Причуды Харухи Судзумии

Пролог

Харухи вроде бы относится к тому типу людей, которым всё по барабану. Но даже у неё есть своя головная боль. Недовольство Харухи выражается в трёх словах: «Мир слишком банален».
«Необычными» она считает любые сверхъестественные события. Вполне в её духе сказать: «Да не может такого быть, чтобы где-нибудь не завалялось хотя бы пол-призрака».
«Призрака» в данном случае можно заменить «пришельцем», «путешественником во времени» или «экстрасенсом». Но всякий знает, что эти твари существуют только во вселенной фантастики. В жизни их не бывает. Так что Харухи обречена на вечные муки в нашем мире – предсказуемом и однообразном. Однако случилось то, что поколебало мои убеждения; теперь мне совсем не до смеха.
Потому, что я знаю, что пришельцы, путешественники во времени и экстрасенсы действительно существуют.

- Послушай, я хочу сказать тебе кое-что важное.
- Да?
- Ты ведь всегда мечтала встретить пришельцев, путешественников во времени или экстрасенсов?
- Ну да. И чего?
- Даже «Бригаду SOS» ты создала, чтобы найти их. Так?
- Не просто найти, мы должны с ними развлечься. Просто разыскать – этого мало. Я хочу играть на сцене, а не смотреть со стороны.
- Но мне всегда казалось, что со стороны… эх, неважно. Ты никогда не думала, что все эти пришельцы, путешественники во времени и экстрасенсы могут оказаться прямо у нас под боком?
- А? Ты о ком? Только не говори, что о Юки, Микуру или Ицуки. Тоже мне, удивил.
- Эмм… Вообще-то, я их и имел в виду.
- Ты что, кретин? Не может всё быть так просто.
- Согласен, по обычным меркам это слишком просто.
- Ну и кто же тогда пришелец?
- Ответ тебя позабавит. Нагато Юки. Хмм, как же это… Объединение каких-то там сущностей… информационных… как-то так. Короче, она была создана инопланетянами, от которых и получила это тело.
- Гм. Ладно. Кто такая Микуру-тян?
- С Асахиной-сан всё просто: она гостья из другой эпохи. Прилетела к нам из будущего. Так что она – путешественница во времени.
- Из какого же года она прилетела?
- Не знаю, она не сказала.
- А, ясно.
- Правда ясно?
- Значит, Ицуки – экстрасенс. Это ты собирался сказать?
- Точно, именно это.
- Ясненько.
Брови Харухи дёрнулись. Она медленно набрала полную грудь воздуха, и гаркнула:
- КОНЧАЙ ГНАТЬ ПУРГУ!!!

Харухи просто взяла и отвергла с таким трудом добытую мною истину. А, ладно, я и не ждал от неё ничего другого. Даже когда каждый из этой троицы продемонстрировал мне, что они – в самом деле пришелица, путешественница во времени и экстрасенс, я всё равно не перестал сомневаться. А уж убедить в этом Харухи, когда она не видала и доли того, что видел я, было практически невозможно.
Но что я мог поделать? Я рассказал ей всё, как на духу. Может, по мне и не скажешь, но когда я не вижу смысла врать, то всегда говорю чистую правду.
В общем-то, и Харухи не в чем винить. Если бы кто-нибудь подошёл ко мне со словами «Знаешь, а ведь твой приятель на самом деле чёрт знает кто…», я бы тоже психанул и накричал на него. А если бы этот парень говорил на полном серьёзе, я решил бы, что у него либо крыша поехала, либо мозги поразило ядовитым излучением. Наверное, я бы даже его пожалел. По крайней мере, беседа у нас бы не завязалась.
Хмм, получается – сейчас я за этого парня?
- Кён, послушай меня внимательно.
Харухи смотрела на меня пылающим взглядом.
- Пришельцы, путешественники во времени и экстрасенсы не появляются у нас перед носом! Ты хоть понимаешь, какая они редкость? Попадись они нам, их пришлось бы хватать за шею, вязать по рукам и ногам и подвешивать к потолку, чтобы они не вырвались! Люди, которых я наугад набрала на улицах, не могут оказаться такими редкими и бесценными!
Ого, она сказала фразу со смыслом! Но, увы, в отличие от меня, оставшиеся трое действительно обладают сверхъестественными способностями. Я – единственное нормальное человеческое существо. Минуточку, я не ослышался – «наугад набрала на улицах»?
Ох, и почему у этой дурёхи здравый смысл включается лишь в самые неподходящие моменты? Если бы она просто поверила мне, жизнь стала бы куда проще. По крайней мере, распустили бы эту бестолковую «Бригаду SOS». Всё равно она нужна только чтобы искать для Харухи пришельцев и прочая. Как только пришельцы обнаружатся, бригада станет бесполезна. Пусть Харухи дальше забавляется со всем этим сверхъестественным барахлом сколько ей вздумается, а я буду стоять неподалёку и посмеиваться со стороны. Надеюсь, очень скоро всё так и случится, а то я чувствую себя цирковой собачонкой, которую заставляют показывать фокусы.
Конечно, я понятия не имею, что стало бы с миром, знай Харухи о происходящем вокруг неё.
А, да. Забыл сказать, что только мы двое принимали участие в этой беседе. Второе мероприятие клуба под кодовым именем «Бригада SOS шатается по городу» (название временное) проходило в забегаловке напротив станции. Я не сомневался, что по счёту заплатит Харухи, и прихлёбывал кофе, объясняя ей всё вышеизложенное. Конечно, она ничему не поверила, но я не против, совсем нет. Того, кто поверил бы мне, надо вести показывать психиатру.
В подробности я не вдавался, описав ситуацию в общих чертах. Мелочи в таких вещах только вызовут лишние подозрения. Можете мне поверить. Я побывал дома у Нагато и пережил бесконечные потоки непонятных терминов и утверждений вселенских масштабов, так что я знаю, о чём говорю.
- Не вздумай со мною такие шутки шутить.
Харухи допила свой зелено-жёлтый овощной сок из стакана, и объявила:
- Вперёд! Сегодня разделиться на две группы не получится, так что двигаемся вместе и наугад! А ещё я забыла кошелёк, поэтому вот тебе чек.
Пока я глазел на бумажку с числом в восемьсот тридцать йен, пытаясь сформулировать свои возражения, Харухи допила за меня кофе. У меня сложилось впечатление, что она не в настроении слушать мои протесты. Затем она вышла и встала около автоматических дверей, сложив руки на груди.

С тех пор прошло полгода. Оглядываясь назад, я могу вспомнить много загадочных событий, произошедших со мною за эти шесть месяцев. «Бригада SOS» до сих пор носит гордое название «Бригада Судзумии Харухи опасных дел во имя спасения мира». У меня от него мурашки по спине. Понятия не имею, когда мы успели сделать миру хоть что-нибудь хорошее. Наверное, это спасение касается только Харухи, и спасается она от скуки. В остальном же я так и не понимаю, зачем нужен этот кружок. Сначала предполагалось что-то вроде игр с пришельцами, похищений путешественников во времени и битв рука об руку с экстрасенсами. Харухи до сих пор уверена, что ничего такого ещё не происходило.
Всё потому, что Харухи считает, будто ни разу не встречала ни тех, ни других, ни третьих. Тут уж я ничего не могу поделать. Я рассказал ей, кто есть кто среди оставшейся троицы, но она мне не поверила. Я своё дело выполнил, а дальше умываю руки. Ладно?
Так что счастливое время, когда «Бригада SOS» сможет достичь своей цели, потерять смысл существования и благополучно самораспуститься, ещё впереди. А пока непризнанное объединение живёт своей жизнью в старом здании школы.
Конечно все пять его членов, включая меня, всё ещё проводят день за днём, бесцельно торча в штаб-квартире кружка. Совет по делам учащихся, после нескольких заседаний и анализа на различных уровнях, похоже, решил нас игнорировать. Они не принимают наши заявки на регистрацию, хотя и смотрят сквозь пальцы на то, что мы захватили комнату литературного кружка. Может, дело в том, что единственный его участник, Нагато Юки, ничего не имеет против нашего присутствия. Однако, мне лично кажется, что совет просто не хочет связываться с Харухи, и решил делать вид, что ничего не замечает.
Не думаю, что хоть один человек в мире умышленно наступит на надпись «Внимание: не наступать, взорвётся», мигающую красным неоновым светом. Даже мне не хватило бы духа так поступить. Знай я, чем всё кончится, я бы ни за что не заговорил с этой упрямой девчонкой, день за днём смотревшей на меня волком.
Обычный старшеклассник, который случайно запустил таймер бомбы и теперь носится с нею туда-сюда, как дурак, – вот кто я такой. Самое плохое, что на этой бомбе даже нет таймера – только надпись «Судзумия Харухи». Я понятия не имею, когда она рванёт к чертям собачьим, чем начинена и какой причинит ущерб. Что ещё хуже, я даже не уверен, что бомба настоящая. Может, это дурилка для маленьких детей.
Я стараюсь изо всех сил, но никак не могу найти корзину с надписью «Для вредоносных материалов». Опасная штуковина, которую я активировал, пристала ко мне крепче, чем если бы была намазана суперклеем.
Эх… Куда бы мне её сплавить?

Глава 1

В старших классах принято время от времени организовывать различные мероприятия, вот и моя школа провела в прошлом месяце день спорта. Когда Харухи решила, что «Бригада SOS» будет участвовать в эстафете, одном из множества различных конкурсов, проходивших в этот день, мне стало не по себе. Но вышло ещё хуже, чем я думал: кончилось тем, что мы обошли в эстафете кружок атлетики и команду по регби, поскольку Харухи пришла к финишу с опережением на добрых тринадцать корпусов!
В результате наш кружок, до этого обсуждаемый школьниками лишь шёпотом и в тёмных углах, стал неожиданно популярным и прогремел на всю школу как пожарная тревога. Я и без того не знал, куда глаза девать, а тут ещё это. Конечно, главной виновницей произошедшего была Харухи, но и Нагато, бежавшая вторым номером, была повинна не меньше её. Кто бы мог подумать, что она может мчаться с такой скоростью! Практически движение во мгновение ока. Нагато, в следующий раз хотя бы предупреждай!
Когда я спросил Нагато, что за магию она использовала в этот раз, стоический, созданный пришельцами живой человекоподобный интерфейс ответил мне фразами вроде «позиционирование энергии», «молекулярная дисперсия» и другой тарабарщиной. Конечно, я совершенно запутался, поскольку я уже решил, что буду гуманитарием, и забросил естественные науки, в которых всё равно ничего не понимал и не пытался понять.
С тех пор, как окончился этот суматошный день спорта, прошёл месяц, и вот опять – на носу школьный фестиваль. Вся наша никому не нужная школа глубоко местного значения стоит на ушах, готовясь к нему… хотя единственные, кто действительно чем-то занят, это учителя и участники всевозможных художественных кружков – для них это единственная возможность размять мускулы.
Раз уж речь зашла об участии кружков в фестивале: «Бригада SOS» кружком не считалась, и никаких творческих потуг от неё не требовалось. Вообще-то, если бы это засчитали за вклад нашего кружка, я был бы не против посадить в клетку бродячего кота, повесить табличку «Пришелец из космоса» и демонстрировать его за деньги публике, как в цирке. Хотя боюсь, что это плохая идея, поскольку люди без чувства юмора будут ужасно оскорблены, а люди, у которых с ним всё в порядке, только посмеются над нами.
Зато на такой аттракцион никто не возлагает особых ожиданий, и не старается сделать его интересным – над ним вообще никто толком не думает. Впрочем, у нас так со всеми мероприятиями на празднике. Да, школьные фестивали в жизни бывают такими вот бестолковыми. Если вы думаете, что я шучу, загляните в любую школу на праздники. Убедитесь на собственной шкуре, что ничего хорошего от фестивалей никто и не ждёт.
Кстати говоря, если вам интересно, чем собирался блеснуть на фестивале наш с Харухи 10й «Д» класс: оказалось, мы готовим какие-то дурацкие анкетки. По-моему, это только оправдание, чтобы симулировать подготовку к фестивалю. С тех самых пор, как этой весной исчезла Асакура Рёко, класс оказался лишён студентов с лидерскими способностями. Так что, из-за отсутствия ученической инициативы, эту кошмарную идею на длинном и скучном классном часе в муках родил Окабэ-сенсей. Поскольку у предложения не нашлось ни сторонников, ни противников, оно было принято, и классный час, наконец, закончился. Что ещё за анкетки? Кто будет всерьёз заниматься такой чепухой?
Мне кажется, почти никто. Но раз уж порешили, так и флаг вам в руки, ребята!
Итак, страдая от апатии, я устало шагал в сторону клубной комнаты.
Зачем, спросите вы?
Естественно, потому, что эта деспотичная девчонка пристала ко мне со своей бессвязной болтовнёй:
- Какие ещё анкетки? Да это просто тупо! – объявила она с оскорблённым видом, - То есть, чего тут интересного? Ровным счётом ничего не вижу!
Так что же ты не предложила идею получше? Разве ты не стояла вместе со всеми, глядя на Окабэ-сенсея как одинокий призрак, и не представляя, что делать?
- Неважно, я всё равно не собиралась ввязываться в дела класса. Этим ребятам помогать – хуже занятия не придумаешь.
А разве ты не помогала классу, когда победила во всех беговых соревнованиях между классами в день спорта? Мне казалось, это ты первой приносила к финишу эстафетную палочку в забегах на длинную, среднюю и короткую дистанции. Или меня память подводит?
- Тут всё совсем по-другому.
Что тут по-другому?
- Школьный фестиваль – это школьный фестиваль. Почти что городской фестиваль. Хотя обычная школа на город не тянет, но это не важно. Всё-таки, разве школьный фестиваль – не самое важное событие в школе за год?
Да что ты?
- Однозначно! – она решительно кивнула, затем посмотрела на меня, и объявила: - «Бригада SOS» устроит что-нибудь невероятно интересное!
Лицо Судзумии Харухи теперь сияло такой же убеждённостью, как лицо Ганнибала, решившего штурмовать Альпы во Вторую Пуническую войну.

