неслись вскачь разноцветным метеоритным потоком. Я обогнул стол и встал прямо перед Нагато.
Бледные пальчики закрыли книгу. Толстая, в твердой обложке. Название я заметить не успел. Нагато встала со стула и отошла на шаг назад, будто отступая от меня. Два зрачка, словно отполированные до блеска камни для го растерянно бегали из стороны в сторону.
Я положил руки ей на плечи. Мой недавний провал с Асахиной меня уже не волновал. Сейчас я не должен был дать Нагато убежать. Я боялся, что если не удержу ее, она, как и все родное и знакомое мне, выскользнет из моих рук. Не хочу больше никого терять.
Она отвернулась от меня, но я, ощущая тепло тела через школьную форму, произнес, глядя на ее профиль:
- Пожалуйста, вспомни! За сегодняшнюю ночь мир переменился! Вместо Харухи здесь Асакура! Кто провел такую замену? Объединение информационных мыслесущностей? Если Асакура воскресла, то ты тоже должна что-то знать! Асакура ведь твой партнер, так? В чем состоит план? Ты, ну, пусть сложно, но должна мне объяснить, в конце концов…
Я все говорил и собирался продолжать дальше, но внезапно почувствовал себя так, будто по моему желудку разливается жидкий свинец.
Что это за реакция – прямо как у обычного человека?..
Нагато крепко зажмурилась и ее всегда бледные, словно фарфор, щеки начал заливать румянец. Из приоткрытых губ вырвался слабый стон, и я вдруг ощутил, как ее хрупкие плечики дрожат, будто промокший щенок на холодном ветру. Моих ушей достиг ее дрожащий голос:
- Не надо…
Я и сам не заметил, как Нагато оказалась прижатой к стене – видимо, я все это время безотчетно толкал ее все дальше и дальше. Да что это я делаю? Прямо бандит какой-то. Если бы нас кто увидел – для меня можно было бы тут же устроить товарищеский суд и подвергнуть общественному остракизму. «Чудовище, напавшее на беззащитную девочку из литературного кружка!» А ведь по сути, так оно в общем-то и есть.
- Извини!
Я поднял обе руки вверх и обессилено сказал:
-Я совсем не хотел сделать ничего плохого, просто кое в чем убедиться…
Мои ноги задрожали. Я подтянул к себе стоявший рядом стул, сел и буквально растекся по нему, словно выброшенный на берег моллюск. Нагато все еще стояла у стены и не двигалась. Ну, хотя бы прочь из комнаты не кинулась – уже хорошо.
Я снова окинул взглядом окружающую обстановку. Да, сразу можно понять – никаким секретным штабом «Бригады SOS» здесь и не пахло. Все, что было в комнате – книжный шкаф, несколько стульев и складной стол, на котором покоился старенький компьютер, ни в какое сравнение с машиной, добытой Харухи, он не шел. Поколения на три старее, должно быть. Если сравнивать, разница между ними была как между повозкой с запряженной парой лошадей и легковым автомобилем.
Разумеется, не было и пирамидки с надписью «Командир», да и сам командирский стол, где эта пирамидка должна была бы стоять, отсутствовал. Не было и холодильника, и вешалки с разнообразными костюмами. И ни одной из принесенных Коидзуми настольных игр. Ну, и раз уж нет горничной, то и внучки Санта-Клауса тоже быть тут не могло. В общем, не было абсолютно ничего.
- Черт!
Я обхватил руками голову. Гейм, как говорится, овер. Если это чья-то психологическая атака, она увенчалась безоговорочной победой, мои поздравления. Так, и чей же это эксперимент? Харухи? Объединение информационных мыслесущностей? Еще какой-нибудь новый неприятель?
Минут пять я сидел в этой позе и думал. Наконец, несколько придя в себя, я смущенно поднял голову.
Нагато, все еще прижавшись к стене, смотрела на меня черными как смоль глазами. Очки ее слегка съехали набок. Хвала небесам, во взгляде ее не было ни ужаса, ни испуга, наверное, так должна смотреть сестра на пропавшего без вести брата, случайно встретившись с ним на улице. По крайней мере, кажется, бежать и жаловаться на меня она не собирается. Посреди полнейшего хаоса это было хоть небольшим, но все же утешением.
Я собирался было предложить ей сесть, но обнаружил, что именно стул Нагато я и забрал себе. Ну, давай, подымайся, уступи место… Или лучше подвинуть другой?.. Нет, она должно быть и сидеть со мной рядом не захочет.
- Прости.
Еще раз извинившись, я встал, взяв один из сложенных стульев, стоявших рядом, и передвинул его в центр комнаты. Сочтя расстояние от Нагато достаточным, я разложил его и сел, снова схватившись за голову.
Это просто место крохотного литературного кружка. Однажды в мае Харухи хваткой, которой мог бы позавидовать промышленный робот, сграбастала меня и притащила сюда. Здесь я впервые и встретил Нагато, и комната в тот день выглядела точь-в-точь как сейчас. Тогда, как и сейчас, здесь были только стол, стулья, книжный шкаф да Нагато в придачу. С тех пор количество предметов увеличилось в разы. «С этого момента здесь будет наша клубная комната!» - объявила тогда Харухи – с этих самых пор и началось. Портативная плитка, чайник, глиняный горшочек, холодильник, компьютер…
- Так?
Я убрал руки от головы.
Стоп, еще раз, что там было?..
Вешалка, поттер, маленький чайничек для заварки, чашки, посуда, старый кассетник…
- Нет, не то.
Ищи то, чего не было в комнате до того, как она стала штабом «Бригады SOS», а появилось только после, но при этом то, что есть сейчас здесь!
- Компьютер.
Модель, конечно, другая. По полу вился только кабель электропитания, так что он даже к Интернету наверняка не подключен, однако мое внимание было целиком устремлено на него - единственный ответ в игре «найди десять отличий».
Нагато все еще стояла. Неужели так волнуется – прямо глаз с меня не сводила. Однако стоило мне только повернуть голову в ее сторону, взгляд ее сразу уперся в пол. Присмотревшись повнимательней, я заметил на ее щеках красноватый румянец. Эх… Нагато, это и впрямь не ты. Чтоб у тебя - да щеки краснели и глаза по сторонам бегали – быть такого не может.
Возможно, это было и неразумно бессмысленно, но я нарочито как ни в чем не бывало, поднялся.
- Нагато, - я указал пальцем на компьютер, - можно им немного попользоваться?
На ее лице отразилось удивление, но затем выражение растерянности на секунду сменилось пониманием – она несколько раз переводила взгляд от меня на компьютер и обратно, и после глубокого вздоха произнесла:
- Подождите.
Неловко перенеся стул, она поставила его перед монитором и нажала кнопку запуска на системном блоке.
На загрузку операционной системы потребовалось время, достаточное для того, чтобы только что купленная банка кофе остыла до температуры, когда пить его смогла бы даже кошка. Наконец, когда звук, подобный тому, с каким белка грызет орехи, умолк, Нагато взялась за мышку и принялась быстро орудовать ей, как мне показалось, то ли перемещая, то ли удаляя файлы. Наверное, там было то, что она не особо хотела кому-либо показывать. Понимаю – мне тоже не охота, чтобы кто-то копался в папке под названием «МИКУРУ».
- Пожалуйста, - сказала мне Нагато тихим голосом, встала со стула и снова заняла позицию у стены.
- Прошу прощения.
Сев на стул, я тотчас же прильнул к монитору и принялся всеми известными мне способами искать папку «МИКУРУ» и файлы сайта «Бригады SOS», но осознание тщетности усилий заставило мои плечи поникнуть.
- …Нету…
Что бы я ни делал, спасительной соломинки найти не мог. Никаких свидетельств существования Харухи.
Мне стало интересно, что за данные так хотела скрыть Нагато, но я спиной чувствовал на себе внимательный взгляд, следящий за происходящим. Судя ее настроению, при первом моем подозрительном действии она была готова не медля выдернуть шнур из розетки.
Я встал.
В компьютере, видимо, никаких ключиков не было. Я, в сущности, не галерею фотографий Асахины и не сайт «Бригады SOS» надеялся обнаружить, а думал, может, на экране высветятся подсказки от Нагато, как тогда, когда мы с Харухи оказались заперты в закрытой реальности. Однако мои надежды были безжалостно растоптаны.
- Прости, что помешал, - устало сказал я и пошел к двери. Домой. А потом спать.
И тут случилось нечто неожиданное…
- Подожди.
Нагато вытащила откуда-то с книжной полки лист бумаги и нерешительно подошла ко мне. А затем, глядя куда-то в район узла моего галстука, произнесла:
- Если хочешь… - и протянула руку вперед. – Возьми.
Передо мной оказалась заявка на вступление в кружок.