Сиять-то оно сияет…
Всё, что Харухи считала «интересным» последние шесть месяцев, оказывалось для меня чем угодно, кроме «интересного». Всё её «интересности» только выматывали нас. По-крайней мере, меня и Асахину, поскольку мы с ней, всё-таки, нормальные люди. Харухи, по-моему, никак нельзя считать нормальной, а мысли Коидзуми обыкновенно такого свойства, которое у нормальных людей не наблюдается. Что до Нагато, она вообще не человек.
Как я могу жить мирной жизнью, околачиваясь рядом с этой компанией, и постоянно попадая в экстраординарные ситуации? Я совсем не желаю снова влезать в эти глупости. Только мысли о них достаточно, чтобы мне захотелось приставить пистолет себе ко лбу, или извлечь и сжечь мозговые клетки, хранящие эти воспоминания. Не знаю, впрочем, что сказала бы об этом Харухи.
Наверное, я слишком глубоко задумался об уничтожении воспоминаний, поскольку прослушал, о чём там бредила назойливая девчонка рядом со мной.
- Эй, Кён, ты вообще слушаешь?
- Неа. О чём ты там?
- О школьном фестивале! Активнее, увлечённей! Ведь школьный фестиваль бывает только раз в году!
- Вполне возможно, но незачем так суетиться.
- Конечно, надо суетиться! Какой же это будет фестиваль, если он окажется скучным. Фестиваль должен быть не хуже городских фестивалей, о которых я слышала.
- Ты ведь уже делала какую-то глупость в средней школе?
- Нет, это было совсем не интересно. Поэтому нельзя допустить, чтобы и в старшей школе была такая же скука!
- И что же ты сочтёшь интересным?
- В комнате ужасов появляются настоящие монстры; хоть на одной лестнице вдруг становится больше ступенек, чем было; семь чудес школы превращаются в тринадцать чудес школы, на голове у директора появляется причёска «афро» в три раза больше его самого размером; здание школы становится гигантским роботом и дерётся с монстром из океана; вишня цветёт осенью…
Дослушав до середины, я перестал обращать внимание на Харухи, так что пропустил всё после «числа ступенек». Если кто записывал, перескажите мне вкратце.
- …Эх. Будем в штаб-квартире, ещё кое-что расскажу.
Харухи неожиданно скисла и притихла. Быстро шагая, мы вскоре добрались до двери клубной комнаты. «Литературный кружок» - гласила висящая на ней табличка, а поверх, прилепленный скотчем, болтался кусочек бумаги с накарябанной на нём припиской «и «Бригада SOS»».
- Раз уж мы прожили здесь полгода, никто не будет возражать, если мы запишем эту комнату за собой, - в одностороннем порядке декларировала свой суверенитет Харухи, и хотела даже снять старую табличку, но я её остановил. Всё-таки, чрезмерная наглость никогда не помогала людям.
Харухи отворила дверь без стука. Внутри комнаты стояла маленькая фея. Когда её взгляд встретился с моим, она улыбнулась, и улыбка её была как цветок лилии.
- Ох… привет.
Наряженная в костюм горничной, комнату мела метёлкой лучшая чайная девочка на свете, гордость «Бригады SOS» - Асахина Микуру-сан. Она приветствовала меня со своей обычной милой улыбкой, которая так шла ей, залётной фее нашего кружка. Может, она и правда фея, только притворяется человеком. Она куда больше похожа на фею, чем на путешественницу из будущего.
Асахина записалась в кружок вскоре после его основания - её силком затащила Харухи, поскольку, как она выразилась, «нам нужен был талисман». Потом, под давлением Харухи, Асахине пришлось начать носить костюм горничной, и с тех пор она стала официальной горничной «Бригады SOS». Каждый день после уроков она превращается в восхитительную служанку. Не потому, что у неё в голове не хватает винтиков; просто она такая послушная и милая, что у меня слёзы на глаза наворачиваются.
Асахину наряжали девочкой-кроликом, медсестрой и болельщицей из женской группы поддержки, но мне всё-таки кажется, что костюм горничной идёт ей больше всего. Костюм этот, конечно, затея бессмысленная, но совершенно приличен и безобиден, так что из всех других костюмов я предпочитаю его. Да, обращаю ваше внимание: все затеи Харухи – бессмысленные, как и этот костюм. Но вот последствия её действий обычно причиняют мне кучу неприятностей. Так что я считаю, было бы лучше, если бы её затеи были бессмысленными уж совсем до конца.
Обыкновенно эксцентричная, Харухи очень редко делает хоть что-нибудь как надо; вот до сих пор она сделала всего одну правильную вещь – подобрала для Асахины костюм горничной. В этом костюме Асахина легко вскружит голову кому угодно, так он ей идёт. В общем, это единственная Харухина выходка, которую я целиком и полностью поддерживаю. Не знаю уж, где и почём она его купила, но у Харухи есть некоторый вкус к изящным костюмам. Конечно, Асахина, как профессиональная модель, будет прелестно выглядеть в любой одежде, но я всё равно предпочитаю костюм горничной, и никогда не устаю любоваться ею в нём.
- Я сейчас сделаю чаю, - сказала Асахина своим мягким милым голосом. Она убрала метлу в шкаф, и поспешила к кухонному столику, доставая наши чашки.
Мой желудок внезапно пронзила острая боль, и, когда я пришёл в себя, я сообразил, что Харухи ударила меня под бок локтём.
- У тебя глаза в щелки вытянулись.
Меня так тронула милая суета Асахины, что я и впрямь почти зажмурился от счастья. Такое случилось бы с каждым, столкнувшимся с прелестной, элегантной и скромной Асахиной-сан.
Харухи прошествовала к столу, на котором стояла чёрная пирамидка с надписью «Начальник», вытащила из ящика повязку с тем же текстом, надела её на руку, уселась, и окинула взглядом комнату.
С краю стола, увлечённая чтением увесистого томика, сидела ещё одна участница «Бригады SOS».
- ……
Полностью погружённая в чтение своей книги, это была ни кто иная, как Нагато Юки, десятиклассница из литературного кружка, которую Харухи считала чем-то вроде «подарка в придачу к захваченной литературной комнате».
Её присутствие почти так же незаметно, как наличие азота в атмосфере, но из всех участников бригады она самая необычная. Куда необычнее Харухи. Если Харухи – просто бессмысленное существо, то, хотя в действиях Нагато присутствует логика, она меня только больше запутывает. Если Нагато не врала, то эта тихая, коротко стриженая, хрупкая школьница, лишённая сочувствия, переживаний и выражений лица – не человек, а живой человекоподобный интерфейс, созданный пришельцами для контактов с людьми. Да, это глупо звучит, но так мне сказала Нагато – все вопросы к ней. Причём, похоже, это правда. Конечно, Харухи ничего не подозревает, и до сих пор считает Нагато «слегка чудаковатой ботаншей».
По правде говоря, «слегка» - это преуменьшение.
- Где Коидзуми-кун?
Харухи бросила на Асахину свой острый взгляд. Вздрогнув на мгновение, Асахина ответила:
- Ох… Он ещё н..не пришёл, он сегодня опаздывает…
Асахина аккуратно зачерпнула чайные листья из жестянки, и положила их в маленький чайничек. Я небрежно глянул на вешалку в углу комнаты. Столько разных костюмов, что хоть соревнуйся с театральным гардеробом! Костюм медсестры, девочки-кролика, летний костюм горничной, юката1, белая блузка, «шерсть леопарда», костюм лягушки, какая-то непонятная прозрачная штуковина, и так далее, и тому подобное…
За последние шесть месяцев каждое из этих одеяний украшало собою горячее тело Асахины. Надо сказать, Асахина была обречена носить эти костюмы, только чтобы потешить Харухино самолюбие. Может, у неё была какая-то травма в младенчестве? Может, Харухи не давали наряжать куколок в детстве, и теперь она отыгрывается на Асахине? Из-за этого день за днём Асахину встречают всё новые и новые удары судьбы, а я наслаждаюсь всё новыми и новыми прекрасными видами, и оттого счастлив. Да уж, наверное, немногие от этих шуток выгадывают, так что я лучше помолчу.
- Микуру-тян, чай!
- А… да! Несу-несу!
Асахина поспешно налила зелёного чаю в кружку со сделанной на ней фломастером надписью «Харухи», и принесла её на подносе.
Харухи взяла чашку, сдула дымок, и глотнула. Затем она произнесла в таком тоне, каким мастер икебаны мог бы выговаривать своему подопечному за недостаточное усердие:
- Микуру-тян, мне кажется, мы уже говорили об этом. Опять всё забыла?
- А? – Асахина испуганно схватила поднос, - Ч… что?
Она наклонила свою голову, как яванский воробей, вспоминающий вкус вчерашних семечек.
Харухи поставила свою кружку на стол.
- Когда ты разносишь чай, ты должна случайно спотыкаться и разливать его хотя бы каждый третий раз! Сейчас ты совсем не похожа на неуклюжую служанку!

v02t01_101.jpg

- А… ээм… п…простите.
Асахина встряхнула своими хрупкими плечиками. Впервые слышу о таком правиле; эта девчонка правда считает, что все служанки должны быть неуклюжими?
- У тебя есть шанс исправиться. Микуру-тян, давай, потренируйся на Кёне. Когда будешь идти мимо, пролей чаю ему на голову.
- А?.. - сказала Асахина, и посмотрела на меня. Ох, как я хотел бы продырявить Харухи череп, и заменить ей мозги. К сожалению, там и так ничего нет – остаётся лишь вздыхать.
- Асахина, только больному на всю голову человеку может прийти в голову то, что предложила Харухи.
Ты и так прекрасно разносишь чай! Умничка! – хотел я ещё добавить, но не стал.
Харухи услышала, и закатила глаза:
- Эй, там, идиотина! Я не шучу! Я всегда серьёзна.
Тогда всё ещё хуже, чем я думал: тебе нужна компьютерная томография. Кстати, не знаю - стоит ли злиться за «идиотину»? Не получится ли, что у меня просто нет чувства юмора?
- Ладно, дай я тебе сама покажу. Повторяй за мной, Микуру-тян.
Харухи соскочила со стального стула, и отобрала поднос у заикающейся Асахины. После этого она подняла чайник, и принялась наливать чай в кружку с написанным на ней моим именем.
Пока я безмолвствовал, ошеломлённо наблюдая за этой сценой, Харухи швырнула чашку на поднос, расплескав повсюду чай, глянула в мою сторону, и кивнула, показывая, что готова начинать. Я поспешно выхватил чашку.
- Эй! Не мешайся!
Как это – не мешаться? Если человек спокойно сидит и ждёт, чтобы ему пролили горячего чаю на голову, он либо размазня, либо пытается надуть страховую компанию.
Поэтому я встал и выпил приготовленный Харухи чай, и подумал про себя: почему же, хотя они использовали одну и ту же заварку, чай, сделанный Асахиной, так разительно отличался от Харухиного? Ответ напрашивался даже без размышлений. Различием между ними был магический аромат любви. Если Асахина была белой розой, цветущей в пустыне, то Харухи – такой специальной породой роз, у которых и цветков нет, зато полные ветви иголок; наверное, такие розы и семян не дают.
Харухи настороженно смотрела на меня, пока я пил свой чай.
- Хмпф.
Она легко отбросила свои волосы, и возвратилась за стол. Лицо у неё было такое, как если бы она только что выпила бутыль горькой настойки на травах.
Асахина вздохнула с облегчением, и вернулась ко своим обычным занятиям, налив чай в кружку Нагато, и поставив его перед увлечённой чтением девочкой.
Нагато не шевельнулась, её взгляд был прикован к внушительного вида книге. Эй, изобрази хоть немного благодарности! Танигути на твоём месте бы три дня молился бы на этот чай, прежде чем выпить его.
- ……
Нагато перелистнула страницу, не поднимая головы. Поскольку она всегда себя так ведёт, Асахина не обратила на это внимания, и занялась своею собственной чашкой.
В это время появился пятый член кружка, хотя никто бы не огорчился, если бы он и не пришёл.
- Простите, меня задержали. Классный час оказался дольше, чем ожидалось.
Демонстрируя свою великолепную обезоруживающую улыбку, у дверей стоял Коидзуми Ицуки, Харухин загадочный новичок. На его смазливой физиономии, от которой я держал бы подальше свою девушку, если бы она у меня была, улыбка дневала и ночевала.
- Похоже, я подошёл последним. Если я задержал совещание, примите мои искренние извинения. Хотите, я угощу вас чем-нибудь?
Совещание? Какое совещание? Не слышал ни о каких совещаниях.
- Совсем забыла тебя предупредить, - положив подбородок на стол, объявила мне Харухи, - Всем остальным я сообщила на обеденном перерыве. Собиралась и тебе сказать при случае.
У тебя было время бегать в другие классы, но ты не озаботилась ничего сказать мне, сидевшему прямо перед тобой в той же комнате?
- Да какая разница?.. Всё равно результат один. Важно не что сказали, и чего не сказали, а чем в итоге всё кончилось.
Несмотря на все эти громкие слова, хорошо известно, что в итоге всё кончится очередной головной болью.
- Нам надо сесть и подумать, что мы решили делать.
Пожалуйста, полегче со временами в предложениях. К тому же, кого ты имеешь в виду под своим «мы»?
- Нас всех, конечно! Это же мероприятие «Бригады SOS»!
Какое ещё мероприятие?
- А я что, не говорила? Да и какие ещё мероприятия на носу, кроме фестиваля?
Тогда это мероприятие не бригады, а всей школы. И если ты впрямь решила оживить школьный фестиваль, нужно было записаться в организаторский комитет. Сейчас бы у тебя была куча чёрной работы на твою голову
- Это было бы бессмысленно. Нам нужно мероприятие в стиле «Бригады SOS»! Мы угробили уйму времени, чтобы раскрутить бригаду до её нынешнего состояния! Каждый человек в этой школе слышал о нас! Ты что, не понимаешь?
Какое ещё мероприятие в стиле «Бригады SOS»? Я перебрал в голове все наши мероприятия за последние полгода, и меня объяла печаль.
Тебе-то легко говорить любую чушь, что взбредёт тебе в голову, но знаешь ли ты, сколько вытерпели за эти шесть месяцев я и Асахина? Коидзуми только и делает, что улыбается, как идиот, а от Нагато вообще помощи не дождёшься. Тебе следует побольше думать об обычных людях рядом с тобой. Конечно, Асахина тоже не обычный человек, но она такая милая, что мне всё равно. Ей достаточно просто быть рядом, отраде глаз моих, бальзаму на мою измученную душу.
- Мы должны оправдывать ожидания, - пробормотала Харухи, выглядя безрадостно. К слову сказать, кто вообще будет ждать чего-нибудь от «Бригады SOS»? Вопрос, достойный попадания в нашу анкету! Никто так и не записался в «Бригаду SOS», так что участников у нас всё столько же, я уж молчу о регистрации кружка. Так что лучше поддерживать статус кво, и, рано или поздно, Харухи-экспресс снимут с рельсов. На этом поезде всего пять пассажиров, и хотя бы для одного из них – меня – лучше побыстрее найти замену. Или установите мне почасовой оклад, даже сто йен уже будет неплохо.
Харухи потратила секунд тридцать, допивая свой чай, после чего попросила Асахину сделать ещё чашечку.
- А у тебя как, Микуру-тян? Есть какие-то планы?
- Ммм… Ты про наш класс… Мы будем готовить лапшу и чай…
- Микуру-тян, наверное, официантка?
Глаза Асахины расширились:
- Откуда ты знаешь? Я хотела готовить еду, но все сказали…
Харухи теперь смотрела заинтригованно, такими хитрыми глазами, от которых добра не жди. Она перевела взгляд на вешалку, - конечно, она сообразила, что Асахину ещё не наряжали официанткой.
На лице Харухи отразился тяжёлый ход мыслей.
- А что же класс Коидзуми-куна?
Коидзуми приподнял бровь.
- Мы решили ставить спектакль, но мнения разделились. Одни хотели сочинять свой сценарий, а другие – ставить классическую пьесу. Школьный фестиваль приближается, но мы всё ещё ожесточённо спорим на этот счёт. Похоже, потребуется некоторое время, чтобы вопрос был решён.
Ах, как же хорошо в оживлённых классах, хотя, конечно, и в этом есть свои недостатки.
- Хмм.
Теперь Харухин взгляд переместился в сторону оставшейся молчаливой участницы.
- Что у Юки?
Пришелица-книгочейка подняла свою голову, как барсук в преддверии дождя.
- Предсказания, - ответила она, как обычно, без всяких эмоций.
- Предсказания? – спросил я, вмешавшись.
- Да.
Нагато, по лицу которой нельзя было даже сказать, что она дышит, кивнула головой.
- Ты занимаешься предсказаниями?
- Да.
Нагато предсказывает судьбу? А пророчествовать она будет? Могу представить себе Нагато в чёрной остроконечной шляпе, тёмном плаще и с хрустальным шаром, сообщающую парочке: «вы порвёте друг с другом через пятьдесят шесть дней, три часа и пять минут».
Могла бы и соврать, в конце концов. К тому же, умеет ли Нагато предсказывать будущее – это для меня ещё одна загадка.
Асахинин класс открывает забегаловку, Коидзумин ставит спектакль, а Нагатин предсказывает будущее? Почему у всех других классов такие интересные мероприятия, а у нас какие-то глупые анкетки? Точно, вот вам идея. Давайте, совместим всё вышеперечисленное, и устроим пророческое чаепитие на сцене?
- Не говори ерунды. Ладно, начинаем совещание.
Бессердечно отвергнув моё предложение, Харухи прошествовала к белой школьной доске. Она раздвинула указку настолько, что та стала напоминать радиоантенну, и постучала ей по поверхности.
Там же ничего не написано, чего ты стучишь?
- Сейчас там будет написано. Микуру-тян, ты отвечаешь за протокол. Аккуратно записывай всё, что я скажу.
С каких это пор Асахина стала нашей секретаршей? Боюсь, никто не знает, просто Харухи это случайно пришло в голову.
Асахина, ответственная за чай и за записи, подобрала фломастер, и села около доски, глядя в лицо Харухи.
- «Бригада SOS» будет снимать кино! – объявила Харухи восторженным тоном.

Я абсолютно не понимаю, как работают Харухины мозги. Мне, в общем, и не обязательно понимать, она всегда такая. Но какое же это совещание, это же просто повод высказаться для Харухи.
- А что, когда-нибудь было по-другому? – мягко сказал мне Коидзуми с такой трогательной улыбкой, что её хотелось зарисовать. Коидзуми продолжил, элегантно раскрыв рот:
- Судзумия-сан наверняка давным-давно приняла решение, так что не думаю, чтобы обсуждение могло здесь чем-нибудь помочь. Ты не говорил ей опять чего-нибудь, чего не стоило бы?
Не помню, чтобы мы сегодня беседовали о кино. Может, она посмотрела вчера вечером какой-нибудь третьесортный боевик, нашла его слишком скучным, и теперь пытается поднять себе настроение?
Впрочем, Харухи была уверена, что её речь тронула всех собравшихся, и выглядела очень воодушевлённой.
- Наверняка, сейчас у всех вас полно вопросов?
Только о том, как работают твои мозги.
- Когда телесериалы заканчиваются, главный герой обычно погибает, но разве это реалистично? Зачем ему погибать под самый конец? Это глупость какая-то, я не люблю истории, где кто-нибудь погибает в конце. Мы таких фильмов снимать не будем!
Так мы фильм снимаем, или телесериал?
- Я же только что сказала, что фильм! Даже у глиняных фигурок уши больше, чем у тебя. Заучивай каждое сказанное мной слово!
Лучше я заучу названия всех станций местных железных дорог, чем эту глупую речь.
Асахина, по которой с виду и не скажешь, что она из кружка чистописания, элегантно вывела на доске слова «выпуск фильма». Харухи довольно кивнула головой.
- Замечательно. Теперь тебе ясно?
Она напоминала мне девушку прогноза погоды, вдохновлёно сообщающую, что скоро окончится сезон дождей.
- Что мне ясно? – разумеется, спросил я. Мне ясно только словосочетание «выпуск фильма». Где она собирается разыскивать кинокомпанию, которая возьмётся за него? Может, она её уже нашла?
Но Харухины тёмные зрачки блистали, и она радостно улыбалась:
- Кён, тебе изменил твой рассудок? Конечно, мы сами будем снимать фильм. Покажем его на школьном фестивале, с надписью «Бригада SOS представляет» в самом начале.
- Когда это мы стали кинематографическим кружком?
- Чего ты там бурчишь? Мы всегда будем «Бригадой SOS»! Что-то я не припомню никаких кинематографических кружков в этой школе, - бессердечно сказала Харухи нечто, что, наверняка, разозлило бы весь кинематографический кружок, если бы они её слышали.
- Это решение принято уже давным-давно! Обжалования не будет! Мольбы о пощаде не принимаются!
Раз уж командир и глава жюри «Бригады SOS» так говорит, не думаю, что получится отвертеться. Кто только посадил Харухи на престол начальника бригады… а, ну да, она ведь сама себя туда посадила. Похоже, в каком ты мире не находись, командовать будут шумные и целеустремлённые. Из-за этого простым людям вроде меня и Асахины, предпочитающим плыть по течению, всегда достаются все шишки. Неприятно, но такова холодная и жестокая реальность.
Пока мой разум погружался в философские дебри проблемы построения идеального общества…
- Вот как, значит, - сказал Коидзуми так, как будто бы он и вправду всё понял. Он поровну оделил нас с Харухи своей улыбкой, и договорил, - Теперь мне ясно.
Эй, Коидзуми, не стоит с благодарностью хватать всякую брошенную Харухи бомбу! Разве у тебя нет своего мнения?
Коидзуми слегка поправил пальцем пробор в волосах.
- Насколько я понял, мы делаем собственный фильм, чтобы привлечь посетителей, которые зайдут его посмотреть. Правильно?
- Абсолютно! – Харухи стукнула своей «антенной» по доске.
Асахина вздрогнула, но всё же набралась храбрости спросить:
- Но… почему именно фильм?..
- Прошлой ночью мне что-то не спалось, - Харухи поместила антенну пред лице свое, и помахала ей, как дворником на лобовом стекле автомобиля, - Так что я включила телевизор, и наткнулась на какой-то чудной фильм. Поначалу я не собиралась его смотреть, но раз уж больше нечего было делать, решила попробовать.
Ну, как я и думал.
- Фильм был невероятно скучным, настолько скучным, что мне хотелось позвонить за границу режиссёру домой, поиздеваться. Тут-то мне эта идея в голову и пришла.
Кончик указки уставился на детское личико Асахины.
- Если это всё, на что их хватило, то я уж наверняка сниму что-нибудь получше! – Харухи убеждённо выпятила грудь, - Верно, решила я, этим стоит заняться. Ты имеешь что-нибудь против?
Асахина в ужасе энергично затрясла головой. Даже будь у неё возражения, Асахина, вероятно, ничего бы не сказала. Коидзуми только поддакивает, а Нагато вообще не разговаривает, так что по части споров тут только я.
- Кем ты там хочешь стать, режиссёром или продюсером, это твоё дело; удачи тебе в начинаниях, и всё такое. Мы можем заниматься своими делами?
- Не понимаю, о чём ты?
Харухи выкатила губы, как утка. Я терпеливо объяснил ей свои рассуждения.
- Ты говоришь, что хочешь снять фильм, но мы-то своих мнений пока не высказали. Что, если нам не нравится это предложение? Для съёмки фильма нужен не только режиссёр.
- Не бойся, у меня уже и сценарий готов.
- Нет, я совсем про другое…
- Никаких проблем, я всё беру на себя. Тебе нужно только делать, что я скажу, так что не беспокойся.
Я спокоен как могила.
- Планированием тоже займусь я. Всем займусь я.
От этого мне ещё неспокойнее.
- Боже, сколько можно придираться! Я сказала – делаем, значит – делаем. Наша цель – получить первое место среди всех выступлений на фестивале – по результатам голосования публики! Кто знает, может эти твердолобые бараны в школьном совете даже зарегистрируют нас, как кружок… Впрочем, нет! Я заставлю их зарегистрировать. Для начала нужно привлечь общественное мнение на нашу сторону!
Общественное мнение и голосования не так уж сильно связаны друг с другом, знаешь ли.
Я попытался сопротивляться:
- И во что нам эта затея встанет?
- Если ты о спонсорах, у нас один есть.
Откуда? Не думаю, что школьный совет будет финансировать сомнительные затеи нашей подпольной организации.
- Литературный кружок ведь финансируется?
- Так это деньги литературного кружка! Их нельзя использовать!
- А Юки сказала, что можно.
Ох, господи. Я взглянул в лицо Нагато. Нагато медленно подняла голову, посмотрела на меня, и, ничего не сказав, медленно вернулась к чтению своей книги.
А вдруг появятся другие желающие вступить в литературный кружок? Я решил не задавать этот вопрос, поскольку, вполне возможно, Нагато намеренно устроила всё так, что литературный кружок оказался на грани закрытия. Она, похоже, уже знала, что задумала Харухи; если бы литературный кружок не пустовал, фокуса бы не вышло. Эх, хотел бы я, чтобы кто-нибудь вырвал литературный кружок из Харухиных когтей.
Харухи не заметила, что я задумался, и с воодушевлением махала своей антенной.
- Теперь всем всё ясно? Считайте это дело важнее обычных уроков! Если у кого есть возражения, выскажете их после школьного фестиваля, договорились? Приказы командующего – исполняются беспрекословно! - неистово говорила она, напоминая медведя из зоопарка, жарким летом взобравшегося на глыбу льда. Происходящее вокруг её больше не волновало.
Сначала она стала капитаном бригады, теперь хочет быть режиссёром? В какой области она собирается делать карьеру?… Только не говори мне, что тренируешься на бога.
- На сегодня хватит! Мне ещё надо подумать, как набирать актёров и команду, и где найти спонсоров. Кучу вещей нужно сделать, чтобы снять фильм.
Я, конечно, плохо представляю, что нужно сделать, чтобы снять фильм, но какого чёрта она задумала? Спонсоры?
Хлоп!
Громкий стук эхом отдался в комнате. Я обернулся, и увидел, что Нагато захлопнула свою книгу. Этот звук уже стал неофициальным сигналом, означающим, что «Бригада SOS» расходится по домам.
- Детали завтра обсудим!
Выпалив эту фразу, Харухи вылетела из комнаты, как кошка, услышавшая скрежет открываемой банки кошачьей еды. По-моему, тут нечего обсуждать.
- По-моему, всё не так уж плохо, нет?
Единственный, кто может задать такой вопрос – разумеется, Коидзуми.
- Пока мы не ловим пришельцев для циркового шоу уродов, не стреляем по летающим тарелкам и не исследуем их содержимое, я спокоен.
Где же я это уже слышал?
Улыбчивый экстрасенс прикрыл рот рукой и засмеялся.
- Кроме того, мне весьма интересно, что за фильм снимет Судзумия-сан. Кажется, я могу более-менее представить себе, что у неё на уме.
Коидзуми бросил взгляд в сторону Асахины, мывшей чашки.
- Школьный фестиваль может выйти очень любопытным, скучать не придётся.
Вслед за ним, я тоже перевёл взгляд на Асахину. Мы любовались кокошником на её голове, приплясывающим в такт движениям волос…2
- Ой! Ч…что такое?
Заметив, что на неё уставились два озабоченных парня, Асахина прекратила делать свои дела, и яростно покраснела.
Не обращай внимания, пустяки. Я просто прикидывал, какой костюм в следующий раз притащит Харухи, - ответил я в глубине души.
Собрав вещи, - для неё это значило просто положить книгу в портфель, - Нагато молча поднялась и направилась к двери. Может книга, которую читала Нагато, о предсказании судьбы? На иностранном языке написана, так что всё может быть.
- И всё же…, - пробормотал я.
Фильм… фильм, да?
Откровенно говоря, я тоже немного заинтригован. Конечно, не так сильно, как Коидзуми, а примерно на уровне океанического планктона, плавающего под самой поверхностью воды.
Наверное, мне стоит радоваться скорому началу съёмок?
Поскольку всё равно больше никто этому не обрадуется.

Забираю назад всё только что сказанное, ничему я радоваться не собираюсь.
Поскольку уже на следующий день после школы я страдал.
- Представлено к вашему вниманию «Бригадой SOS»
- Исполнительный продюсер / Режиссёр / Сценарист: Судзумия Харухи
- Главная женская роль: Асахина Микуру
- Главная мужская роль: Коидзуми Ицуки
- Вспомогательный персонаж: Нагато Юки
- Помощник режиссёра / Оператор / Редактор / Оборудование / Сбор информации / Прочая чёрная работа: Кён.
Когда я увидел эту запись в блокноте, я подумал лишь об одном:
- Так что же я всё-таки должен делать?
- Разумеется, то, что здесь написано.
Как дирижёр оркестра, Харухи помахала своей указкой:
- Ты занимаешься закулисной работой, в точности, как указано в документе. Внушительный у нас актёрский состав, а?
- У м… меня главная р… роль? – неровным тоном спросила Асахина. Сегодня она носила свою обычную школьную форму вместо костюма служанки, поскольку Харухи сказала, что переодеваться не надо. Похоже, Харухи собирается вытащить её на улицу.
- Если можно, я предпочла бы маленькую роль… - умоляла Асахина Харухи с печальным выражением лица.
- Нет, - отвечала Харухи, - Я собираюсь сделать Микуру-тян знаменитой. В конце концов, ты у нашей бригады как логотип. Тебе надо только научиться раздавать автографы. После премьеры нашего фильма фанаты будут очередями за ними строиться.
Премьера фильма? Где она собирается её проводить?
Асахина тоже, казалось, была не слишком довольна:
- …Но я не умею играть.
- Не бойся, я тебя вымуштрую, как следует.
Асахина тревожно подняла голову, посмотрела на меня и печально опустила брови.
В комнате нас было только трое, поскольку у Нагато и Коидзуми были какие-то совещания по делам их классов, и они сегодня опаздывали. Никогда бы не подумал, что на свете есть люди, которые останутся после школы, чтобы заниматься такими вещами. Ну, то есть, достаточно было просто сидеть, и не дёргаться, пока вся эта волынка не кончится. Удивительно, сколько людей относится к ней серьёзно.
- Всё равно, Юки и Коидзуми-кун ведут себя безответственно! – раздражённо сказала Харухи. Не зная, на ком бы сорвать злость, она ткнула пальцем в меня: - Я же ясно сказала, что наши мероприятия важнее всех остальных. И всё равно они предпочли опоздать, но побывать на совещаниях своих классов. Нужно объявить им серьёзное предупреждение.
Может, у Нагато и Коидзуми-куна лучше развито чувство общности с классом, чем у нас с Харухи. С определённой точки зрения то, что мы трое сейчас сидим здесь, более, чем неправильно.
Кое-что внезапно пришло мне в голову.
- Асахина-сан, разве тебе не нужно быть на совещании своего класса?
- Мм, я ведь в команде, обслуживающей посетителей, так что нам осталось только придумать костюмы. Я ещё не знаю, что мне придётся носить, хотя и любопытно.
Асахина зарделась и улыбнулась; похоже, она уже привыкла переодеваться. Чем держаться «Бригады SOS», и вынужденно наряжаться во всякую бессмыслицу, не имея на то никаких причин, разве не лучше пользоваться своим даром там, где он уместен? Официантки в забегаловках – обычное дело, в отличие от служанок в комнатах литературных кружков.
Для меня загадка, как Харухи умудрилась перевести на это разговор:
- Так значит, ты хочешь нарядиться официанткой, Микуру-тян? Что ж ты сразу не сказала? Никаких проблем, я подберу тебе костюм.
Блестящая идея, ничего не скажешь, но тебе не кажется, что школьники должны ходить по школе в школьной форме? Даже последний костюм медсестры уже был сомнительной затеей. Если уж и наряжать её, то самое лучшее – это костюм служанки… неужто это мой личный фетиш?
- О, отлично, - Харухи повернулась ко мне, - Кён, знаешь, что главное при создании фильма?
Хмм… ну… я постарался перебрать все сцены из фильмов, которые тронули меня настолько, что были достойны упоминания. Подумав, я уверенно ответил:
- Инновации и эмоциональность?
- Это всё демагогия! – отвергла мои рассуждения Харухи, - Разумеется, главное – камера! Как мы будем снимать фильм без камеры?
Может, ты и права, но я говорил не о таких приземлённых вещах… Ладно, неважно; всё равно от меня инноваций и эмоциональности ждать не приходится, так что не стоит и спорить.
- Решено, - Харухи отвела от меня указку, и бросила её на стол командующего – Мы идём за камерой.
Тук! - раздался звук отодвигающегося стула. Я обернулся, и увидел, что Асахина побледнела. Ничего удивительного; в конце концов, ради нашего компьютера Харухи беспощадно ограбила компьютерный кружок, использовав в качестве жертвы бедную Асахину.
Каштановые волосы Асахины трепетали, она неловко открыла свои дрожащие розовые губки и сказала:
- М…ммм…С…Судзумия-сан, я только вспомнила… м…мне срочно надо назад в класс…
- Молчать, - Харухи сделала страшное лицо. Асахина вздрогнула и моментально плюхнулась на свой стул. Тогда Харухи мягко улыбнулась:
- Не бойся.
Когда ты говоришь «не бойся», рано расслабляться.
- На этот раз я не стану использовать тело Микуру-тян как приманку. Нужна лишь твоя помощь.
Асахина посмотрела на меня печальным взглядом, взглядом бычка, отправляемого в грузовике на скотобойню. С трудом сдерживаясь, я заявил Харухи:
- Скажи, хотя бы, что за помощь тебе нужна. Или ни я, ни Асахина не сдвинемся отсюда ни на метр.
«Да что такое с этими двумя?» - читалось на Харухином лице.
Она ответила:
- Я собираюсь за спонсором. Намного легче произвести впечатление, если приводишь с собою главную героиню, так? Ты тоже с нами! Должен же кто-то тащить оборудование.

Глава 2

На дворе уже стояла осень, но погоду едва ли можно было назвать холодной. Как будто бы планета запуталась во временах года, и забыла объявить осенний сезон в Японии. Летней жаре дали карточку на бессрочное продолжение матча, и, пока кто-нибудь не придёт и не забьёт ей гол, вряд ли она добровольно сдаст карты осени. А даже если и сдаст, то к тому времени, наверное, осень всё равно отступит под натиском надвигающейся зимы.
- Мы, наверняка, уже опаздываем, - сообщила Харухи, перед тем, как мы собрали портфели и вышли из школы. Харухи поспешила вниз по длинному извилистому склону. Куда только она направляется? Не думаю, что найдётся кто-нибудь, кто даст денег на съёмку фильма старшеклассниками. Может, будь мы каким-нибудь серьёзным кружком… но никто даже не знает, чем мы занимаемся – к тому же, мы и сами не знаем. Не удивлюсь, если нам и двери-то не откроют.
Мы спустились с холма, и сели на местную электричку. Три остановки, и мы оказались как раз в том районе, где я когда-то гулял с Асахиной по парку с вишнёвыми деревьями. Неподалёку располагались супермаркет и блошиный рынок, так что местечко было шумное и переполненное.
- Вот и пришли.
Харухи, наконец, остановилась, и указала на магазин электроники.
- Ясно, - ответил я.
Похоже, она собирается развести магазин на видеооборудование.
Какой у неё план?
- Вы двое стойте здесь, а я проведу переговоры, - Харухи впихнула мне свой портфель, и без колебаний вошла в застеклённый магазин.
Асахина спряталась за мной, испуганно поглядывая на ярко подсвеченную витрину. Она напоминала скромную школьницу из начальных классов, в первый раз заглянувшую в гости к подружке. Я смотрел в спину Харухи, которая, размахивая руками, убеждала кого-то, похоже – хозяина. Во мне крепла убеждённость в том, что на этот раз я должен защитить Асахину. Если Харухи попробует отколоть что-нибудь, я схвачу Асахину в охапку, и тотчас же удеру вместе с ней.
Распинаясь за стеклом, Харухи указала пальцем сначала на стойку с оборудованием, потом на себя, и, наконец, на хозяина, который всё это время кивал. Может, предупредить его, чтобы не принимал её слова за чистую монету?
Немного спустя Харухи обернулась, и показала на нас. Мы приготовились бежать, как только дело обернётся бедой. Харухи мягко улыбнулась, помахала нам ладошкой, и продолжила разглагольствовать дальше.
- Что она делает? – спросила Асахина, то осторожно выглядывая из-за меня, то прячась обратно. Ну, раз даже Асахина, гостья из будущего, не знает ответа на этот вопрос, то откуда мне знать?
- Чёрт её разберёт. Скорее всего, уговаривает отдать задаром их лучшую видеокамеру.
Харухи из таких людей, кто при этом даже глазом не моргнёт. Она всерьёз считает себя пупом земли, и уверена, что вселенная вокруг неё крутится.
- Глаза б мои на это не смотрели…
Мне вспомнилась одна из наших бесед с Нагато.
- Проблема в том, что Харухи считает свои суждения и взгляды единственно верными. Она совершенно не представляет себе, о чём думают другие люди, вернее, она даже не понимает, что кто-то вообще может думать не так, как она. Если кому-то понадобится летать на сверхсветовой скорости, достаточно будет погрузить на корабль Харухи: она нарушит законы теории относительности, и глазом не моргнёт.
Когда я высказал всё это Нагато, тихая пришелица ответила лишь:
- Вполне возможно, ты прав.
Опять эти её глубокомысленные фразы. Это же была шутка! Впрочем, кто знает, чего ждать от Судзумии Харухи?..
- О, похоже, они закончили, - шёпот Асахины вернул меня с небес на землю.
Харухи с довольным видом вышла из магазина электроники, держа в руках маленькую коробку. Сбоку на коробке красовались логотип одного известного производителя и изображение устройства: если я не ошибся, это была видеокамера.
И чем же она их так запугала?
Пригрозила сжечь магазин? Или, может, организовать ему массовый бойкот? Всю ночь рассылать от их имени несерьёзные факсы? Закатить, не сходя с места, ужасный скандал? Ну не дошла же она до обещаний взорвать себя вместе с магазином?
- Не говори глупостей! Я не из тех, кто опускается до шантажа!
Харухи шагала по улице, под стеклянной рыночной крышей, счастливая донельзя.
- Первый этап завершён! Дело движется!
Я шёл рядом с Харухи, вынужденный тащить коробку с камерой. Я посмотрел на развевающиеся за её спиной волосы, и спросил:

v02t01_102.jpg

- Так каким же образом ты добыла такую дорогую штуковину? Докопалась до какого-нибудь грязного секрета хозяина магазина?
Кстати, первое, что Харухи произнесла, выйдя из магазина: «Она наша!». Если хозяин раздаёт вещи бесплатно, я занимаю очередь. Волшебные слова не подскажешь?
Харухи оглянулась, ухмыляясь:
- Это было совсем не сложно! Я сказала, что снимаю фильм, и хочу видеокамеру, а он ответил - «Бери». Вот и всё, никаких проблем.
У меня появилось чувство, что, хотя сейчас всё и прошло гладко, добром это всё-таки не кончится. Может, я просто перестраховщик?
- Не беспокойся по пустякам. Просто делай, что тебе говорят, и всё будет хорошо!
Увы, но у меня неспокойно на сердце с тех самых пор, как этой весной я погрузился на корабль с надписью «Титаник» на борту. Послать бы сигнал SOS, но я не знаю азбуки Морзе. Наверное, я просто не из тех, кто может бездумно делать всё, что ему говорят.
- Великолепно! Теперь в следующую лавку!
Размахивая руками, Харухи помчалась сквозь шумную толпу. Мы с Асахиной переглянулись, и поспешили за ней.