Вот так.
Хорошо хоть, к этому времени успел вволю навидаться нелепостей, а то уже неминуемо бегал бы по всей школе в поисках психиатра.
Если принять во внимание ситуацию, то я либо окончательно и бесповоротно тронулся, либо весь мир сошел с ума. Впрочем, первый вариант сейчас уже можно отмести. Я всегда и везде верен себе – позвольте представиться, критикан и комментатор всего и вся на этом крутящемся шарике. Я и тут, в таком мире-вверх-тормашками запросто могу что-нибудь вставить. Ну!
- …
Я погрузился в молчание, прямо как Нагато. Тупик, во всех смыслах этого слова. Даже моя показная бравада имеет свой предел.
Нагато превратилась в обычную книгочейку в очках, Асахина стала незнакомой старшеклассницей, Коидзуми учится поди где-то и переводиться в Северную старшую не собирается.
Да что ж такое, а?
Или мне что, все заново начинать? Странное времечко выбрано, в таком случае – если прошла перезагрузка и все пошло по новой, я и должен бы начинать все с начала, вроде так… вернуться в первый день, когда я пришел в школу. Не знаю уж, кто нажал на «Reset», но оставлять время на своем месте и менять только окружение – это лишь нервы мне трепать и мозги запутывать! Я же реально в панике, а ведь в этой роли всегда Асахина выступала, разве нет?
Итак, где она? Забросила меня эта дуреха сюда, а сама, небось, живет себе припеваючи, забот не знает!
Где Харухи?
Ты где, ау!
Покажись быстрее! А то я уже нервничать начинаю!
- …Черт! И с чего это я должен ее искать?
Или тебя, Харухи, здесь вообще нет?
Прошу прощения. На самом деле, я и сам не понимаю, что это на меня нашло, но ведь если ты не появишься, то и сюжет дальше не пойдет, так? Это ж неправильно, ввергать меня одного в такую черную меланхолию, от которой только и приходится, что тяжко вздыхать! Ты о чем вообще думала, а?
Полностью ощущая, как чувствовали себя рабы, вынужденные тянуть на себе огромные валуны для постройки королевской усыпальницы, проходя по переходу между корпусами, я взглянул на холодное облачное небо.
В моем кармане захрустела заявка на вступление в кружок.