Следующий визит Харухи нанесла в магазин игрушек.
Как и в прошлый раз, мы с Асахиной остались снаружи, а она отправилась вести переговоры. У меня начало зарождаться подозрение насчёт того, чем она занималась, поскольку всякий раз, как она указывала в нашу сторону, палец её был направлен на Асахину. Если мои догадки были верны, Харухи что-то на этом выгадывала. Асахина ещё этого не заметила, поскольку с любопытством разглядывала земной шар на телевизоре в витрине.
Через пару минут Харухи вышла наружу с большой коробкой в руках. Что на этот раз?
- Оружие, - ответила Харухи, и впихнула коробку мне. Я внимательно изучил её, и убедился, что это пластмассовая модель, нечто вроде автомата. Зачем ей эта штука?
- Понадобится для сцен сражений, точнее – перестрелок! Без лихих перестрелок интересных фильмов не бывает. Если получится, надо бы ещё здание взорвать. Не знаешь, где взрывчатка продаётся? Может, в хозяйственном…
Да откуда ж мне знать-то! Уж по крайней мере, ни в таких магазинчиках, ни через Интернет её не купить. Может, в каменоломнях бывает… Я чуть было не напомнил об этом Харухи, но тут же отказался от этой мысли, поскольку она наверняка бы заявилась туда посреди ночи и украла бы оттуда весь динамит.
Я опустил коробки с камерой и автоматом, и покачал головой:
- Ну и что мы будем с ними делать?
- Забирай их пока домой, а завтра принесёшь в литературную комнату. Неохота тащить их сейчас в школу.
- Я?
- Да, ты.
Харухи сложила руки на груди, и великодушно улыбнулась. Такую улыбку на её лице нечасто увидишь в классе, Харухи бережёт её исключительно для «Бригады SOS». Всякий раз, когда Харухи так улыбается, это значит, что разгребать дальнейшее придётся мне. За кого она меня держит?
- Прошу прощения…, - Асахина робко подняла руку, - А мне что делать?
- Можешь идти домой, Микуру-тян. Сегодня ты своё дело сделала.
Асахина моргнула, как енот, одержимый духом лисицы. Ведь единственное, что Асахина сегодня делала – это испуганно следовала за Харухи и мной. Наверное, она даже не поняла, зачем была нужна Харухи. Хотя у меня на этот счёт имелись догадки.
Шагая бойко, как тренер-физкультурник, Харухи довела нас до станции. Похоже, намеченные Харухи на сегодня мероприятия подходили к концу. Добычу составили камера и пластмассовое оружие. Маловероятно, что Харухи заполучила их путём переговоров, скорее какими-нибудь весьма неожиданными способами. Потери – ноль, иными словами вещи достались нам бесплатно.
Была такая поговорка, «Ничто не пугает сильнее бесплатного сыра». Харухи она абсолютно не беспокоила. Если кто-нибудь знает, что пугает Харухи, дайте знать.

На следующий день, кроме портфеля, в гору мне пришлось тащить ещё и багаж.
- Эй, Кён! Что тащишь? Подарки для одной нашей общей знакомой?
Ко мне бежал Танигути, наш с Харухи одноклассник, примитивный одноклеточный организм, обычный до мозга костей подросток. Обычный! Какое чудесное слово. Для меня сейчас оно как отдушина, маленький привет от нормальной жизни.
Я немного подумал, и впихнул один из двух магазинных пакетов в руки Танигути.
- Ни хрена себе, это что, игрушечный пистолет? Не знал, что у тебя такие увлечения.
- Это не у меня, это у Харухи.
Я вкратце объяснил Танигути, что к чему, но тот упрямо гнул своё:
- Трудно представить себе Судзумию разбирающей и собирающей эту игрушку.
Мне тоже трудно. Так что, наверное, это придётся делать кому-то ещё. Сразу предупрежу, что в детстве я пытался собрать робота, но, несмотря на все мои усилия, правая рука никак не хотела приделываться, и я со злости его выкинул.
- Да уж, тяжело тебе приходится, парень, - сказал Танигути тоном, никак не подразумевавшим сочувствие, - Куда ни глянь, второй няньки, способной терпеть Судзумию, нам не найти, это уж наверняка. Придётся тебе возиться с нею до конца дней твоих.
Что за чепуху он несёт? В гробу я видел возиться до конца дней вместе с Харухи! Лучше уж я с Асахиной повожусь. Думаю, со мной кто угодно согласится.
Танигути загоготал, как гремлин:
- Э нет, не пройдёт. Асахина – маленький ангел всей этой школы, утешение для усталых сердец парней. Даже если ты не боишься тёмной от половины школьников, советую быть очень осторожным. Ты ведь не хочешь, чтобы я случайно психанул и напал на тебя с ножом?
Ну ладно, тогда придётся остановиться на второй по привлекательности, Нагато.
- Тоже не годится. Может, по ней и не скажешь, но у неё уйма скрытых поклонников. Почему она, кстати, очков больше не носит? Перешла на контактные линзы?
- Эээ… спроси её сам, а?
- Спросить? До сих пор, сколько я ни бился, она игнорировала любые мои слова. Ребята из Нагатиного класса уверены, что одно сказанное ею слово способно определить судьбу дня.
Хватит держать Нагато за высший разум. Что это ещё за суеверия? Может, она и необычна, но, по её собственным меркам, она вполне нормальна. Хотя я и не знаю, что это за мерки.
- Всё равно вы с Судзумией отлично друг другу подходите. Только ты можешь беседовать с этой идиоткой. Так что приглядывай за ней и старайся сводить число несчастных случаев к минимуму. Да, кстати, тут ведь школьный фестиваль на носу. Вы, ребят, уже придумали какой-нибудь феерический сюрприз?
- Это не меня надо спрашивать.
Я не представитель «Бригады SOS» по связям с общественностью. Однако, Танигути распинался дальше:
- У Судзумии спрашивай, не спрашивай – всё равно ответит чем-нибудь непонятным. Может даже напасть на меня, если я заговорю с ней невовремя. Из Нагато Юки вообще ничего клещами не вытянешь. Асахина мне не по плечу, а от оставшегося парня меня тошнит. Так что приходится мучить тебя.
Вот ведь обвёл вокруг пальца со своей логикой! Его послушать, я самый честный парень во всей бригаде.
- А что, нет? По тебе видно, что ты из тех, кто будет шагать вместе с Харухи, даже зная, что впереди ждёт обрыв.
В этот момент мы подошли практически к самому входу, и я раздражённо выхватил коробку из рук Танигути.
Не знаю уж, чем для меня кончится очередное Харухино сумасшествие, но не думаю, что чем-то хорошим. К тому же, я не один шагаю рядом с Харухи в этом её рискованном путешествии. Есть ещё, как минимум, трое несчастных. Двое из них, вероятно, смогут позаботиться о себе самостоятельно, но Асахина будет в большой опасности, поскольку она понятия не имеет, чего от Харухи следует ожидать. Как будто бы она совсем и не из будущего. Впрочем, от этого она становится лишь обаятельней.
- Так что, - объяснил я Танигути, - кто-то должен её защищать.
Отлично! Фраза, достойная бесстрашного мужественного главного героя. Хотя единственное, от чего я Асахину защитил, это от сексуальных домогательств Харухи. И всё.
Разошедшись, я не мог остановиться:
- Раз уж мне представилась такая возможность, я не могу бросить Асахину! Мне плевать, что там говорят все остальные парни. Пусть устраивают свои собственные клубы джентльменов, если хотят.
Танигути опять захихикал, как гремлин:
- Всё же ты там поосторожней. Индюк тоже думал-думал, да в суп попал.
Отпустив эту достойную убийцы-мафиози шуточку, Танигути прошёл в ворота школы.

Перегруженный багажом, я направлялся к коридору, ведущему к нашему кабинету, когда увидел Харухи, запихивавшую вещи в свой шкафчик. Я подошёл поближе, решив тоже убрать коробки с камерой и пистолетами.
- Кён, сегодня у нас куча дел.
Даже не поздоровавшись, Харухи хлопнула дверью шкафчика, и улыбнулась мне тёплой весенней улыбкой.
- От вас с Микуру-тян, Юки и даже Коидзуми-куна никакие возражения не принимаются! Сценарий фильма у меня в голове практически завершён. Я слышу, как он стучится наружу; осталось только снять его на плёнку.
- Да что ты?.. – механически ответил я, и вошёл в класс. Моё место было на втором ряду с конца. С тех пор, как начался этот семестр, нас уже несколько раз пересаживали, но я никогда не оказывался последним, поскольку место позади меня всегда доставалось Харухи. Мне начинает казаться, что это слишком необычно, чтобы быть совпадением, но я всё равно буду верить, что это просто случайность. Ведь если я перестану верить в совпадения, думаю, сами совпадения перестанут верить в себя. Я, на самом деле, очень осторожный человек. Всякому, кто свяжется с Харухи, придётся стать осторожным. Я как полузащитник, перехватывающий все мячи, пропущенные обеими сторонами, а Харухи – психованный нападающий, пытающийся пробить гол из офсайда. Такого глубокого офсайда, что даже получи она мяч, судья при всём желании не сможет засчитать ей гола. Впрочем, Харухи наверняка скажет, что это проблемы судьи. «У этой игры просто правила кривые» - скажет она, подберёт мяч, и загонит его в ворота, объявив, что получила очко.
Надеюсь, она будет держаться подальше от регби.
Самое безопасное – смириться с этой её бесцеремонностью. Сделать вид, что ничего не случилось, и быстренько покинуть место преступления. Или просто сдаться, и подчиняться всем её приказам, не пытаясь оказывать сопротивление.
За вычетом меня все в нашем классе выбрали первый способ.
Так что, когда окончился предпоследний, шестой урок, и стул позади меня раньше времени опустел, Окабе-сенсей и мои одноклассники не выдали себя ни одним словом. Они и впрямь не обратили внимания? Или просто сделали вид, что не заметили? Или, скорее, решили не тратить своё время и нервы? В любом случае, все давно сошлись на том, что лучше просто оставить Харухи в покое, так что причины тут не особо важны.
С неспокойным сердцем я добрался до литературной комнаты, держа в руках сумку с коробками, и остановился около её двери. Тут мне показалось, что я что-то слышу… милые сердцу «Ай!» Асахины, и пробирающие до костей вопли «Ага-а!..» Харухи. Ну вот, опять.
Если бы я сейчас открыл дверь, то наверняка лицезрел бы приятные глазу картины. Однако, как человек с чувством здравого смысла, я сдержался, и остался терпеливо ждать снаружи.
Примерно через пять минут мягкие протестующие вскрики наконец-то пошли на убыль, как это всегда и бывает, когда всё заканчивается, и Харухи кладёт руки на пояс, победно улыбаясь. Как кролику никогда не победить змею, так и Асахина ни за что не справится с Харухи.
Я постучался.
- Входите! – донесся из-за двери энергичный возглас Харухи. Открывая дверь и заглядывая в комнату, я пытался представить себе, что же могло быть в бумажных пакетах, которые принесла с собой сегодня утром Харухи. Как я и думал, Харухи приветствовала меня победной улыбкой, но это её выражение лица мне уже надоело. Я перевёл взгляд на девочку, сидевшую на стальном стуле позади Харухи, и почувствовал, как температура моего тела мгновенно подскочила.
Прямо передо мной сидела официантка, глядя на меня заплаканными глазами.
- …
Её прическа была немного растрёпана. Официантка наклонила свою голову, не произнося ни слова, как Нагато. Харухи заплела ей каштановые волосы в две косички. Удивительно, кстати, но Нагато в комнате не было.
Харухи самодовольно фыркнула и спросила меня:
- Ну, как тебе?
Что за выражение у тебя на лице, разве это твоя заслуга? Красота Асахины – это божественный дар. Хотя…
Вообще-то, я согласен, что она здорово смотрится в этом костюме. Интересно, как считает сама Асахина? Надеюсь, она не будет против таких моих мыслей? Конечно, юбка у неё слегка коротковата…
Стопроцентно натуральная, как фруктовый сок, официантка Асахина сжала руки в кулачки, и села, прижав их к коленям.
Костюм отлично на ней смотрелся, как будто под заказ был сделан! Поэтому секунд тридцать я молча любовался Асахиной. Но тут кто-то внезапно шлёпнул меня по плечу, да так, что я чуть не подпрыгнул от неожиданности.
- Прошу прощения за то, что не появился вчера. Мы до сих пор не проработали сценарий, но сегодня я отпросился пораньше, раз уж в прошлый раз не смог прийти совсем.
Коидзуми изобразил радость на своём смазливом лице, и глянул внутрь комнаты через моё плечо.
- Привет, - он весело улыбнулся, - ого, что у нас тут?…,
Пройдя мимо меня, Коидзуми положил портфель на стол, и уселся на одном из стальных стульев:
- Костюм восхитительно тебе идёт.
У этого что на уме, то на языке. Впрочем, Америки он своим заявлением не открыл, это и так очевидно. Чего я не понимаю, так это зачем официантка нужна здесь, в этой грязной старой комнатушке, а не в кафе или ресторане.
- Затем, - ответила Харухи, - что в этом костюме Микуру-тян будет сниматься в кино.
А чем тебе костюм служанки не угодил?
- Служанки работают только на богатеев в их усадьбах. Официантки – совсем другое дело, они повсюду – в забегаловках, кафешках каких-нибудь, они работают с клиентами, и получают почасовую оплату в 730 йен.
Понятия не имею, сколько там получают официантки, но, в любом случае, Асахина не стала бы, переодевшись служанкой, работать на Харухи в какой-нибудь там усадьбе. Может, если Харухи ей заплатила бы, конечно…
- Не придирайся к мелочам! Главное – как оно смотрится, а, по-моему, смотрится здорово.
Это по-твоему, а что скажет Асахина?
- Ммм… Судзумия-сан… Мне кажется, костюм слегка маловат…
Асахину, наверное, сильнее всего беспокоила длина юбки, поскольку она изо всех сил оттягивала её края вниз. Но это только ещё больше сбивало меня с толку, так что я уже не мог отвести от неё глаз.
- По-моему, костюм хорошо на тебе смотрится.
Мне стоило больших усилий отвести взгляд, и остановить его на Харухи, улыбка которой была как прекрасный цветок, расцветший посреди дремучего леса. Харухи нацелила свои зрачки, способные видеть только вещи прямо перед ними, на меня.
- Основой нашего фильма будет…
Она указала на согнувшуюся спину Асахины:
- Это.
Что ещё за «это»? Ты хочешь снять документальный фильм о девочке, подрабатывающей в чайной забегаловке?
- Да ты что! Снимать сериал о буднях Микуру-тян – скука смертная. Чтобы кино было интересным, оно должно быть о приключениях необычных людей. Документальный фильм о жизни обыкновенной старшеклассницы сгодится только потешить её самолюбие.
Сильно сомневаюсь, что Асахину эти съёмки хоть чем-то смогут потешить. Зато кое-чьё самолюбие действительно будет удовлетворено. Кроме того, на мой вкус, будни Асахины и без того достаточно экстраординарны, но тут я предпочёл промолчать.
- А моя миссия, как режиссёра «Бригады SOS», в том, чтобы развлекать массы. Мы ещё посмотрим, чья возьмёт! Зал будет аплодировать мне стоя!
Приглядевшись, я обнаружил, что Харухина повязка «Начальник» на руке сменилась повязкой «Режиссёр». Какая дотошность!
Воодушевлённая девушка-режиссёр, подавленная главная героиня, и главный герой, улыбающийся так загадочно, как будто его всё это и не касается. Я уже немного перестал понимать, что происходит, но тут беззвучно открылась дверь комнаты, и внезапно наступила тишина:
- …
Кто это такой? На секунду у меня в голове началась паника. Я решил, что моя короткая жизнь подошла к концу, и за мной пожаловала Смерть. Может, я случайно попал на съёмки сцены, где Сальери заявляется к Моцарту заказать Реквием?
- …
Из-за двери безмолвно возникло ещё более бледное, чем обычно, лицо Нагато. Только лицо, всё остальное было покрыто тьмой.
Не я один перепугался до смерти. Харухи и Асахина выглядели не лучше, да и фирменная улыбка Коидзуми немного отдавала ужасом. На Нагато был до того странный костюм, что Асахина даже надеть его не рискнула бы. Нагато была завёрнута в мёртвенно-чёрную мантию, а на голове её была столь же чёрная остроконечная шляпа. Наряд злой колдуньи.
Под нашими застывшими взорами, Нагато, похожая в этой одежде на Бога Смерти, молча прошла до своего обычного места с краю стола, вытащила из под накидки портфель с книгой, и положила их на стол.
Не обращая внимания на наши ошеломлённые взгляды, она принялась за чтение своей книги.

Похоже, это тот самый костюм, в котором она будет предсказывать будущее на школьном фестивале.
Первой от шока оправилась Харухи, и принялась забрасывать Нагато вопросами. Судя по её односложным репликам, я пришёл к заключению, что у Нагато в классе должен был быть действительно талантливый стилист, раз костюм так понравился Нагато, что она решила всюду носить его на себе.
Да, раз Нагато заявилась сюда в таком наводящем ужас кукольном костюме, может, она тайно решила по-своему состязаться с Асахиной? Её мысли ещё сложнее понять, чем Харухины!
В комнате повисло безмолвие, только Харухи радостно восклицала:
- Значит, ты вошла во вкус, да, Юки? Великолепный костюм!
Нагато медленно взглянула на Харухи, и вернулась обратно ко своей книге.
- Костюм просто идеально соответствует моему представлению о персонаже! Потом скажешь мне, кто его сшил, я пошлю ему открыточку с благодарностями!
Брось, от такой открытки он только заподозрит неладное и будет мучаться, гадая, в какую он попался ловушку. Неужели ты не видишь, как к тебе все относятся?
Харухи уже была на седьмом небе от счастья. Насвистывая турецкое рондо, она открыла портфель и вытащила несколько листочков ксерокопированной бумаги. Затем она раздала по копии каждому из нас, сияя, как Кинтаро, только что победивший медведя3.
Мне ничего не оставалось, как взглянуть на листок бумаги.
На нём было накарябано следующее:
«Официантка-воин – приключения Асахины Микуру (рабочее название).»
Роли:
- Асахина Микуру – официантка-воин из будущего.
- Коидзуми Ицуки – молодой экстрасенс.
- Нагато Юки – злая инопланетная волшебница.
- Все остальные в роли всех остальных.

… Боже, это ещё что такое? Она угадала, кто есть кто!
Я был потрясён до глубины души. Не знаю, было ли дело в её потрясающих способностях к дедукции, или она просто выбрала роли наугад, и случайно угадала. Может, она только притворяется, что ничего не знает? Какие же нужно иметь способности, чтобы вот так взять и угадать всех ни с того ни с сего?
На мгновение я потерял дар речи, и пришёл в себя только услышав, как кто-то хихикает у меня за спиной. Это мог быть лишь Коидзуми.
- Ох, ну даёт…
Похоже, его это развеселило; как я ему завидую!
- Ну, что сказать?… Наверное, этого и следовало ждать от Судзумии-сан? Только она могла придумать таких персонажей. Восхитительно!
Не улыбайся на меня так, я тебя боюсь.
Асахина-сан сжала в своих ладошках пачку листов, с дрожью глядя на строки текста:
- Ах…, - мягко воскликнула она, и посмотрела на меня взглядом, молящим о спасении. Я пригляделся, и заметил, что в глазах её светилась глубочайшая печаль и укор, как у доброй старшей сестры, отчитывающей малыша за глупую шутку… А, теперь вспомнил. Я же рассказал Харухи, кто есть кто, месяцев шесть назад.
Упс, ребята. Получается, я виновник?
Я поспешно глянул на Нагато, и увидел, что созданный пришельцами живой человекоподобный интерфейс в своей чёрной накидке и остроконечной шляпе…
- ……
Всё так же молча читал свою книгу.