Когда я добрался до своей комнаты, там меня встречали Сямисен и сестренка. Сестренка беззаботно смеясь, размахивала прутиком, на конце которого красовался пушистый шарик, Сямисен, разлегшийся на кровати, раз за разом получал этим шариком по лбу. Лениво щуря глаза, он иногда взмахивал лапой, снисходя до поощрения сестренкиных стараний.
- О, вернулся?.. – она с улыбкой посмотрела на меня. – Обед уже скоро будет. Сямисен, еееедааааа!
Сямисен тоже посмотрел на меня, но, лишь зевнув, вернулся к неравному бою с пушистым шариком.
Ах да, есть ведь еще и они!
- Эй! – я перехватил прутик и щелкнул сестренку по лбу. – Ты помнишь Харухи? Или Асахину? Нагато, Коидзуми? Мы вместе в бейсбол играли и снимались в фильме, помнишь?
- Когооо, Кён? Не знаю я ничегооо!..
Я взял Сямисена.
- Когда он у нас появился? Кто его принес?
И без того круглые глаза сестренки округлились еще больше.
- В прошлом месяце же. Ты же, Кён, сам его и принес! Ну да. У тебя друг в другую страну уехал и тебе его дал. Да, Сями?..
Вырвав кота у меня из рук, сестренка нежно прижалась к нему щекой. Сямисен, сонно щуря глаза, смотрел на меня с выражением просветления на морде.
Я снова отобрал Сямисена, который беспокойно подергивал усами, явно не испытывая удовольствия от того, что его использовали как переходящий приз, решив про себя дать ему потом корма.
- У меня к нему разговор есть. Только между нами двумя. Так что, ты выйди из комнаты. Ну, давай.
- О! Я тоже поговорить хочу! Так нечестно, Кён! Э? …Ты с Сямисеном разговариваешь? А? Правда?
Уклонившись от ее расспросов, я подхватил сестренку подмышки и выставил ее из комнаты. «Ни в коем случае не входить!» - строго-настрого наказал я и закрыл за ней дверь. Не прошло и секунды…
- Мааамааа! Кён с ума сошел!..
С этими словами, вполне возможно, недалекими от истины, она сбежала с лестницы.
- Так, Сямисен.
Скрестив ноги усевшись на пол, я обратился к драгоценной особи семейства кошачьих-трехцветных мужеского полу:
- Слушай, я тебе когда-то давно запретил разговаривать. Так вот, сейчас – можно. Я тебе даже скажу, что если ты сейчас заговоришь – мне очень сильно полегчает. Вот так, Сямисен. Ну, давай поговорим. Обо всем, о чем угодно. Философия, естественные науки – не имеет значения. Пусть даже что-нибудь заумное. Прошу, скажи что-нибудь.
Сямисен поднял на меня скучающий взгляд, после чего, видимо, исполнившись скуки еще больше, принялся вылизываться.
- …Ты же понимаешь, о чем я говорю? Сказать – не можешь, но слышишь, да? Если так, то давай, поднимаешь правую лапу когда «да», а левую – когда «нет».
Я протянул ему руку. Сямисен обнюхал мои пальцы, но, наверное, не стоит и говорить - не проронив ни звука и никакой заинтересованности не выказав, продолжил вылизываться.
Ну да, так оно, наверное, и должно быть.
Он ведь разговаривал только в то время, когда мы снимали фильм, к тому же, совсем недолго. Как только все закончилось, он стал обычным котом. Самым разобычном котом, с которым ассоциируются только глаголы «есть», «спать» и «играть».
Одно мне ясно. Этот мир – не тот, где коты разговаривают.
- Чего и следовало ожидать…
Обессилено откинувшись на спину, я потянулся. Коты не разговаривают. Значит, когда он разговаривал, это было ненормально, а сейчас – все нормально? Или нет?
Эх, стать бы мне котом. Ни о чем думать не надо было бы, знай – следуй инстинктам.
Провалялся я до тех пор, пока сестренка не пришла звать меня к обеду.

Глава 2

Застывшее, будто студень восемнадцатое декабря подошло к концу, настал новый день.
Девятнадцатое декабря.
С этого дня у нас вводились сокращенные уроки. По большому счету, сократить их должны были даже еще раньше, но по сводным результатам последних пробных экзаменов нас обогнала соседняя школа-конкурент, так что директор рассердился не на шутку и, объявив борьбу за повышение успеваемости, провел насильственную реформу. Этого эпизода изменения в мире не коснулись.
Неужели изменения произошли только вокруг меня, Северной старшей и «Бригады SOS»? Не в силах стряхнуть с себя паутину чьих-то своевольных планов, я явился в школу и увидел, что отсутствующих в нашем классе еще прибавилось. Отсутствовал и Танигути – видимо, дошел до своих сорока градусов.
И снова на месте позади меня вместо Харухи была Асакура:
- Доброе утро! Сегодня-то проснулся? Хорошо бы, наконец.
- Ага…
Я с кислым видом положил портфель на парту. Асакура, подперев подбородок руками, сказала:
- Ну, знаешь, если у тебя глаза открыты, это же не значит, что ты проснулся. Посмотри внимательно вокруг себя – это поможет сориентироваться. Ты как? В состоянии?
- Асакура, - я наклонился к ней и внимательно уставился на лицо Асакуры Рёко, - скажи еще раз, ты и правда ничего не помнишь или притворяешься? Разве ты не пыталась меня убить?
Лицо Асакуры помрачнело. «Ну вот, снова наш больной» - словно говорил ее взгляд.
- …Да, кажется, еще не проснулся. Хочешь совет? Может, тебе в больницу сходить? А то может быть поздно.
Она сжала губы и завела разговор с сидевшей рядом одноклассницей, больше не обращая на меня внимания.
Я отвернулся к доске и, сложив руки, уставился в пустоту.

Как вам такая метафора?
Скажем, жил да был на свете очень несчастный человек. Человек этот был – объективно, субъективно – совершенно несчастен, и даже сам престарелый принц Сидхартха, достигший и познавший просветление, отвернул бы от него свой взгляд, настолько тот человек воплощал в себе все беды и горести. И вот он (конечно, это могла быть и «она», но пусть будет «он», чтобы путаницы не было), мыкался себе как всегда, потом засыпает и вдруг – просыпается он на следующее утро и видит, что мир перевернулся с ног на голову! И мир этот так прекрасен, что даже слово «утопия» не передаст всей его прелести. Клеймо неудачника с него исчезло без следа, а самого его переполняет счастье и жажда жизни. Что бы ни случилось – все по плечу, за одну ночь его будто перенесли из ада в рай!
Оказался он тут, конечно, не по своей воле, его сюда закинули, но вот кто и с какой целью – совершенно неизвестно, сколько ни думай.
Так вот, надо ли ему радоваться в этом случае? Мир изменился, пропали все его несчастья и напасти. Но мир этот немного отличается от его старого и, что важнее, остается загадкой причина такой перемены.
Да и кого благодарить за такое внезапно свалившееся счастье?
Нет, я совсем не о себе говорю, это все утрированно.
Мда… для меня эта метафора совершенно не подходит. Я до вчерашнего дня совсем уж несчастным-разнесчастным не был, да и сейчас себя безмерно счастливым назвать не могу.
Хотя, если не считать различия в масштабах, то для простоты сойдет. До вчерашнего дня нервы мои ходили ходуном от всех происшествий, связанных с Харухи, а сейчас меня это все уже абсолютно не касается.
Впрочем…
Здесь нет Харухи, нет Коидзуми, Нагато и Асахина – обычные школьницы, а следов существования «Бригалы SOS» нет и вовсе. Ни пришельцев, ни путешествий во времени, ни экстрасенсов… Я уже молчу о том, что здесь коты не разговаривают. Самый обычный мир.
Ну и как?
До, после – какой мир подходит больше? Какой мир более радостный?
Счастлив ли я сейчас?