- Не такая уж это большая проблема, - оптимистично произнёс Коидзуми. Я, впрочем, был не в настроении радоваться.
- Я знаю, что это не смешно, но и не настолько страшно.
- Почём ты знаешь?
- Ну это же только роли для фильма. Судзумия-сан не думает, что я на самом деле экстрасенс, это только моя роль, персонаж Коидзуми Ицуки из выдуманного киношного мира.
Коидзуми напоминал репетитора, объясняющего задачу ученику с очень короткой памятью.
- Коидзуми Ицуки в нашем мире и этот «Коидзуми Ицуки» – два разных человека. Вряд ли ты спутаешь меня с персонажем, которого я играю. А если уж кто и спутает, то точно не Судзумия-сан.
- Мне всё равно неспокойно. Никто не может гарантировать, что ты прав.
- Если бы она путала реальный мир с выдуманным, здесь бы уже давным-давно было царство научной фантастики. Я уже говорил: может, по Судзумии-сан и не скажешь, но она вполне представляет себе границы разумного.
Конечно-конечно, только почему-то всегда вылезает за эти границы, и я, в итоге, вечно попадаю во всевозможные неприятности. Ко всему прочему, сама Харухи не знает даже, что вокруг неё творится.
- Потому, что мы не можем дать ей узнать, - мягко сказал Коидзуми, - Возможно, однажды дело повернётся таким образом, что это окажется неизбежным, но этот день ещё не пришёл. Хорошо, что стороны, представленные Асахиной-сан и Нагато-сан, придерживаются этой же точки зрения. Я думаю, нет ничего страшного даже в том, чтобы поддерживать текущее положение дел вечно.
Я тоже так думаю, поскольку мне не больно-то хочется, чтобы мир пошёл колесом. Обидно будет, если наступит конец света, а я так и не успею поиграть в одну выходящую на следующей неделе компьютерную игру.
Коидзуми улыбался не переставая:
- Вместо того, чтобы беспокоиться о судьбах мира, лучше следи за своей сохранностью. Меня или Нагато-сан вполне возможно кем-нибудь заменить, но никак не тебя.
Я постарался не выдать, как меня расстроили эти слова, и сделал вид, что сосредоточенно щёлкаю пистолетом у себя в руках.

Всё, что сделала в тот день Харухи – это опробовала на Асахине-сан свой костюм, огласила роли и объявила, что на сегодня хватит. Вообще-то, она планировала вытащить Асахину-сан в костюме официантки на прогулку по школе, а затем устроить пресс-конференцию, чтобы разрекламировать свой будущий фильм. Но, видя, что Асахина-сан сейчас заплачет, я изо всех сил постарался разубедить Харухи. Я объяснил ей, что в этой школе нет ни новостного кружка, ни журналистского, и уж разумеется, нет кружка рекламы. Харухи поглядела на меня, поцокала губами, как птица клювом, потупила взор и сказала:
- Да, ты прав.
Ни за что бы не подумал, что она сдастся так быстро.
- Лучше держать всё в секрете до последнего. Кён, для тебя это довольно умно. Пожалуй, и впрямь будет плохо, если сведения просочатся заранее.
Это тебе не какое-нибудь голливудское кино или боевик из Гонконга, никто не станет копировать твои психованные идеи.
- Так, Кён, ты в ответе за то, чтобы ружья были начищены и заряжены, поскольку завтра начинаются съёмки. Ещё тебе следует разобраться, как использовать камеру. А, да, ты будешь копировать видео и займёшься спецэффектами, так что накачай себе подходящих программ. И ещё…
В общем, Харухи взвалила на меня целую уйму работы, и отправилась домой, насвистывая марш из фильма «Великий побег». Да уж, грустит она или радуется, а окружающим всё равно одни неприятности. Что за жизнь!
Так что сейчас Коидзуми и я занимались тем, что читали инструкции и пытались понять, как заряжать в пистолеты пластмассовые пульки.
Переодевшись, Асахина-сан ушла домой, согнувшись под тяжестью своих печалей. Нагато тоже куда-то испарилась, даже не взяв портфель – наверное, отправилась на шабаш. Похоже, Нагато приходила только чтобы продемонстрировать нам костюм. Зная Нагато, можно предположить, что в этом был какой-нибудь скрытый смысл, хотя вполне возможно, что она просто хотела нас навестить. Сейчас она, наверное, занята чем-нибудь в своём классе. Тренируется предсказывать будущее по стеклянному шару, например.

Казалось, школа с каждым днём оживала всё больше. Звуки игры третьесортного оркестра, раздававшиеся каждый день после уроков, постепенно начали напоминать музыку, по всему школьному двору шатались люди, подстригающие кусты, и всё больше людей разгуливало по школе в диких костюмах вроде Нагатиного.
Впрочем, это всего лишь местное мероприятие простой окружной старшей школы, вряд ли из него получится что-то необычное. По-моему, не больше половины учеников ещё надеются упорным трудом добиться увлекательной школьной жизни. В нашем классе, 10-м «Д», наоборот, давным-давно забросили любые попытки чем-нибудь отличиться на фестивале. Ученики, не занятые ни в каких кружках, наверняка имели сейчас кучу свободного времени. Танигути и Куникида были прекрасными примерами представителей кружка «ухода домой после школы».
- Этот школьный фестиваль…, - сказал Танигути.
Это было во время перерыва на обед. Я с этими двумя малозначительными побочными персонажами ел свой принесённый из дома обед.
- Что – «этот школьный фестиваль»? – спросил Куникида. Танигути явил миру улыбку, душераздирающе ужасную по сравнению с элегантной улыбкой Коидзуми.
- Восхитительное событие.
Будь добр, не подражай Харухи?
Улыбка внезапно испарилась с Танигутиного лица:
- Но не для меня, поэтому он меня раздражает.
- Почему же? – спросил Куникида.
- Мне всё это не интересно. И все эти люди, бегающие туда-сюда, и делающие вид, что очень заняты, меня просто достали. Особенно те, которые в парах с девчонками. Убил бы их всех на месте!
Похоже, это то, что называется «бесится с зависти»?
- А что наш класс? Готовим анкеты? Ха! Да это скука смертельная! Идиотские вопросы вроде «укажите ваш любимый цвет»! На хрена им вообще сдалась эта информация?
Раз ты так недоволен, что ж ты не предложил чего-нибудь своё? Может, у Харухи тогда бы не осталось времени на съёмки своего фильма.
Танигути проглотил сосиску, и ответил:
- Не хочу ввязываться в неприятности с такими предложениями. Эх, я бы не прочь подкинуть идейку-другую, но ведь меня же и работать заставят.
Куникида прекратил резать свой рулет, и сказал
- Точно-точно.
- Только дурак осмелился бы выдвинуть своё предложение. Ну или кто-нибудь с сильно развитым чувством ответственности, типа Асакуры-сан, будь она с нами.
Ученица, о которой он говорил, по общему мнению, улетела в Канаду. Меня до сих пор холодный пот прошибает, когда я слышу её имя. Хотя Нагато и уничтожила Асакуру, но перед этим Асакура чуть не уничтожила меня. Раз уж я тогда ничего не смог сделать, нечего теперь было жалеть о пропаже Асакуры.
- Эх, обидно всё-таки, - произнёс Танигути, - Почему такая умная и светлая голова нас покинула? Она была единственным, что мне нравилось в этом классе. Чёрт, а теперь ведь уже и переводиться, наверное, поздно?
- А куда ты хочешь перевестись? - спросил Куникида, - В класс Нагато? Да, кстати говоря, я тут видел её разгуливающей по школе в наряде волшебницы. Что это с ней такое?
Я и сам толком не знаю.
- Нагато?..
Танигути взглянул на меня, на его лице внезапно возникло такое выражение, как если бы он размышлял над контрольной по математике. Как будто бы сообразив что-то, он сказал:
- Когда там это было-то? В тот раз, когда ты обнимал её в классе… Это, наверное, какой-нибудь план Судзумии-сан. Ты это сделал специально, чтобы меня напугать, да? Хе-хе, меня не проведёшь.
Великолепно, что Танигути так чудесно всё неправильно понял, половина груза проблем тут же свалилась с моих плеч… Минуточку, ты же вернулся в класс потому, что забыл какие-то вещи. Откуда нам было знать, что ты вернёшься?… Конечно, ему я этого не сказал. Танигути идиот, а совсем не обязательно сообщать идиоту, что он идиот. Иногда я даже благословляю богов за то, что Танигути выпало родиться идиотом.
- Кстати говоря, шутка всё равно не удалась, - счастливо сказал Танигути. Куникида был занят едой. Я посмотрел назад, но стул Харухи пустовал. Где ещё она шляется?..

- Я искала по школе места, где можно снимать кино, - объявила Харухи, - но подходящих мест не нашла. Здесь просто невозможно создать правильную атмосферу, придётся снимать на улице!
Атмосфера в школе может не нравиться ей сколько угодно, но совсем ведь не обязательно тащиться ради этого в самые оживлённые места города. Но нет, ей наверняка нужно всё по полному разряду.
- Мм…. М…мне тоже нужно идти? – испуганным голосом спросила Асахина-сан.
- Разумеется. Куда мы без нашей звезды!
- В… в этом костюме?
Асахина-сан задрожала, поскольку сегодня, как и вчера, её опять заставили натянуть на себя костюм официантки, неизвестно откуда добытый Харухи.
- Ну конечно, - Харухи кивнула так, как будто бы это было нечто само собой разумеющееся. Асахина-сан обхватила себя руками, явно не желая никуда идти.
- Да разве тебе не надоест переодеваться то в одно, то в другое? Может, мы там и места-то не найдём, где переодеться. Так что лучше уж носи его весь день. Ну же! Пошли!
- М…можно, я хотя бы п…поверх что-нибудь одену?… – умоляла Асахина-сан.
- Никаких «поверх»!
- Но я так стесняюсь…
- Так и здорово, что ты стесняешься, тем лучше сыграешь эту хрупкую застенчивость! Как ещё, по-твоему, получают «Золотой Глобус»?
Кажется, мы собирались просто победить на школьном фестивале?
Сегодня все участники бригады собрались в клубной комнате. Сценарий пьесы, которую ставил класс Коидзуми, был более-менее завершён, так что Коидзуми сидел здесь, улыбаясь односторонней беседе Харухи с Асахиной-сан. Пришла и Нагато, хотя с ней была связана другая проблема:
- ……
Она была молчалива, как обычно, это ничего; но сегодня она выглядела странно. По каким-то причинам она опять нарядилась в своё платье волшебницы, которое она заходила показать нам вчера. Вообще-то, можно было бы носить его только в день фестиваля, совсем не обязательно было начинать прямо сейчас.
Харухи, похоже, очень понравились чёрная мантия Нагато и её остроконечная шляпа.
- Меняю твоего персонажа на «дьявольскую пришелицу-колдунью»
И дня не прошло, а она уже переделала сценарий. Я пронаблюдал, как Харухи впихнула Нагато в руки указку, на конце которой была надета звёздочка-игрушка, из тех, которыми украшают верхушки новогодних ёлок. Нагато стояла без движения. Почему-то даже я не мог поспорить с тем, что эта тихая ботанша действительно похожа на пришелицу-колдунью. Наверное, такая роль подходит Нагато больше, чем роль живого человекоподобного интерфейса к чему-то там. Она ведь и впрямь неплохо управляется с магией. Я сам видел. Точно вам говорю.
Нагато внезапно поправила кончик своей шляпы, и взглянула на меня своим ничего не выражающим взглядом.
- ……
У меня были возражения относительно того, что Харухи, никого не спросившись, решила использовать костюмы, сшитые для мероприятий другого класса, на съёмках своего фильма, но у неё самой таких сомнений морального толка не возникало.
- Кён! Ты камеру подготовил? Коидзуми-кун, ты отвечаешь за переноску оборудования. Микуру-тян! Что ты всё цепляешься за стол? Ноги в руки, и пошли!
Слабые попытки Асахины-сан сопротивляться оказались бесполезны. Харухи просто схватила официантку за шиворот, и вытащила её хрупкую беспрестанно хнычущую фигурку за дверь. Нагато последовала за ней, придерживая края своей мантии. Коидзуми вышел последним, подмигнув мне и исчезнув в коридоре.
Я, было, задумался, удастся ли мне тихонько остаться здесь…
- Эй! Кино без операторов не снимают! - заорала на меня Харухи, заглянувшая внутрь комнаты из-за двери, широко разевая рот. Глядя на повязку с надписью «мега-режиссёр» на левой руке Харухи, я внезапно испытал ужасное чувство.
Мне показалось, что эта девочка взялась за дело всерьёз.

v02t01_103.jpg

Самопровозглашённый «мега-режиссёр», Харухи, дотоле ни разу режиссёрской работой не занимавшаяся, возглавляла колонну; милашка-официантка, опустив голову, следовала за ней; сумрачная молодая ведьма скользила за ними, как тень; а Коидзуми тащил бумажные сумки и широко улыбался… Я старался изо всех сил держаться как можно дальше от этой сумасшедшей компании.
Даже пока наше дикое костюмированное шествие двигалось по территории школы, мы уже ловили на себе чужие взгляды, а как только мы выбрались за её пределы, то моментально оказались просто в центре непрошенного внимания. Асахина выглядела удручённой до невозможности, через две минуты её голова уже была низко опущена, три – и она яростно краснела, пять минут спустя она просто плыла по воздуху как убитый горем призрак.
Харухи, сияя, шагала вперёд, напевая про себя тему из «Рая и ада» Куросавы, как будто бы в знак грядущей беды. Уж не знаю, когда она успела их достать, но в правой руке она держала жёлтый мегафон, а в левой несла режиссёрский стульчик. Шагая, она выглядела непобедимо, как монгольские орды, подминающие под себя зелёные поля. Пока я раздумывал, куда же наши войска нанесут удар, мы подошли к станции. Харухи купила пять билетов и раздала их нам, после чего, как будто бы это само собой подразумевалось, направилась к турникетам.
- Погоди-ка, - влез я с возражениями прежде, чем Асахина-сан успела открыть рот. Я указал на официантку в мини-юбке, собирающую на себе взгляды со всех сторон, и на ведьму в чёрном колпаке, стоявшую неподалёку как бы саму по себе, и сказал:
- Ты что, хочешь, чтобы они в этой одежде на электричке ехали?
- А что такого? – Харухи сделала вид, что ничего не поняла, и принялась отбиваться: - Если одежду снять, их арестует полиция. К тому же, они нормально одеты! Или тебе больше нравятся костюмы девочек-зайчиков? Так чего ж ты молчал?! Я бы поменяла рабочее название на «Девочка-зайчик-воин»!
Как можно спрашивать «что такого», сознательно притащив на станцию девушку в таком костюме… Кстати, ты ведь говорила, что уже придумала сценарий для фильма? Я, конечно, не специалист, но разве можно менять концепцию фильма, когда пожелаешь?
Хотел бы я знать, как у режиссёров мозги устроены…
- Умение адаптироваться к обстановке – жизненно важная штука! Именно так на этой планете появилась жизнь – выживал наиболее приспособленный! Поэтому нужно уметь перестраиваться под обстоятельства, чтобы добиваться успеха!
Под какие ещё обстоятельства? Если бы у матушки-природы были мозги, уверен, первая вещь, которую она бы сделала – это вышвырнула Харухи прочь из атмосферы Земли.
Коидзуми был низведён до уровня улыбчивой прислуги, ответственной за перенос оборудования, Нагато вообще всегда молчит, а Асахина слишком устала, чтобы что-нибудь возражать. Другими словами, разговоры вёл, как всегда, один я.
Эх, как я хочу, чтобы кто-нибудь придумал выход из такого положения.
Похоже, Харухи восприняла всеобщее молчание как знак того, что мы были глубоко тронуты её речью.
- А, вон и поезд идёт! Микуру-тян, пошли! Представление начинается!
Как суровый полицейский, ведущий под замок симпатичную преступницу, Харухи подтолкнула Асахину-сан в плечо по направлению к турникетам.

Выходя со станции, я заметил, что мы приехали как раз туда, где были в прошлый раз, поскольку неподалёку находился знакомый торговый ряд. Мои подозрения ещё даже не успели оформиться, как Харухи уже привела нас к тому самому магазину, куда она наносила визит в прошлый раз. К магазину электроники, где она добыла камеру.
- Я здесь, как и обещала! – энергично начала она. Хозяин выглянул наружу, и уставился на Асахину-сан.
- Хо-хо.
Он смотрел на главную героиню с несколько озабоченной улыбкой, а Асахина-сан обречённо ждала, как какой-нибудь персонаж в файтинге, израсходовавший все свои спецприёмы. Затем хозяин произнёс:
- Это та самая девочка, что и раньше? Хо-хо, сегодня она выглядит совсем по-другому. Ну что ж, можете начинать.
Что начинать? Я инстинктивно дёрнулся, было, шагнуть вперёд и прикрыть собой дрожащую Асахину-сан, но Харухи оттеснила меня назад прежде, чем я успел пошевелится.
- Начинаем инструктаж, всем внимание!
С той же улыбкой, которая была на её лице, когда она победила в школьном марафоне на спортивном празднике, Харухи объявила:
- Сейчас мы приступим к съёмке рекламы!