После уроков я по привычке направился в комнату литературного кружка. Обычная автоматическая реакция, выработанная каждодневным повторением одного и того же - тело реагирует само, даже думать не надо. Это как принятие ванны – никто ведь особенно не решает, что и в какой последовательности мыть, просто с какого-то момента вы делаете все механически.
Как только заканчиваются уроки, я всегда иду к «Бригаде SOS»; попивая чай, приготовленный Асахиной, играю в настольные игры с Коидзуми и слушаю бредятину, которую несет Харухи. Пусть даже привычка и дурная, а вернее, как раз-таки потому, что это дурная привычка, отказаться от нее сейчас так непросто.
Однако сегодня дела обстояли несколько иначе чем обычно.
- И что мне делать?
Я шагал, по пути рассматривая пустой бланк заявки на участие в кружке. Его мне вчера дала Нагато, видимо, с целью завлечь меня в литературный кружок. Правда, непонятно, почему она меня пригласила? Потому что если в кружке не будет новых участников, ему грозит упразднение? Пусть так, однако, весьма храбро с ее стороны – предлагать вступить тому, кто внезапно заявляется в кабинет и чуть ли на нее не нападает. Что, в этом перевернутом мире одни странности Нагато остались на месте?
- Кяяя!..
По дороге к старому корпусу я снова прошел мимо парочки Асахина-Цуруя. Едва завидев меня, Асахина дернулась и вцепилась в Цурую. Сердце мое обливалось кровью, я быстро поклонился и ускорил шаг. Как же я желаю, чтобы снова пришел день, когда я смогу отведать чудесный нектар из ее рук!

Постучав, в этот раз, я услышал слабый отклик и только затем открыл дверь.
Взгляд Нагато скользнул по моему лицу и уткнулся обратно в книгу. Вялое движение, которым она поправила очки, выглядело для меня как приветствие.
- Ничего, что я снова пришел?
В ответ – аккуратный кивок. Книга ее, однако, интересовала больше – она даже не оторвала от нее взгляд.
Положив портфель, я стал думать, чем же мне заняться. Впрочем, ничего особого в комнате не было, взгляду даже было не за что зацепиться, и от нечего делать я уставился на книжный шкаф.
На всех полках плотными рядами стояли книги всех возможных форматов и размеров. Больше всего было толстых книг в твердых обложках – видимо, эта Нагато тоже была любительницей серьезного чтива.
Молчание.
К молчанию Нагато я уже должен был привыкнуть, но в этот раз я воспринимал его весьма болезненно. Если я что-нибудь не скажу – только разнервничаюсь!
- Это все твои книги?
Ответ последовал незамедлительно:
- Некоторые уже были здесь, - Нагато показала мне обложку своей книги. – Эту я взяла. Из городской библиотеки.
Внизу книги был наклеен стикер со штрих-кодом, означавший, что она является муниципальной собственностью. Свет лампы дневного света отразился от ламинированной обложки, стекла очков Нагато на мгновение блеснули.
На сем беседа закончилась. Нагато снова погрузилась в страницы толстенной книги, а я уже не знал, куда девать взгляд.
Тишина была невыносима. Я попробовал поискать тему для развития разговора и ляпнул первое, пришедшее на ум:
- А ты сама рассказы не пишешь?
Три четверти такта молчания…
- Только читаю.
От меня не скрылось, что ее взгляд из-под очков на секунду метнулся к компьютеру. Вот, значит, как – наверное, поэтому Нагато и понадобился компьютер, прежде чем она предоставила его в мое распоряжение. Мне очень захотелось, прочитать, что же за рассказы она пишет. Что же это может быть? Наверняка фантастика, не любовные романы же.
- …
Да уж, вести разговор с Нагато непросто. Здешняя в этом отношений тоже, видно, не изменилась.
Я снова вернулся к молчаливому созерцанию книжных полок.
Бездумно скользя по корешкам книг, мой взгляд вдруг остановился.
Знакомое название. Это был тот длиннющий иностранный фантастический роман, изобилующий тьмой-тьмущей непонятных слов, который мне дала Нагато в ту пору, когда «Бригада SOS» еще только начинала свое победоносное шествие по свету. Тогда Нагато еще носила очки, и буквально насильно впихнула мне эту книгу, а затем сразу же ушла. Мне две недели потребовалось, чтобы этот томище прочесть! Кажется, будто уже прошли годы, столько много всего прошло с тех пор.
Меня охватила странная ностальгия, я вытащил книгу с полки. Стоял я совсем не в книжном магазине, да и читать мне всерьез не хотелось, поэтому я просто пролистал несколько страниц наугад и уже собирался было вернуть книгу на место, как вдруг из нее выпал маленький прямоугольник бумаги.
- Что за?..
Я поднял его. Закладка с нарисованными на ней цветами. Такие обычно вкладывают в книжных магазинах… стоп, закладка?
Мне почудилось, будто мир вокруг меня закружился. Да… Тогда… Я отрыл эту книгу в своей комнате… И нашел точно такую же закладку… А потом гнал на велосипеде… Я даже могу вспомнить, что там было написано:
«Семь часов вечера, жду тебя в парке рядом со станцией».
Задержав дыхание, я трясущимися рукой перевернул закладку другой стороной… и увидел…

«Условие запуска программы – собрать ключи. Лимит времени – два дня».