- Владелец этого мм…магазина, Эйдзиро-сан, мм… очень добр и бб… бескорыстен. Магазин основал д…дедушка Эйдзиро-сана, здесь продаётся всё от батареек до холодильников. Ой, и… ммм…
Официантка обречённо улыбалась, изо всех сил силясь прочесть сценарий. Позади неё стояла Нагато с пластмассовой вывеской «Электротовары Оомори» в руках. Обе они были схвачены квадратиком видоискателя камеры в моих руках.
Асахина-сан неуклюже улыбнулась, держа в руках микрофон, который даже не был подключён с другого конца.
Коидзуми стоял позади меня, и криво улыбался, демонстрируя плакаты с написанными на них фразами из сценария. Плакаты были обычными альбомными листочками, на которых Харухи только что, особо не раздумывая, набросала несколько фраз. Коидзуми перевернул страницу альбома, подстраиваясь под скорость чтения Асахины-сан.
Мы стояли снаружи магазина электроники, находящегося в самом сердце торговых рядов.
Харухи сидела на режиссёрском стульчике, закинув ногу на ногу, и хмурила брови, глядя на выступление Асахины-сан.
- Ладно, снято!
Шлепок мегафоном по ладони.
- Совершенно без души сыграно. Где, где все чувства, а? Не верю я такой игре, - сказала она, грызя ногти.
Понемногу приходя в себя, я выключил запись. Асахина-сан, уцепившись за свой микрофон обеими руками, тоже замерла. Нагато, та вообще не шевелилась с самого начала, а Коидзуми улыбался.
Любопытствующие прохожие, оказавшиеся на этом торговом ряду, уже сгрудились вокруг нас изрядной толпой.
- Микуру-тян, у тебя слишком наигранное выражение на лице. Улыбайся естественней, от всей души. Подумай о чём-нибудь хорошем, радостном. Да просто оглянись вокруг! Ты будешь звездой моего фильма! Да это самое приятное событие в твоей жизни!
Хватит молоть чепуху, вот что я бы сказал.
Если сократить разговор между Харухи и хозяином магазина до двух предложений, то он будет выглядеть примерно так:
- Мы снимаем кино, и вставим туда вашу рекламу, если вы дадите нам камеру.
- Конечно, конечно.
Хозяин магазина оказался настолько глуп, что всерьёз поверил красивым обещаниям Харухи. А сама Харухи, наверняка, вообще свихнулась, раз решила вставить в фильм рекламу. Никогда не видел фильма, в котором главная героиня вслух прославляла бы какой-нибудь товар. Может, ещё и ничего, если бы название магазина просто появилось на заднем плане в каких-нибудь сценах, но мы же вообще снимаем рекламный ролик вместо фильма!
- Знаю! – внезапно воскликнула Харухи. Правда? И что же ты теперь знаешь?
- Официантке нечего делать в магазине электроники.
Здорово, так зачем ты выбрала этот костюм?
- Коидзуми-кун, дай сумку. Вон ту, что поменьше.
Харухи приняла из рук Коидзуми бумажную сумку, схватила сонную Асахину-сан за руку, и бросилась к магазину.
- Менеджер! Есть у вас, где переодеться? Да что угодно сойдёт! Даже туалет. Да? Ну ладно, кладовка так кладовка!
И глазом не моргнув, она дёрнула за собой Асахину-сан, и исчезла внутри. У несчастной Асахины-сан не осталось даже сил сопротивляться, она лишь неуклюже следовала за ней, влекомая невероятной Харухиной силищей. Наверное, она была готова на всё, лишь бы избавиться от этого костюма.
Коидзуми, Нагато и я остались бесцельно стоять снаружи. Нагато, в своём чёрном костюме, продолжала держать пластмассовую вывеску, уставившись в камеру. Удивительно, как у неё руки не устали.
Коидзуми мягко улыбнулся мне:
- Похоже, в ближайшее время играть мне не придётся. В школьную пьесу я попал только потому, что за меня все проголосовали, а вообще-то, заучивать все эти монологи – очень утомительно. Надеюсь, у моего персонажа будет поменьше реплик… Слушай, а почему бы тебе не сыграть главного героя?
Харухи решает, кто кого играет, пойди её спроси.
- Думаешь, я справлюсь с таким страшным делом? Я простой актёр, я не осмелюсь даже слово сказать против нашего продюсера и режиссера в одном флаконе. Распоряжения Судзумии-сан не обсуждаются. Я даже не хочу думать, какую кару она низвергнет на меня в противном случае.
- А кто хочет! Думаешь, почему я так легко согласился быть оператором? К тому же, мы всё равно снимаем не кино, а рекламу для местного магазинчика. Хотя, по-моему, это чересчур для добрососедских отношений.
Наверное, на задворках магазина сейчас разыгрывались яростные сцены. Могу себе представить выражение лица Харухи, с которым она срывала одежду с беззащитной Асахины-сан. Интересно, что она заставит её надеть на этот раз? И почему она сама не наряжается в эти костюмы? Её фигура всё равно почти так же впечатляет, как и фигура Асахины. Почему ж она не подумает о том, чтобы сниматься самой?
- А вот и мы!
Два человека вышли из магазина. Харухи, разумеется, осталась в своей школьной форме, а вот одного взгляда на другую девочку оказалось достаточно, чтобы я отправился в путешествие по тропинкам памяти. Сколько уже прошло – шесть месяцев? Как быстро летит время! Чего только не случилось с тех пор! Турнир по бейсболу, усадьба на затерянном острове… «какие приятные воспоминания»… Ну да, как же!
В этом костюме Асахина-сан исполняла свой дебютный выход на публику, после чего о ней и о Харухи моментально заговорила вся школа. Это был тот самый, открывающий всё и даже ещё чуть-чуть, костюм, который в своё время так травмировал Асахину.
Великолепная, неподражаемая девочка-зайчик, красная до корней волос, со слезами на глазах застенчиво следовала за Харухи, а её заячьи ушки прыгали туда-сюда.
- Да, так гораздо лучше. Всё-таки, в рекламе зайчикам равных нет, - невразумительно заявила Харухи, и с удовлетворённым видом осмотрела Асахину-сан. Асахина выглядела совершенно разбитой, казалось – её душа готова была покинуть бренное тело, вылетев из маленьких полураскрытых вишнёвых губок.
- Микуру-тян, начнём-ка всё сначала. Текст ты уже наверняка запомнила. Кён, включай камеру.
Да кто будет прислушиваться к её словам, когда она так одета? На показе фильма зрители, наверняка, будут полностью поглощены наблюдением за девочкой-зайчиком, и не обратят на рекламу внимания. Хорошо ещё, если экран не прожгут насквозь своими горящими взорами.
- Итак, дубль два! – заорала Харухи, и влепила солидную затрещину своему мегафону.

Наконец, съёмки рекламы для магазина электротоваров с плачущей от Харухиных нападок но, в то же время, улыбающейся Асахиной-сан в главной роли, были закончены. Картина наводила на мысли о каком-нибудь зарубежном рестлере, которым манипулирует зловещий менеджер.
Но, поскольку всё так обернулось, я припомнил, что мы заглядывали ещё в один магазин. Мне даже не пришлось гадать, поскольку Харухи тотчас же направилась снимать рекламу и для них. Не обращая внимания на стоны и вопли Асахины, Харухи потащила её вниз по улице. Всё это время Нагато спокойно следовала за мной и Коидзуми, как фантом, со своей обычной отстранённой волшебной физиономией.
Я укрыл открытую спину Асахины-сан своей курткой, пытаясь её утешить. Боюсь, правда, что от этого мы стали привлекать только больше внимания. Сколько же всё-таки извращенцев на свете! Хочу заметить, я с ними ничего общего не имею.
Мы добрались до второго магазина, торговавшего игрушками, и всё повторилось снова. Под неустанным надзором любопытных прохожих Асахина-сан слёзно глядела на меня – точнее, в объектив камеры.
- Эт… этот мм.. магазинчик игрушек открыл Ямацути Кейдзи-сан, в дд.. двадцать восемь лет. Он не послушался своих родителей, и бросил работу клерка, потому что мечтал о своём деле. Конечно, выручка тут небольшая… Пп… прибыль за последние полгода на двадцать процентов меньше, чем в прошлом году. Кривая продаж загибается куда-то вниз,… это… покупайте игрушки здесь, вот!
Речь Асахины-сан была совершенно неубедительной. Хозяин, Ямацути-сан, за рекламу это вообще сочтёт, или нет? Да такая речь его только в депрессию вгонит. Кому охота выслушивать такую критику от школьников!
Теперь девочке-зайчику нужно было прицелиться из игрушечного автомата, который она держала дулом кверху.
- Не цель в людей, постреляй лучше в пустые банки!
За нею стояла Нагато, слепо глядя перед собой, и держа в руках пластмассовую вывеску с надписью «Магазин игрушек Ямацути». Сюрреалистическое зрелище. Раз Асакура Рёко походила на обычную, в меру эмоциональную девочку, значит, не все человекоподобные интерфейсы похожи на роботов. Наверное, у Нагато просто такой характер.
Асахина-сан навела автомат на пустые банки, лежавшие на земле, и открыла огонь:
- Ой! Осторожнее; а то, наверное, будет больно… Ааааай~~!!! – лепетала она, пока алюминиевые банки покрывались дырами, как стенки пчелиного улья. От выстрелов толпа заволновалась, хотя точность попаданий Асахины была не выше одного процента.
Я снимал всё на DV-камеру и чувствовал, что это абсолютно бесцельная трата времени. Мне было стыдно перед Асахиной-сан и людьми, разработавшими эту камеру, поскольку её делали не для того, чтобы снимать на неё такую чепуху.

Так или иначе, сегодня съёмки этой глупейшей рекламы подошли к концу. Перед тем, как разойтись, мы заглянули в школу, чтобы выслушать Харухин анонс дальнейшего расписания съёмок.
- Раз завтра суббота, выходной, собираемся рано. Всем быть в девять на станции Китагути, слышите?
Но у нас одной рекламы уже на пятнадцать минут. Какой же длины будет фильм? Никто не выдержит три часа этой мути на школьном фестивале, плакали наши кассовые сборы… - думал я про себя, отмечая, насколько подавлена Асахина-сан. Когда мы отправлялись, ей пришлось ехать на поезде в костюме официантки, а возвращалась она как девочка-зайчик. Теперь, переодевшись в свою школьную форму, она свалилась от усталости. Дойдёт до того, что главная героиня просто заснёт на съёмках!
Я допил чай, который вместо Асахины-сан, улёгшейся головой на стол, и выглядящей устало, приготовил Коидзуми, и сказал:
- Харухи, ты что, не могла придумать для Асахины-сан костюма получше? Неужели нету более подходящих нарядов? Какие-нибудь военные мундиры или форма болельщиц?
Харухи помахала своей указкой со звездой на конце, и ответила:
- В них нет оригинальности! Только увидев костюм официантки, зритель вздохнёт от восторга! Вот как важно понимать, что думает аудитория. Специалисты называют это «уловить концепцию фильма»!
Сильно сомневаюсь, что она вообще понимает, что такое концепция. Всё, что мне оставалось – только вздохнуть:
- Ладно, проехали… другой вопрос. Почему главная героиня должна обязательно прилететь из будущего? Какой в этом смысл, ты ведь не собираешься использовать это в сюжете?
Асахина-сан, лёжавшая на столе, слегка вздрогнула. Харухи ничего не заметила, но, разумеется, сдаваться не собиралась:
- Такие мелочи мы потом решим. Если у кого-то будут возражения, мы всё обсудим.
А моё возражение только что – не считается?! Отвечай на вопрос!!!
- А если мы всё обсудим, но ничего не придумаем, так и оставим, как есть! Всё равно никакой разницы. Главное, что фильм будет интересный!
Это если ты сумеешь сделать его интересным. Но разве есть шансы, что снятый тобой фильм окажется интересным? Зачем снимать кино, которое понравится только режиссёру? Хочешь получить «Золотую малину» за самый неудачный фильм «для взрослых»?
- Что это ещё за «малина»? Я только одного хочу, победить в голосовании на лучшее мероприятие на школьном фестивале! Но, если можно, я не против и «Золотого глобуса». Так что нужно правильно нарядить Микуру-тян, а то жюри обидится!
Не думаю, что наше кино вообще доберётся до жюри. Да, и, судя по всему, тот скучный фильм, который сподвиг Харухи взяться за съёмки собственного кино, получил «Золотой глобус».
Я опять вздохнул, и посмотрел в сторону. Нагато, во всём чёрном, вернулась в свой уголок литературной комнаты, и опять погрузилась в мир книг. Что с ней такое? Она что, умрёт, если не прочтёт ничего за день в этой комнате?
- Минуточку, - пока я смотрел на обожающую чтение пришелицу, мне кое-что пришло в голову, - Эй, я ещё не видел сценария.
Я не то, что не видел сценария, я даже близко не представлял себе сюжета. Всё, что я знал, это что Асахина-сан была официанткой из будущего, Коидзуми – молодым экстрасенсом, а Нагато – злой инопланетной волшебницей.
- Ничего-ничего.
Не знаю, что Харухи этим имела в виду, но она вдруг закрыла глаза, и указала палочкой со звездой себе на лоб:
- Ведь всё у меня в голове. И сценарий, и постановка. Тебе даже думать не придётся, я за тебя всё придумаю.
Блестящая мысль. Что бы ты не придумала, лучше б ты вместо этого как обычно тупо пялилась в окно. С мягким выражением на лице составишь хоть какую-то конкуренцию Асахине-сан.
- Завтра, завтра! Всем собраться с духом. Победа достаётся тем, кто борется за неё от всего сердца. Именно так нищие таланты и становятся всемирно известными. Вырвавшись из клетки своего разума, можно пробудить в себе неизвестные таланты, совершенно невероятные способности. Помните об этом!
Такое, наверное, срабатывает во всех этих комиксах-боевиках, но, сколько ты не контролируй свой боевой дух и не говори о национальной гордости, далёк тот день, когда японская сборная выиграет кубок мира.
- На сегодня всё! Всем ждать завтрашнего дня! Кён, не забудь камеру, оборудование и костюмы. Пунктуальней, ребята!
Затем Харухи с размаху сгребла свою сумку в охапку, и вылетела из комнаты. Звуки мелодии из фильма «Рокки» затихали вдали, удаляясь по коридору, а я недовольно смотрел на гору оборудования, которую мне придётся тащить. Знать бы, в какой профсоюз нужно подавать заявления о поведении таких режиссёров.

До настоящего момента наша школьная жизнь состояла из самых обычных повседневных дел – за исключением Харухиного сдвига на почве кино, разумеется. Но если в старших школах всей страны провести опрос, наверняка найдутся и другие школьники, занятые чем-то подобным. То есть, нашу жизнь можно было считать относительно нормальной.
На меня не нападали люди Нагато; я не путешествовал во времени с Асахиной-сан и не встречал никаких гигантов, тлеющих и мерцающих синим светом; наконец, я больше не оказывался свидетелем загадочных убийств и не раскрывал стоящих за ними идиотских шуток.
Самая обычная школьная жизнь.
По мере приближения школьного фестиваля, энтузиазм Харухи дошёл до точки кипения. Эндорфины в её голове теперь носились как белки в колесе, которых подстёгивают бегать со сверхзвуковой скоростью.
Но всё это можно было считать остающимся в пределах нормы.

……Можно было до этого дня.

Оглядываясь назад, я могу сказать, что до тех пор Харухи ещё как-то сдерживалась. Если подумать, мы ведь не сняли ни единого кадра для фильма. Всё, что было на цифровой камере – видеоклипы с Асахиной-сан, наряженной девочкой-зайчиком, и рекламирующей местные магазины электроники и игрушек. Для фильма «Бригады SOS» под режиссурой Харухи Судзумии не было даже каркаса; сюжет, и тот был загадкой.
И лучше бы он так и оставался загадкой.
Даже если бы мы в итоге показали документальный фильм, в котором Асахина-сан перечислила бы все магазины в нашей округе, это были бы пустяки. Вообще-то, разве такое кино не привлекло бы больше народу? К тому же, это поддержало бы на плаву местную экономику, так что мы убили бы сразу двух зайцев. Да, точно, давайте снимем бонусную серию «Реклама с Асахиной Микуру»! Мне это по душе. Не зря я всё-таки стал оператором.
Но, зная Харухи лучше, чем кто бы то ни было, я был уверен, что этим она не удовольствуется. Она пойдёт напролом, делая то, что объявила, что собирается делать. Она не из тех людей, кто сдаётся на полпути. Беспокойная девчонка, придерживающаяся своих правил!
Так и вышло, что начиная со второго дня, мы опять оказались в странном и зловещем положении. Я не знаю, как бы это описать… Как там Харухи сказала?
Вырвавшись из клетки своего разума, можно пробудить в себе неизвестные таланты, совершенно невероятные способности…
Может быть.
Знаешь, Харухи,…
Так-то оно так, но как-то они нестабильно у тебя пробуждаются?
В этом твоём подсознании.

Глава 3

Наступила суббота.
Мы собирались встретиться у станции. Когда я подошёл, таща в самом большом рюкзаке, что нашёлся у меня дома, всё оборудование, выяснилось, что остальная четвёрка уже собралась и ждала меня.
Харухи в своей обычной одежде и Асахина-сан со своим традиционным обаянием смотрелись очаровательно, как и всегда. Они напоминали пару непохожих друг на друга сестёр. Асахина-сан, больше походившая на младшую из двух сестриц, хотя и старшая по возрасту, была опрятно одета во взрослом стиле.
Стоя в окружении трёх подозрительных личностей, Асахина-сан вздохнула с облегчением, увидев меня, и кивнула мне, помахав ручкой. Какая прелесть!
- Опаздываешь!
Может, Харухи на меня и орёт, но она точно была весьма довольна. Руки у неё были свободны, поскольку мегафон и стульчик режиссёра она тоже запихала ко мне в багаж.
- Ещё даже девяти нет, - недовольно заявил я. Оглядевшись, я узрел Нагато, выражением лица напоминавшую фарфоровую статую, и Коидзуми с его непринуждённой улыбкой. Кстати говоря, сегодня выходной. Хотя для Нагато и нормально носить, как обычно, школьную форму, но почему Коидзуми тоже при полном параде?
- Вероятно, это мой костюм для фильма, - ответил Коидзуми, - Она мне вчера об этом сообщила. В фильме я буду играть экстрасенса, маскирующегося под обычного школьника.
А в жизни ты, по-твоему, кто?!
Я поставил сумки с камерой и всяким съёмочным оборудованием и вытер со лба пот. Харухи, с восторженным лицом младшеклассника, собравшегося на эксурсию, заявила:
- Кён, ты заплатишь штраф, как последний пришедший, но попозже. Сейчас нам нужно поймать автобус. Я плачу за билеты, это всё равно войдёт в наши расходы, но тебе придётся нас всех кормить.
Единолично приняв такое решение, она поманила рукой:
- Ребята! Остановка вон там! За мной!
Теперь я заметил на её руке повязку, гласившую «Ультра-режиссёр». Похоже, Харухи решила, что «мега-режиссёров» она уже превзошла. Интересно, она хоть что-нибудь пристойное снимет?
На всякий случай замечу: я не навязываюсь. Мне кажется, что гораздо лучше было бы просто снять домашнее видео с Асахиной-сан.