Слова, написанные на закладке, были написаны точь-в-точь тем же почерком, что и тогда.
Я тотчас же повернулся и в три шага достиг стола, за которым сидела Нагато. Глядя прямо в ее широко раскрытые черные глаза я выпалил:
- Это ты написала?!
Повернув другой стороной закладку, Нагато на некоторое время задумчиво наклонила голову, а затем с выражением замешательства на лице ответила:
- Почерк похож на мой. Но… я не понимаю. Не помню, чтобы я такое писала.
- …Понятно. Ну да, вон оно как. Нет, все хорошо! Вот если бы ты знала, что это, тогда было бы нехорошо! А то я уже волновался! Нет, это я сам себе…
Я на ходу выпаливал неуклюжие извинения, но голова моя в это время была занята совершенно другим.
Нагато.
Значит, ты все-таки оставила послание? Строчка сухих слов – но как же я рад! Можно считать это подарком от той тебя, которую я знал, да? То есть, я наткнулся на подсказку, как разрушить нынешнюю ситуацию! Ты ведь не стала бы это просто так писать!
Программа. Условие. Ключи. Лимит времени. Два дня.
…Два дня?
Сейчас – девятнадцатое. Мне считать два дня, начиная с сегодня? Или со вчера, когда мир сошел с ума? Ладно, будем исходить из худшего – срок истекает двадцатого, то есть завтра.
Мгновенный всплеск эмоций, вызванный приятным сюрпризом, понемногу стал утихать, будто постепенно застывающая лава, движущаяся по поверхности земли. А мне ведь, кажется и неизвестно ничего, кроме того, что чтобы запустить непонятно какую программу, надо собрать ключи. И да – что за ключи? Где их искать? Сколько их? Если все их собрать и отнести куда-то, их можно на какой-нибудь сувенир обменять?
Вопросительные знаки вращались над моей головой, пока, наконец, не превратились в один большой.
Если запустить программу, мир снова станет прежним?

Я стал лихорадочно вытаскивать одну за другой книги с книжных полок, проверяя, нет ли в них еще закладок. Под изумленным взглядом Нагато я перелопатил все, но результат был нулевым. Ничего.
- Значит, только это…
Ну, если желать многого, то все, свалившееся на тебя, и поднять не сможешь – так и уйдешь ни с чем. Блуждать наобум без цели – лишь пустая трата времени и сил. Первым делом нужно определиться с ключами. Вершина горы еще далеко, но, по крайней мере, указатель попался на глаза.
Испросив разрешения Нагато, я выложил на стол бенто, расположился по диагонали от нее и за едой постарался расслабиться и ни о чем не думать. Нагато наверняка внимательно приглядывала за мной, однако я, механически орудуя палочками, сосредоточился на том, чтобы дать своему мозгу необходимые для его работы питательные вещества.
Я и сам не заметил, как моя коробочка с обедом опустела. Собравшись было по привычке заказать чаю, я сообразил, что Асахины рядом, увы, нет – и снова погрузился в размышления. Это – момент истины. Столь долгожданную подсказку нельзя упускать! Ключи… Ключи… Ключи…
Я был поглощен размышлениями часа два.
Я злился на себя и собственную тупость все больше, и сам не заметил, как уже начал говорить сам с собой:
- Да что ж такое!
Во-первых, «ключи» - это слишком расплывчато. Разумеется, имеются ввиду не обычные ключи, которыми открывают замки, здесь, думаю, подразумеваются какие-то ключевые слова или люди, но это все равно слишком непонятно. Может, какой-то предмет или фраза?.. Нельзя, что ли, дать такую информацию в качестве дополнительного бонуса? Я попытался представить себе, о чем могла думать Нагато, когда писала это послание на закладке, но вообразить ее удавалось только читающей толстенную книгу или произносящей ужасно умную, но занудную речь. Собственно, такой я Нагато и знаю.
Я кинул вбок быстрый взгляд. Там все так же неподвижно, будто задремав, сидела Нагато. Ни на страницу вперед она не продвинулась, впрочем, может быть, мне так показалось. Тут же, как будто в доказательство того, что она не спит, ее щеки начали краснеть, когда она почувствовала на себе мой рассеянный взгляд. Должно быть, здешняя Нагато очень-очень стеснительная, или, может, просто не привыкла к чужим взглядам.
Похожи как две капли воды, а реагирует совсем по-другому – во мне пробуждался интерес, и я нарочно стал следить за ней взглядом.
- …
Глаза ее были сфокусированы на печатных знаках в книге, но ясно было, что она не читает ни слова. Нагато тихонько вздохнула через полураскрытые губы, и вслед за этим слегка поднялась и снова опустилась грудь. Щеки ее краснели все сильнее. Честно сказать, эта Нагато была довольно… нет, не «довольно», а очень милой. Пусть всего на миг, но я подумал, что, может, было бы неплохо войти в такой литературный кружок и насладиться таким миром – миром без Харухи…
Впрочем, нет. Не время опускать руки! Я вытащил из кармана закладку и сжал ее в руке. Раз уж ее закинули в этот мир, значит у той Нагато, что с колпаком на голове, есть ко мне дело. Да и у меня тоже! Похлебки, собственноручно сделанной Харухи я не пробовал, образ Санты-Асахины еще не отпечатался в моих глазах навечно, да и игра с Коидзуми прервалась в самый разгар борьбы, когда нам пришлось наряжать комнату. А ведь все шло к моей победе – я теряю сто иен, которые практически у меня в кармане!