После тридцати минут тряски в автобусе мы сошли на остановке у подножия холма. Затем мы потратили ещё полчаса, с трудом поднимаясь по его крутому склону.
Парки, вроде того, в который мы прибыли, можно найти где угодно в сельской местности. Это место, однако, было мне хорошо знакомо, поскольку любая школьная экскурсия, на которой я побывал со времён начальной школы, почему-то всегда оборачивалась подъёмом на ближайшую гору – эту самую гору.
Парком она была только на словах, поскольку всё, что сделала администрация – вырубила просеку, закатала асфальтом, и построила фонтан на холме. Тут было так пустынно, что мне оставалось лишь удивляться, зачем вообще я карабкался на такую высоту. Только маленькие дети, которые не знают цены развлечениям, рады разгуливать здесь. И то их, наверняка, приводят сюда родители.
Объявив фонтан посередине площадки точкой отсчёта, мы решили считать это место нашим плацдармом для сегодняшних съёмок. Из Харухи, шедшей налегке, прямо-таки сочилась энергия, тогда как я устал, как собака. Если бы я не спихнул вовремя половину своего багажа Коидзуми, наверняка сейчас бы уже валялся мёртвым где-нибудь на полпути. Так что, как только мы оказались на месте, я прислонился к рюкзаку с оборудованием – с такими обычно в походы ходят – пытаясь отдышаться.
- Пить хочешь?
Передо мной возникла пластиковая бутылка. Её держала Асахина-сан:
- Я уже выпила половину, но, если ты не против…
Чай этот, подношение богини, должен был быть слаще всех райских эликсиров вместе взятых. Какая разница, пила она его, или нет; за отказ от этого чая меня следовало бы судить и расстрелять. Но, прежде чем я смог с благодарностью принять этот дар, рука злого демона оттолкнула кисть ангела. Харухи выхватила бутылку с чаем у Асахины-сан, и произнесла:
- Оставь на потом! Микуру-тян, некогда тратить время, поя водой этих мальчиков на побегушках. Если мы не приступим к делу, можем упустить хорошую погоду. Так что давай начинать съёмки.
Асахина-сан широко открыла глаза:
- Э……? Прямо тут?
- Конечно. Зачем, по-твоему, мы сюда пришли?
- Но мне ведь надо переодеться? Здесь мне негде переодеться…
- Не проблема. Смотри, чего тут полно!
Харухин палец указывал на зелёный лес вокруг парка.
- Никто не увидит, если переодеваться в лесу. Это как переодевальная комната. Ну давай, пошли!
- Э?… КЯЯЯ~~!!! С…СТООООЙ~~!!!
И прежде, чем кто-либо смог помочь, Харухи уже утащила Асахину-сан и исчезла в лесу.

Вернулась Асахина-сан в своём ярком костюме официантки, с двумя заплетёнными косичками за спиной. Она со смущением смотрела на дикие цветы, растущие по сторонам дороги.
Цвет глаз Асахины-сан изменился, что-то было не так с одним из её зрачков. Левый глаз стал синим, что ли?
- Это цветная контактная линза, - объяснила Харухи, - Люди с разноцветными глазами – тоже непременный атрибут хорошего фильма. Глянь на неё, разве она теперь не выглядит ещё загадочней? А всё – пустяковый приём. Работа с цветом!
Она схватила Асахину-сан за подбородок со спины, и слегка наклонила её детское личико набок. Асахина-сан только ошеломлённо смотрела на меня, пока Харухи игралась с нею.
- В этом синем глазе секрет, - сказала Харухи, - Поскольку, если в нём не будет секрета, то чего ж тут такого – два разноцветных глаза, мелочи жизни. Так, ерунда.
Замученная и доведённая до истощения Асахина-сан – тоже мне, ерунда!
- Ну и что за секрет в этой синей контактной линзе?
- Он на то и секрет, чтобы ты его не знал, - улыбнувшись, ответила Харухи.
- Эй, Микуру-тян! Долго мечтать собираешься? Ты звезда телеэкрана! Выше тебя – только режиссёр и исполнительный продюсер! А ну выпрями спину!
- КЯЯЯ~~!
Асахина-сан издала боязливый вопль, после чего Харухи заставила её принять какую-то позу, и впихнула ей ружьё (точнее, игрушечное ружьё).
- Ты должна создавать впечатление женщины-убийцы! Заставь людей верить, что ты из будущего!
Харухи принялась требовать всевозможных глупостей, а Асахина-сан лихорадочно пыталась принимать передо мной разнообразные позы – то есть, перед камерой, а не передо мной. Совсем не обязательно ей так из кожи вон лезть. В самом деле.

Между тем, энтузиазм Харухи был просто ненормален. Мне тоже попадались фильмы, на которых я скучал до смерти. Но никогда мне не казалось, что «я могу снять лучше», и никогда я не бросался снимать кино самостоятельно – всё равно я даже не знаю, как его снимают. А если б и знал, не думаю, что моё творение от этого бы сильно выиграло. Однако Харухи всерьёз считает, что у неё есть режиссёрский талант. Как минимум, что снятый ею фильм сможет превзойти дешёвое второсортное кино, которое показывают поздно ночью. Откуда такая уверенность?
Харухи махала своим мегафоном, и орала:
- Микуру-тян! Что ты так смущаешься! Свободней, свободней! Погрузись в образ своего персонажа, и всё получится! Сейчас ты протагонист, Асахина Микуру!
……Конечно, я знал, что некого винить за Харухино упрямство. У Харухи с рождения беспочвенная уверенность в себе, из-за которой она вечно обращает всё вокруг себя в хаос. Иначе бы она не нацепила на себя эту повязку-посмешище, и не улыбалась так хвастливо.
Под руководством режиссёра Харухи мы начали съёмки незабвенного «Дубля 1». Хотя сцена и носила такое громкое название, но единственное, что происходило – я шатался с камерой и снимал бегающую по площадке Асахину. Мне пришло в голову, что нам не помешал бы хотя бы сценарий, но Харухи, таким тоном, как будто бы это само собой разумелось, заявила, что никакого сценария нет и не будет:
- Иначе его обязательно украдут конкуренты.
Хорошая отмазка. Похоже, она решила следовать стилю всех этих гонконгских фильмов (сочинять сюжет на ходу). Откровенно говоря, даже я уже устал, но в сравнении с Асахиной-сан, которой приходилось выбиваться из сил, бегая с двумя пистолетами в руках, моё положение было не таким уж плохим.
Под нашими неустанными взорами Асахина-сан продолжала носиться, покачиваясь вправо-влево по пути. Только после «Дубля 5», когда режиссёр просигналила нам «Готово», Асахина-сан тяжело опустилась на землю.
- Уфф…. Уфф…
Не обращая внимания на официантку, сидящую на земле, переводя дух, Харухи обернулась, и принялась отдавать распоряжения Нагато, всё это время ждавшей в сторонке:
- Будем снимать сцену битвы между Юки и Микуру-тян.
Нагато, одетая в свой любимый чёрный костюм, встала перед камерой. Поскольку всё, что от неё требовалось – накинуть чёрную мантию поверх формы и надеть остроконечную чёрную шляпу на голову, её не пришлось тащить в лес переодеваться, так что ей, можно считать, очень повезло. Хотя по Нагато кажется, что она и не моргнёт, где бы ей не пришлось переодеваться. Интересно, что бы получилось, если бы им поменяли роли? Нагато бы стала официанткой, а Асахина-сан волшебницей. Сюрреалистическое получилось бы зрелище, но всё равно интересно.
Харухи поставила Асахину-сан и Нагато в трёх метрах друг напротив друга.
- Микуру-тян, беспощадно стреляй в Юки.
- Э? – Асахина-сан выглядела поражённой. Она затрясла своей растрёпанной после долгого бега головой, и сказала:
- Но этим нельзя стрелять в людей…
- Не бойся! Микуру-тян, с твоим талантом ты всё равно промажешь. А если случайно и попадёшь, Юки легко увернётся.
Нагато бездействовала, молча держа в руках указку с игрушечной звёздочкой на конце.
Я подумал про себя: даже если ты нажмёшь на курок, приставив пистолет к Нагато в упор, она, при её молниеносной скорости, всё равно сможет увернуться.
- Ну…
Асахина-сан робко глянула на Нагато, как новенькая официантка, разбившая тарелку, и сознающаяся в этом страшному на вид повару.
- Всё в порядке…, - ответила Нагато, и покрутила палочкой в своих руках, - можешь стрелять.
- Микуру-тян, даже Юки говорит, что всё в порядке, так что стреляй, сколько влезет. Но внимание, не пали из двух пистолетов одновременно, только по очереди, один за другим! Так стреляют все бандиты с двумя пистолетами!

Коидзуми поднял рефлектор света высоко над головой. Понятия не имею, как эта штука попала к Харухи в лапы. Наверное, кинематографический кружок сейчас уже пишет заявление о краже в полицию. Кстати, Коидзуми, разве ты не главный герой?
- Я не уверен, что смогу приспособиться ко всем неожиданностям, которые случаются во время съёмок, так что, чем сниматься, лучше я этим позанимаюсь. Вчера весь день беспокоился, как бы мне остаться за кадром, на мелких работах…
- А?
Асахина-сан зажмурилась, и принялась стрелять без остановки, как пулемёт-переросток. Сбоку стоял я, снимая это на камеру. Мне было не видно, куда девались пластмассовые пульки, но, судя по тому, что Нагато стояла, не дрогнув, в неё они даже не попадали. Может, её магия… Только у меня появились такие подозрения, как Нагато медленно подняла свою палочку, затем плавно взмахнула ей, и пули просто рухнули на землю перед ней с сухим щелчком. Хотя очков на Нагато и не было, её пронзительный взгляд не переставал удивлять меня.
Она ни на секунду не отводила взгляда от пистолетов. Такое с ней случалось нечасто, обычно она как будто бы думала: «если я не буду моргать, это будет выглядеть неестественно». Сейчас же она выглядела ещё загадочней. Впрочем, не думаю, что я удивился бы, даже если бы она вообще перестала моргать, или принялась бы ходить сквозь стены, или начала телепортироваться по комнате. Так что мелочами меня тем более не пронять.
Как сломанным дворником на лобовом стекле автомобиля, Нагато время от времени помахивала своей палочкой. Всякий раз, как она делала взмах, пластмассовые пульки со стуком падали на землю.
Но сцена битвы выходила крайне однообразной. Нагато рутинно махала своей палочкой, а Асахина просто стреляла из двух пистолетов, ни разу не попадая по противнику, поскольку всё, что Харухи сказала ей – «стреляй, сколько влезет», даже сценария не дала. Единственными репликами были, по-моему, «Ай~~! Кяя~~!! Жуть какая!!».
Когда в пистолетах Асахины-сан закончились патроны, Харухи ткнула её в плечо своим мегафоном. Я опустил наручную видеокамеру, и подошёл к Харухи, сидевшей на режиссёрском стульчике:
- Эй, Харухи. Что это за кино вообще получается? Что-то никакого сюжета не видать!
Ультра-режиссёр глянула на меня и сказала:
- Это неважно, всё равно я собираюсь перекроить всё на пост-продакшне.
И кто этим будет заниматься? Ну конечно, ведь это же правка видео. А я точно помню, что в мои обязанности входит и правка видео.
- Сними хотя бы диалоги какие-нибудь!
- Если понадобится, просто уберём звук на видео, и запишем поверх речь героев. А потом и выстрелы, и музыку добавим. Но пока тебе ещё рано об этом беспокоиться!
Ну, если уж на то пошло, поскольку весь сюжет существует только в твоей голове, мне должно быть вообще совершенно не о чем беспокоиться. Но я хотя бы прослежу, чтобы Харухины домогательства до Асахины были сведены к минимуму, и никто – кроме меня, разумеется, – не смел её лапать! Это самое меньшее, на что я соглашусь – надеюсь, возражений ведь не будет, а?
- Ну ладно, следующая сцена! Юки контратакует. Юки, изо всех сил бей Микуру-тян своей магией!
Нагато не двинулась с места, глядя на меня из под чёрной шляпы своими тёмными глазами, и слегка наклонила голову – так мягко, что это мог заметить только я. Наверное, пыталась спросить меня: «Правда, можно?»
Ответ, разумеется, был «Нет». Чтобы я, да повзолил причинить Асахине-сан вред, да тем более магией?! Только глянь на Асахину-сан, разве не видно, что она уже побледнела и дрожит от ужаса?
Конечно, Харухи понятия не имела, что Нагато может управляться с такой невероятной силой. Наверное, она просто хотела, чтобы Нагато изобразила какое-нибудь подобие волшебства.
Похоже, Нагато поняла, о чём я думаю. Ничего не сказав, она подняла свою палочку, а затем махнула ей, как фанаты на концертах поп-звёзд машут своими светящимися трубками.
- Ладно, неважно, - объявила Харухи, - потом вставлю спецэффекты. Кён, не забудь сделать, чтобы у Юки с палочки полились лучи во все стороны, когда будешь править видео.
Откуда мне, по-твоему, знать, как готовят такие спецэффекты? То ли дело, если бы нам помогали «Industrial Light & Magic».
- Микуру-тян, мучительный крик – и падай на землю с видом серьёзно раненой.
Асахина-сан помялась секунду, наконец издала «…Ах!», и свалились вперёд лицом на землю, подняв руки. Стоявшая позади неё Нагато напоминала богиню смерти, только что забравшую Асахинину душу. Я записывал всё это на камеру, а Коидзуми стоял за мной, держа в руках рефлектор.
Пристальные взгляды случайных прохожих, уже собравшихся вокруг нас, впивались мне в спину, как иголки.

Харухи, наконец, решила дать нам пощады, и объявила перерыв. Мы все измученно уселись друг рядом с другом на землю. Харухи перемотала записанное мной видео, и проиграла его с начала, с увлечённым видом бормоча себе что-то под нос. Несколько любопытных ребятишек подбежали к Асахине-сан и Нагато, спрашивая, что это за телепередача. Асахина могла только слабо улыбаться и кивать головой, а Нагато полностью игонировала детей, кося под элемент пейзажа.
С самого начала и до конца Харухи так толком и не объясняла, как мы будем использовать сцены, которые снимаем. Так что я был в полном недоумении, когда ультра-режиссёр объявила, что нашей следующей целью будет японский алтарь неподалёку. А что, перерыв уже закончился?
- Там есть голуби, - сказала Харухи, - Нужно снять сцену, где Микуру-тян бежит, а на заднем плане взлетают голуби! Если можно, голубей лучше сделать белыми, но, наверное, тут придётся не привередничать.
Похоже, нам придётся искать там ручных голубей. Харухи подхватила под руку выбившуюся из сил Асахину (наверное, чтобы помешать ей сбежать), и направилась через парк к основной дорожке. Мы с Коидзуми тащили за ними оборудование, как какие-нибудь негры, нанятые из местного населения носильщиками для съёмочной группы документального фильма. Мы прибыли к большому алтарю на склоне холма. Давненько я здесь не появлялся, с последней экскурсии в начальной школе.
Стоя перед табличкой с надписью «Голубей не кормить», Харухи принялась разбрасывать хлебные мякиши с бескомпромиссностью садовника, решившего заставить поникшие растения снова цвести. Всё, что пришло мне в голову – она, наверное, не умеет читать.
Тотчас же слетелась огромная туча голубей, практически скрыв под собою землю, и приземлялись всё новые голуби. Алтарь, покрытый голубиным пером, как-то не располагает к умиротворению. Подчиняясь указаниям, Асахина оставалась посреди этого моря голубей. Стоя перед ней, я снимал её на камеру, в то время, как её ботинки то и дело поклёвывали голуби. Губы Асахины дрожали. Боже, что я творю?
Харухи, держась за кадром, подняла отнятое у Асахины оружие, и сняла его с предохранителя. Прежде, чем я успел сообразить, что она задумала, она внезапно принялась стрелять, как безумная, в направлении Асахининых ног.
- КЯЯЯЯ~~!!!
Испуг Асахины выглядел правдоподобнее, чем всё, что я когда-либо видел. Впечатлённые безумством Харухи, которое ввергло бы активистов «Общества защиты животных» в священный гнев, символы мира в ужасе разлетались во все стороны.
- Вот они! Кадры, кадры которые мне нужны! Кён, всё до последней секунды – на плёнку!
Камера шумит, значит – работает, наверное? Асахина, стоявшая посреди этой метели голубей, рухнула на корточки и прикрыла голову руками.
- Микуру-тян! Что ты там уселась? Летающие голуби – это задний план для твоего бега! Вставай живо!
Похоже, момент для съёмки фильма мы выбрали неудачный, поскольку вместо «Общества защиты животных» откуда-то из помещений алтаря внезапно возник старикан, похоже – местный священник. По крайней мере, одет он был в хакаму4, так что, вероятно, какое-то отношение к религии он имел. Я уже приготовился выслушивать его брань, но тут Харухи, ничтоже сумнящеся, совершила ход конём.
Она подняла свой игрушечный CZ (а может, это был SIG), и начала палить прямо в старикана. Я стал свидетелем того, как старый священник (наверное, это всё же был он) станцевал танец ужаса на шипящей от пуль земле. Общество поддержки пенсионеров устроило бы нам головомойку.
- Отступаем! – гаркнула Харухи, и тут же бросилась удирать. Не знаю, когда ушла Нагато, но впоследствии оказалось, что она уже дожидалась нас далеко у ворот храма. Видя, что Асахина не успеет скрыться самостоятельно, мы с Коидзуми подхватили её под руки, и потащили вместе с оборудованием.
Не могли же мы бросить её в качестве козла отпущения, помчавшись за убегающим режиссёром.