Заходящее солнце светило в окно, превращаясь в гигантский оранжевый шар и в конце-концов постепенно скрылось за зданием школы.
Сидеть неподвижно на одном месте я устал, а ничего подходящего для беседы мозги мои не выдавали, хоть ты их выжимай. Я встал со стула и протянул руку к портфелю.
- На сегодня я домой.
- Хорошо.
Нагато закрыла свою толстенную книгу, которую она то ли читала, то ли нет, положила ее в портфель и тоже встала. Она что, ждала, когда я это скажу?
Наверное, не сделай я первый шаг, она так и будет торчать здесь неподвижно. Я обратился к ней:
- Нагато…
- Что?
- Ты ведь одна живешь?
- …Да.
Должно быть, думает сейчас, откуда я это знаю.
Я хотел спросить, есть ли у нее семья, но, заметив, как дрогнули ее ресницы, осекся. Перед моими глазами мелькнула полупустая комната. Я побывал там семь месяцев назад и разговор, в котором я тогда принял участие, касался настолько космически несусветных материй, что от них можно было легко тронуться, причем не только умом, но и всем, чем можно. Следующий раз был на Танабату, три месяца назад, я тогда был с Асахиной. А так как второй визит случился на самом деле по времени раньше первого, то и я, можно, сказать, кое на что способен.
- А может, тебе кошку завести или еще кого? Это ж отлично будет! Они вроде бы и не делают ничего, но иногда кажется, что они понимают все, что им говоришь. Думаю, не удивлюсь, если где-нибудь существуют говорящие кошки. Я серьезно.
- Домашние животные запрещены.
Она на некоторое время замолчала, время от времени грустно моргая. Со свистом, напоминающим звук разрезаемого крыльями ласточки воздуха, она вздохнула и тихонько произнесла:
- Пойдешь?
Глаза Нагато были направлены куда-то в район моих ботинок.
- Куда?
Ответ снова предназначался моей обуви:
- Ко мне домой.
Моя пауза была по-настоящему театральной:
- …А можно?
Да что такое происходит? Ничего не понимаю – она скромная, робкая или решительная? Что-то у этой Нагато будто семь пятниц на неделе. Или же настроение и мышление средней ученицы старшей школы в наши дни так же беспорядочно, как светимость звезды беты в созвездии Кита?
- Да.
Нагато зашагала вперед, будто сбегая от моего взгляда, выключила свет в комнате, открыла дверь и скрылась в коридоре.
Я, разумеется, последовал за ней. Дом Нагато… Элитный комплекс, квартира номер 708. Надо будет заглянуть в комнату для гостей. Может, там еще какая подсказка будет.
А если там будет спать еще один я, тут же его растолкаю.

По пути из школы мы не говорили.
Нагато просто в молчании шагала по дороге с холма, так, будто в лицо ей бил сильный холодный ветер. Вслед шел я, механически переставляя ноги и глядя сзади на ее волосы, растрепанные порывами ветра. Подходящих тем для разговора не находилось, а расспрашивать, зачем ей понадобилось приглашать меня к себе, я остерегался.
Пройдя немалое расстояние, Нагато, наконец, остановилась перед большим шикарным жилым комплексом. Сколько же раз я уже здесь был? Два раза в квартире Нагато, один раз дошел до двери Асакуры и один раз на крыше…
Нагато набрала на электронном замке свой персональный PIN-код, открыла дверь, и, даже не оглянувшись на меня, прошла в холл.
Молчали мы и в лифте. На седьмом этаже она вставила ключ в дверь, и лишь тогда жестом обратилась ко мне, приглашая войти.
Я, тоже не говоря ни слова, вошел. Комната была точь-в-точь как и та, что осталась у меня в памяти. Уныло и серо. В гостиной кроме котацу не было ничего. Даже штор.
Далее за перегородкой фусума находилась комната для гостей,
- Можно заглянуть в ту комнату? – обратился я к Нагато, выходившей с чайничком и чашками в руках из кухни.
Нагато медленно моргнула, а затем произнесла:
- Пожалуйста.
- Прошу прощения.
Раздвижная перегородка плавно, будто на колесиках, скользнула в сторону.
- …
Кроме татами внутри ничего не было.
Ну, так оно, наверное, и должны быть. Что мне, уже и делать нечего, кроме как в прошлое мотаться…

Я задвинул перегородку обратно, повернулся к Нагато, пристально за мной наблюдавшей и развел руки в стороны. Разумеется, жест этот вряд ли о чем-либо ей говорил, она молча поставила на столик две чашки, церемонно села и стала готовить чай.
Я уселся напротив нее, скрестив ноги. Прямо как тогда, в первый раз. Я тогда бесцельно выпил несколько чашек, которые раз за разом наливала Нагато, а потом выслушал монолог из глубин космоса. Тот было время ужасной жары и сочной зеленой листвы, по сравнению с нынешними холодами – прямо-таки другая эра. Сейчас-то даже сердце льдом сковало.
Сидя лицом к лицу, мы в молчании пили чай. Глаза Нагато за стеклами очков были устремлены в пол.
Нагато, казалось, колебалась. Она то приоткрывала, то вновь закрывала рот, будто на что-то решившись, она поднимала глаза на меня, а потом вновь опускала взгляд. Несколько раз повторив эти движения, она поставила чашку на стол и через силу произнесла:
- Я уже тебя встречала.
И добавила:
- Не в школе.
Где?
- Помнишь?
Что?
- В библиотеке.
После этих слов шестеренки в моей голове со скрипом сдвинулись с места. Я вспомнил наше с Нагато совместное посещение библиотеки. Незабвенный первый поход в поисках всяческих необыкновенностей.
- В мае.
Нагато опустила глаза вниз.
- Ты помог мне заполнить библиотечную карточку.
Меня словно пронзило электрическим разрядом, и я застыл на месте.
…Ну да. Если б я этого не сделал, ты бы так от книжных полок и не оторвалась бы. Харухи без конца названивала на мой номер, и нам надо было быстрее добраться до места сбора, так что ничего другого не оставалось.
- Ты…
Однако дальнейший рассказ Нагато отличался от моих воспоминаний. И вот о чем она своим тихим голоском мне поведала.
Где-то в середине мая Нагато впервые зашла в городскую библиотеку, но не очень хорошо поняла, как завести карточку, чтобы взять книгу домой. Конечно, можно было спросить кого-нибудь из библиотечных работников, но все они выглядели такими занятыми, кроме того, она никак не могла собраться с духом, чтобы что-то попросить. И так она бесцельно ходила туда-сюда перед библиотечной стойкой, пока один старшеклассник, проходивший мимо, не помог ей заполнить все необходимые документы.
И это…
- Это был ты.
Нагато повернулась ко мне, на полсекунды встретившись со мной глазами, а затем снова уставилась на поверхность стола.
- …
Это «…» относилось как к Нагато, так и ко мне. Над пустой гостиной вновь повисло безмолвие, слов в этот раз не находилось и у меня. Я ведь не мог ответить, помню ли тот случай. Воспоминания наши не совпадали. То, что я заполнял для нее карточку - чистая правда, но случайным прохожим я никак не был, если уж на то пошло, именно я Нагато в библиотеку и привел. Дезертировав из патруля по поискам всего необыкновенного, что ни в какую не хотело попадаться нам на глаза, мы пошли туда, чтобы убить время. Забыть то, как мы на пару с Нагато в молчании ходили туда-сюда невозможно, даже если бы моя память вмещала бы не больше чем память малька актинии, или что у них там.
- …
Не зная, как понимать мое молчание, Нагато лишь чуть-чуть печально изогнула губы, водя пальчиком по краю чайной чашки. Глядя на ее дрожащие пальцы, мне окончательно расхотелось что-либо говорить. Так я и молчал.
Конечно, я мог бы ответить что все помню – это просто. Это и ложью- то не было бы, просто небольшим несоответствием истине. Но именно это несоответствие и было самой большой проблемой.
Откуда такие отличия?
Пришелица, которую я знаю, куда-то исчезла. Осталась только одна закладка.

Бип-бип!

Тишину, которая, казалось, будет длиться вечность, нарушил звонок интеркома. От неожиданности я чуть было не подпрыгнул на месте как был – сидя. Нагато тоже выглядела испуганно-удивленной и, вся дрожа, повернулась к двери.
Звонок раздался снова, Еще один гость? И кто же это может прийти к Нагато? Кроме налогового инспектора и курьера даже на ум никто не приходит.
- …
Словно расставшаяся с бренным телом душа, Нагато встала и проплыла к стене, не издавая даже звук шагов. Взяв трубку интеркома, она выслушала кого-то, а затем, с выражением легкого затруднения на лице поглядела на меня:
- Но… Я… - она, видимо, пробовала возразить кому-то, но все же…
- Подожди, сейчас, - очевидно, сдавшись, пробормотала она, вышла в коридор и открыла входную дверь.
- Ого?
Толкнув плечом дверь, внутрь вошла девушка.
- А ты что здесь делаешь? Вот чудо-то! Нагато парня к себе привела!
Гостья, одетая в униформу Северной старшей, проворно, без помощи рук стянула обувь, прижимая к себе кастрюлю.
- Я надеюсь, ты же не сам сюда залез?
А ты-то сама как здесь нарисовалась? Вот уж чего не ожидал – так это увидеть тебя где-то кроме школы!
- А я помочь пришла по доброй воле! А вот твое тут появление – куда как больший сюрприз.
Улыбка, светившаяся на цветущем лице перед моими глазами, принадлежала старосте нашего класса, сидевшей отныне за моей спиной.
К нам пришла Асакура Рёко.

- Как бы не переварила. Еще горячий и такое тяжелый.
Продолжая улыбаться, Асакура поставила кастрюлю на столик. Зайди в это время года в любой продуктовый магазин – тебя обязательно встретит точно такой же букет ароматов. В кастрюле был оден . Его что, Асакура приготовила?
- Ага! Варить несложно, а получается много – я иногда Нагато подкармливаю чем-то подобным. Если бросить ее на произвол судьбы, она, боюсь, не сможет нормально питаться.
Нагато пошла на кухню за тарелками и палочками. Вскоре до нас донесся звук лязгающей посуды.
- Итак? Может, расскажешь, что тебя сюда привело? Очень любопытно.
Я не знал, что и ответить. Нагато пригласила – вот и пришел, но зачем она меня пригласила – понятия не имею. Чтобы насчет библиотеки поговорить? Но это и в школе можно было сделать. Что же касается меня, то я пошел в надежде найти какие-нибудь ключи или подсказки, но сказать об этом я, разумеется, не мог. Итог будет один – снова подумает, что я псих.
Я принялся сочинять на ходу:
А, ну… Я встретил Нагато по дороге домой. А я как раз сейчас думаю – не вступить ли мне в литературный кружок. Ну вот я и расспрашивал ее, пока мы до ее дома не дошли, но я еще не все узнал, что надо, так что она меня к себе и пригласила. Так что я не навязывался.
- Ты – в литературный кружок? Извини, но с тобой это как-то не вяжется. Ты книги-то хоть читаешь? Или сочиняешь?
- Вот как раз не могу решить – читать буду или сочинять. В этом все и дело.
От кастрюли, крышка которой была снята, во все стороны распространялся аппетитный аромат.
Асакура, чинно сидевшая напротив меня, с подозрением смотрела на меня. Взгляд ее был таков, что мне казалось, в мой лоб впиваются сотни маленьких иголок. Асакура, которую я знал до этого, превратилась в маньяка-убийцу, однако в поведении этой Асакуры не было видно притворства или лицемерия – только проглядывалось достоинство и внутренняя уверенность в себе. Несомненно, оден, стоявший передо мной, обещал быть вкуснейшим из всех, которых я когда либо ел. Для меня этот момент был настоящим испытанием. Я не знал, чему верить, мой разум в нерешительности метался во все стороны.
Не в состоянии больше это выносить, я взял в руки портфель и встал.
- Что, так голодный и пойдешь?
Оставив без ответа поддразнивание Асакуры, я стал потихоньку отступать к выходу из гостиной.
- Ох…
…И чуть не сбил с ног Нагато, выходившую из кухни с тарелками, палочками и баночкой горчицы.
- Я домой. Извини, что побеспокоил.
Ну, пока… но я почувствовал в руке какой-то слабый толчок.
- …
Нагато легонько, одними пальчиками держала меня за рукав. Настолько легонько, будто держала только появившегося на свет хомяка.
Нагато, смущенно потупив глаза, одними пальчиками касалась моего рукава. Не хочет, чтобы я уходил? Или не хочет оставаться наедине с Асакурой? Как бы то ни было, глядя на невесомую фигурку Нагато, у меня просто не было выбора кроме как помочь.
- Да вот, думаю… не перекусить ли? Просто умираю с голоду. Если сейчас чего-нибудь не съем, то и до дома не доберусь.
Пальчики тут же отдернулись. Это меня почему-то огорчило. Едва ли такое явное проявление эмоций можно увидеть у Нагато в обычном случае. Можно сказать, эксклюзив.
Наблюдая, как я возвращаюсь в гостиную, Асакура, ничего не сказав, с понимающим видом улыбнулась.

Мои вкусовые рецепторы буквально стонали от удовольствия, но что именно я ел, я по большому счету, даже и не осознавал – просто раз за разом набивал рот оденом. Нагато ела с величайшим тщанием, потратив не менее трех минут на то, чтобы прожевать кусочек морской капусты. Весело болтала одна Асакура, а я через силу как мог старался поддерживать разговор.
Трапеза, походившая на пикник на привале перед вратами ада, продолжалась уже в течение часа, плечи мои уже устали от безостановочной работы палочками.
Наконец, Асакура поднялась:
- То что осталось, можно переложить в другую посуду и убрать в холодильник. Кастрюлю я заберу завтра, а пока пусть тут побудет.
Я тоже встал, чувство было такое, будто меня освободили от связывавших меня по рукам и ногам цепей. Нагато неопределенно кивнула и, все так же потупив взор, проводила нас до двери.
Сперва я убедился, что Асакура, вышедшая первой, отошла.
- Ну, пока, - а потом прошептал Нагато, стоявшей в дверях. – Можно, завтра я тоже приду на кружок, хорошо? Все равно идти после уроков мне некуда.
Нагато пристально посмотрела на меня, а затем…
Слабо, однако абсолютно точно - улыбнулась.

У меня голова пошла кругом.

Пока мы ехали в лифте, Асакура сказала мне:
- Она тебе нравится?
Ну, во всяком случае, никаких отрицательных чувств я к ней точно не питаю. Если уж говорить, нравится – не нравится, то скорее уж первое, мне и не любить то ее совершенно не за что. Она ведь для меня вроде ангела-хранителя. Да, точно, Асакура, это ведь она, Нагато Юки спасла меня от твоего смертоносного клинка – как она после этого мне может не нравиться?
…Такого я, конечно, на сказал. Эта Асакура к той, очевидно, никакого отношения не имеет, да и Нагато тоже не та. Сумасшедшим в этом мире, видно, был один лишь я, все остальные же стали обычными людьми. Никакой «Бригады SOS» здесь нет.
Не знаю, как моя старая-новая красавица-одноклассница восприняла мое молчание, но она весело засмеялась:
- Ну, нет, не может этого быть. Что-то я слишком много думаю в последнее время! Чтобы тебе понравиться, нужно быть более необычной, правда? Нагато-сан же под эту категорию совсем не попадает.
- Откуда ты знаешь, кто мне может понравиться?
- Услышала ненароком от Куникиды. В средних классах ведь именно так было, да?
Вот ведь чертяка! Только и может, что языком трепать направо и налево. Это все продукт его воспаленного воображения! А слово ведь не воробей…
- Но ты послушай. Если надумаешь познакомиться с ней поближе, серьезно подумай! Если что – я тебя ни за что не прощу! Нагато-сан ведь так близко к сердцу все принимает.
А с чего это Асакура так беспокоится о Нагато? Может, потому, что Асакура из моего домашнего мира была резервной копией Нагато. Ну да, а потом она сошла с ума и была стерта.
- Мы ведь в одном доме живем. Не могу же я оставить ее на произвол судьбы! Когда гляжу на нее – так и кажется, что ей что-то угрожает, так и хочется ее защитить, понимаешь?
Может, да, а может, и нет.
Вот и весь разговор. Асакура вышла из лифта на пятом этаже. Конечно, квартира 505.
- До завтра!
Лицо улыбающейся мне Асакуры скрылось за закрытыми дверями.
Я вышел из жилого комплекса. Темный холодный воздух на улице морозил словно холодильный шкаф. Казалось, пронизывающий ветер выдувал из меня не только тепло, но и еще что-то.
Я было хотел поприветствовать местного консьержа, но передумал. Стеклянные двери его комнаты была заперты наглухо, да и света в ней не было - должно быть, он спал.
Я тоже отчаянно хотел спать. Поскорей бы уснуть, только во сне я сейчас чувствую себя хорошо… Или она и в чужие сновидения может бессознательно проникать и наводить там свои порядки? Не удивлюсь.
- Что есть ты, что нет – одни проблемы, так что в такой ответственный момент появись уже, а! Может, услышишь мое желание, хотя бы один раз?..
Во время этой своей речи, адресованной ночному небу, я внезапно понял, что именно говорю и ужаснулся. Ужаснулся настолько, что первым моим желанием было врезать себе по башке за то, что в ней зародились такие чудовищные мысли.
- Вот черт!
Эти слова белым облачком пара вылетели из моих губ и растворились в ночном воздухе.

Я жаждал увидеть Харухи.

Глава 3

Included page "v04t02-ch03" does not exist (create it now)

Глава 4

Included page "v04t02-ch04" does not exist (create it now)

Глава 5

Included page "v04t02-ch05" does not exist (create it now)

Глава 6

Included page "v04t02-ch06" does not exist (create it now)

Эпилог

Included page "v04t02-epi" does not exist (create it now)

От автора

Included page "v04t02-author" does not exist (create it now)

Иллюстрации

Пользуясь материалами сайта, вы подтверждаете, что ознакомились с правилами.