Через десять минут мы уже обедали в забегаловке неподалёку. Платил почему-то я.
- Может, зря я с ним так опрометчиво? Нужно было снять этого старикана в роли злодея, - размышляла Харухи насчёт своих практически преступных действий. Асахина, высосав три вермишелины, улеглась плашмя на столе.
- Микуру-тян, ты слишком мало ешь. Разве на такой еде вырастешь? А некоторых фанатов ничем, кроме больших грудей, не завлечёшь! И спину держи прямее, - объявила Харухи, стащив Асахинину вермишель и чавкая над ней.
Вырастет. Не знаю, сколько лет ей на это потребуется, но однажды лицо и фигура Асахины разовьются до стандартов конкурса «Мисс Мира». Хотя сама она об этом ещё и не знает.
Коидзуми только криво усмехнулся, а Нагато молча поднесла свой многослойный бутерброд ко рту и принялась жевать. Я отодвинул в сторону свой опустевший поднос и обратился к Харухи, только что прикончившей вторую порцию:
- Что ты будешь делать, если этот священник решит нажаловаться в нашу школу? Коидзумина школьная форма нас выдала.
- Да это пустяки.
Харухи – неисправимый оптимист.
- Мы стояли достаточно далеко от него. К тому же, такие пиджаки сейчас почти в каждой школе носят. Просто будем от всего отказываться; cделаем вид, что ничего не понимаем. Пластмассовые пульки – не улика против нас.
Я взглянул на видеокамеру, содержащую настоящие улики, и подумал: разве всё не вскроется, когда мы покажем наш фильм? Вряд ли кто-то поверит, что около одного и того же алтаря в одно и то же время среди голубей гуляли две совершенно разные официантки.
- Ну и куда мы дальше?
- Нужно вернуться на площадку в лесу. Я тут подумала, что для создания напряжённой картины боя, пожалуй, снятого материала не хватит. Чтобы заинтриговать зрителя, нужно что-то более радикальное. У меня куча идей: например, пусть Микуру-тян бежит со всех ног через лес, удирая от Нагато Юки. А потом Микуру-тян свалится с утёса, но её поймает Коидзуми-кун, который тут случайно проходил. Как тебе такое развитие сюжета?
Идиотское развитие сюжета. Где ты видела школьников, от нечего делать гуляющих по лесу в школьной форме? Тебе не кажется, что это за уши притянуто? К тому же, при Харухиной непредсказуемости она вполне может действительно просто спихнуть Асахину с обрыва. Харухи, что ж ты сама-то не прыгнешь? Валяй, поработай каскадёром Асахины, натяни на себя этот костюм. Хмм… впрочем… размер груди, конечно, не тот, не тот…
Только я об этом подумал, как Харухи подняла на меня бровь:
- Ты о чём это замечтался? Только не говори, что воображаешь меня в этом костюме.
В яблочко, правильно мыслишь.
- Я, всё-таки, режиссёр. Я не могу так просто выскочить с улыбочками перед камерой. За двумя зайцами погонишься – ни одного не поймаешь. Споткнёшься об корень, ещё и нос расшибёшь.
А мне казалось, что ты у нас одновременно режиссёр и исполнительный продюсер?
- У нас же команда не безразмерная. Хотя, конечно, неплохо бы ввести редкого персонажа, который всего раз-другой появится на экране. Без таких вот штучек фанатов не проймёшь!
На каких ещё фанатов ты рассчитываешь? На фанатов Асахины? До настоящего момента весь этот фильм – просто шоу «Асахина Микуру в костюмах»! ……Но это, в общем-то, не так уж и плохо.
Коидзуми очень изящно вернул чашку с молоком на стол и сказал:
- В фильме будем сниматься только мы трое?
Болван! Не задавай лишних вопросов!
- Ну…
Харухи закусила губу, как она делала всякий раз, когда впадала в задумчивость. Тебе не кажется, что о таких вещах стоило подумать заранее?
- Три человека – это не так-то много. Маловато, маловато. Нужны ещё люди, чтобы оттенить энергичную натуру протагонистки. Спасибо, что напомнил, Коидзуми-кун. В знак моей признательности я увеличу тебе экранное время.
- А…… ну спасибо.
В улыбке на лице Коидзуми явственно читалось «Ох чёрт». Так тебе и надо! Я ведь знал, что ничего хорошего из этого не выйдет, вот и молчал.
С другой стороны, откуда она собирается брать новых персонажей? Три к четырём, что следующий, кого она выберет наугад, окажется весьма сомнительной личностью. Вероятно, пришельцем из параллельного мира, если следовать заявленному ей списку. Хотя, по-моему, никакие пришельцы даже и лететь к нам сюда не захотят.
- Прежде, чем доберёмся до главаря, нужно победить банду. Банду-банду…
Харухи коснулась пальцем подбородка, и глянула на меня:
- Как по-твоему, они сгодятся?
Я тоже догадался, о чём думала Харухи. Танигути и Куникида. Единственные, кого можно было бы вытащить на съёмки без особых проблем. Самый безопасный выбор на роль приспешников главаря, дешевле, чем обычная массовка. Безвреднее одинокого бродячего призрака.
- Наверное.
Я отвёл взгляд от режиссёра, думавшей, кого бы ещё пригласить, и посмотрел на Асахину, с закрытыми глазами лежавшую на столе. Притворялась она или впрямь задремала, она всё равно выглядела такой очаровательно милой!
Затем я перевёл взор на Нагато, усиленно тянущую свою газировку через соломинку. Восхитившись её деревянным спокойствием, я спросил:
- Что же мы тогда снимаем дальше?
Харухи заглотила в себя чашку лапши, на что у неё ушло определённое время.
- Что ни говори, а Микуру-тян нужно помучать как следует. Фильм-то о девчонке, которая постоянно попадает в неприятности, но всё-таки умудряется выкрутиться вопреки всему! Чем больше проблем мы ей сочиним, тем эффектней выйдет катарсис. Не бойся, Микуру-тян, концовку снимем хорошей.
Значит, хорошей снимем только концовку? А до тех пор Асахине-сан остаётся лишь терпеть тиранию Харухи. Что это вообще за сценарий у Харухи такой? Похоже, я единственный, кто способен помешать ей слететь с катушек. Нужно быть осторожней, и постоянно за нею приглядывать. Кстати, что это ещё за катарсис?
Плотно сжатые веки Асахины приоткрылись, Асахина взглянула на меня своими разноцветными глазами, как будто бы ища защиты. Однако она лишь тихонько вздохнула и медленно закрыла глаза. И что это значит? Я недостаточно надёжен? Но в теперешнем положении, когда Коидзуми и Нагато не могут остановить надвигающееся цунами, я единственный на твоей стороне.
Хотя последние шесть месяцев, что бы я не делал, я просто не мог помешать безумствам Харухи. Я прекрасно понимаю, что мои действия тщетны, но оцени, хотя бы, мой рыцарский дух!

Откровенно говоря, по-моему, я и не пробовал останавливать Харухи. Полгода назад мне казалось, что даже если Харухи придётся отрывать руки, я разубежу её основывать «Бригаду SOS». Но вышло так, что пока я сомневался, Харухи уже нашла и комнату, и участников, и, в конце концов, даже я оказался в числе участников… мда, так и получилось.
Но если бы я тогда саданул её по затылку бейсбольной битой, ну или использовал какой-нибудь другой предупреждающий приём, скорее всего, я не встретил бы ни Асахины, ни Нагато, ни Коидзуми. Хотя, может, я и познакомился бы с ними как-нибудь по-другому. Но я бы так никогда и не узнал, какие абсурдные секреты хранят они, пришельцы и путешественники во времени. Я считал бы их обычными одноклассниками, с которыми я сталкивался бы время от времени в коридоре.
Не спрашивайте меня, какой вариант я предпочёл бы сам. Ведь я уже узнал от остальных трёх участников, кто они есть на самом деле, я видел в работе ужасающую мощь Нагато, встречал другую, выросшую Асахину, и помню, как Коидзуми на моих глазах сиял красным светом. Если бы нашёлся какой-нибудь параллельный мир, в котором я никогда не заговаривал ни с Харухи, ни с другими тремя членами кружка, можно было бы порасспрашивать этого «меня». Но здешний я, увы, в сплошном недоумении.
Впрочем, как раз сейчас недоумевать мне особо не с чего. Хмм… снимать кино для школьного фестиваля – в общем-то, ничего сверхъестественного в этом нет. Загадочны лишь Харухины мозги, но это и так известный факт, так что удивляться ему нечего. Нет ничего нового в том, что из Харухи хлещет поток идиотских идей, вроде создания фильма своими руками. Для меня это было бы просто ещё одним рутинным занятием. Всё, что от меня требовалось бы – просто делать, что она сказала, и надеяться, что всё кончится хорошо…
Вот почему, подумав так, я и решил не мешать ей снимать своё кино. Какая мне разница, режиссёр ты, или кто, да делай, что хочешь! Крути-верти окружающими, сколько тебе в голову взбредёт! Если тебе от этого станет легче, пожалуйста, я, даже тяжело вздыхая в глубине души, буду таскаться с тобой, сколько прикажешь. Потому что последнее, чего мне хочется – это оказаться в ловушке вместе с тобой чёрт знает в каком измерении.
Я размышлял обо всём этом, глядя на хвастливую Харухи, измученную Асахину, улыбающегося Коидзуми и ничего не выражающее лицо Нагато.
Я и понятия не имел, что момент, когда я пожалею, что не остановил Харухи, наступит так скоро.

Мы вернулись на площадку в лесу. Нельзя уже сделать что-нибудь с этой непродуманностью? Если б мы знали заранее, могли бы снять все сцены здесь до того, как отправились к алтарю! Но нет, ведь сценарий существует только в голове Харухи. Всё-таки, незаменимая штука – умение выражать свои мысли в словах. А записывать их на бумагу – и вообще лучшая человеческая находка.
- Наверное, хватит оружия. Я думала, пули будут выглядеть впечатляюще, но от выстрелов ни огня, ни грохота – динамика схватки пропатает. Нда, вряд ли от них будет толк. Всё-таки, это только игрушки.
Похоже, Харухи разочаровалась в нашем спонсоре, магазине игрушек Ямацути. Носком кроссовки она провела на земле два больших перекрестья. Наверное, отмечала позиции, где должны были стоять Асахина и Нагато.
- Микуру-тян, стоишь здесь. Юки, сюда.
- Ммм…
Асахина, которую постоянно гоняли туда-сюда, уже ходила, пошатываясь, как будто бы разом сожгла запас калорий за целый день. Не в силах сопротивляться, она беспрекословно, как кукла, в своём соблазнительном костюме официантки, вышла на сцену. Её сознание уже регрессировало до уровня маленького ребёнка, поэтому она перестала даже стесняться.
Нагато, которая напоминала куклу и в нормальном состоянии, тихо проследовала к назначенной ей позиции и замерла. Её чёрная мантия трепетала на дующем с вершины холодном горном ветру.
Харухи махнула отнятым пистолетом в направлении Асахины и объявила:
- Не покидать своих позиций. Я хочу снять сцену, где вы стоите друг против друга. Коидзуми-кун, готовь отражатель.
Затем Харухи уселась обратно на свой режиссёрский стульчик, подняла пистолет в воздух, и нажала курок:
- МОТОР! – заорала она во всю глотку.
Я поторопился поднять камеру, но Асахина, похоже, была удивлена ещё больше моего. Мотор? Но Харухи приказала им просто стоять смирно, какой ещё «мотор»?
- ……
Нагато и Асахина молча наблюдали друг за другом, изучая чужую реакцию.
- Ммм…
Асахина первой отвела взгляд.
- ……
Нагато продолжала смотреть на Асахину.
- ……
Асахина молчала.
Это пристальное наблюдение под горным ветерком могло продолжаться бесконечно.
- Хватит!
Удивительно, но Харухи осталась недовольна:
- Ну и почему у вас такая скучная битва получилась?
Потому что они обе просто стояли молча.
Схватив мегафон вместо пистолета, Харухи подошла к Асахине и влепила мегафоном ей по голове с двумя Харухи же заплетёнными мягкими каштановыми косичками.
- Микуру-тян, послушай. Какой бы симпатичной ты ни была, нельзя терять бдительность. Симпатичных сейчас полно! Если просто жить обычной жизнью, тебя в два счёта обставят малолетки!
К чему ты это?
Асахина наивно почесала в затылке. Харухи произнесла проницательным голосом:
- Тебе, Микуру-тян, нужно стрелять из глаз лазерными лучами.
- Э? – глаза Асахины расширились от удивления, - Но я не умею!
- Именно для этого у тебя один глаз перекрашен! Я сделала его синим не просто так! В этом глазе сокрыта невероятная сила, серьёзное лазерное оружие. Давай, покажи нам «Атаку Микуру»!
- Н… не могу!
- А ты постарайся!
Харухи обхватила голову Асахины руками и принялась колотить по ней своим жёлтым мегафоном. Картина вопящей от боли Асахины была слишком уж трагичной. Я сунул камеру Коидзуми, уже опустившему свой отражатель и смущённо наблюдавшему за этой сценой, и схватил Харухи за шиворот:
- Прекрати, балда!
Затем я оттащил маленькую официанточку подальше от тирана ультра-режиссёра.
- Здоровые люди не стреляют из глаз лазерами. Тебе что, совсем поплохело?
Взгляни только на Асахину, прячущую голову, обхватившую её руками! Посмотри, до какого отчаяния ты её довела, она уже плачет своими жемчужными слёзками!
- Хмпф, - несмотря на то, что я ещё держал её за шиворот, Харухи умудрилась отвернуться и пробормотала:
- Да вижу я.
Я отпустил её. Харухи легонько шлёпнула мегафоном по своей собственной шее.
- Я просто хотела, чтоб она получше изобразила стрельбу из лазера. Образ главной героини у неё слабенько получается. Да уж, тяжело у вас с чувством юмора.
Это у тебя тяжело с юмором, вот в чём настоящая проблема. Он не смешной. А ну Асахина и впрямь начнёт палить глазами?
…Ведь так не бывает, да?
Чувствуя себя неуютно, я перевёл взгляд на Асахину-сан, решив подбодрить её взглядом. Заплаканная Асахина уставилась на меня. Она моргнула своими большими круглыми глазами, легонько качнув головой. Похоже, сообщаться с ней глазами не получится. Пока я размышлял над этим, вперёд со своим советом бесстыдно выдвинулся Коидзуми:
- Уверен, мы сможем позаботиться об этом, когда будем заниматься спецэффектами.
Коидзуми вкрадчиво, как заядлый жулик, улыбнулся и передал Асахине упаковку салфеток:
- Кажется, Судзумия-сан так и собиралась поступить?
- Конечно, собиралась, - подтвердила Харухи.
Как же, собиралась она, подумал я себе.
Асахина-сан вытерла слёзы с глаз салфеткой и высморкалась, а затем подозрительно посмотрела и на меня и на Харухи. Нагато, как кукловод, всё время стояла на заднем плане, безмолвная и продуваемая ветрами. Кстати, неужели солнце ещё не село? Не могу дождаться момента, когда наши съёмки прервутся из-за плохой освещённости.
- Снимаем эту же сцену заново, - объявила Харухи, и принялась объяснять, как должна выглядеть эта её бесценная поза:
- «Атака Микуру!» Кричишь и делаешь вот так.
- Т…так?
- Нет, вот так! И закрой правый глаз.
Согласно Харухи, левую руку следовало приложить к левому глазу, образовав пальцами букву V, и стрелять, моргая глазом.
- Микуру-тян, попробуй-ка объявить это вслух.
- …Аттт..така Ммми..Ми..Микуру!
- Громче!
- Атака Микуру!
- Не стесняйся, громче!
- Ммм…. Атака Микуру!!!!
- Чтобы голос звучал громче, концентрируй энергию животом!
Чего-чего?

v02t01_104.jpg

Теперь Харухи пыталась заставить яростно краснеющую Асахину-сан кричать животом. Обращённые к нам взгляды гуляющих по парку детишек с родителями становились невыносимыми. Я бы с удовольствием объяснил им, что здесь совершенно не на что смотреть. Но с этими съёмками мы выглядели как какой-нибудь бродячий цирк, собирающий толпы зрителей. Ещё куда бы ни шло, если бы мы просто снимали заранее сочинённую постановку. Но у меня не было ни малейшей идеи о том, какое ещё счастье приготовлено для нас в этом восхитительном сценарии от Харухи, а для рекламного ролика Асахины-сан это уже было чересчур.
Мгновение спустя Асахина-сан и Нагато вернулись ко своим боевым позициям, Коидзуми стоял в сторонке и держал отражатель на высоко поднятых руках, как будто готовясь прокричать «ура!», а Харухи гордо восседала на своём режиссёрском стульчике. Я стоял примерно в двух метрах за тёмным силуэтом Нагато и снимал через её плечо Асахину-сан – такой угол съёмки потребовала Харухи.
Всё произошло внезапно.
- Отлично, теперь стреляй! – крикнула Харухи, и Асахина, без какой-либо уверенности, приняла нужную позу:
- Атака Ми…Микуру! – мило пискнула она и моргнула, пока камера записывала её подавленный, неестественный голос.
В следующее мгновение окуляр камеры, сквозь который я вёл съёмку, внезапно потемнел.
- А?
Не понимая, что произошло, я решил, что камера, должно быть, сломалась. Я убрал её от своего лица и обнаружил прямо перед собой зловещий чёрный костюм и остроконечную шляпу.
- ……
Нагато сделала какое-то движение рукой прямо у меня перед глазами. Так вот почему экран стал чёрным: это она мне окуляр правой рукой закрыла.
- А? – Харухи тоже разинула рот, похоже, в изумлении.
Большое перекрестье, которое она нарисовала, находилось в двух метрах от меня, и всё это время Нагато совершенно точно оставалась там. Как только Харухи скомандовала «Мотор!» и Асахина-сан издала свой милый вопль, в прицеле видеокамеры стала видна лишь Нагатина спина. Так как же Нагато умудрилась менее, чем за секунду, оказаться прямо передо мной, хватая что-то рукой перед моим носом? Какие-то искажения пространства, не иначе.
- Э? – Харухи, кажется, тоже поставленная этим в тупик, спросила: - Юки, когда это ты там оказалась?
Нагато не ответила, только наставила свои обсидиановые глаза на Асахину-сан. Зрачки Асахины-сан расширились, на лице её проступил ужас, и она моргнула…
Рука Нагато опять дёрнулась со скоростью света и схватила что-то в воздухе, как будто бы поймав какого-нибудь комара на лету. Кстати, куда делась та палочка со звездой, которую она с собой таскала?
Гм? Мне показалось, что я услышал необычный звук, наподобие того, что издаёт зажжённая и брошенная в лужу спичка.
- Э…..?
Растерянное восклицание издала Асахина-сан. Наверное, она понятия не имела, что происходит. Как и я. Что Нагато творит?
Как будто обращаясь за помощью, Асахина-сан обернулась… и со стороны Коидзуми раздался странный звук. Я уверен, он звучал, как воздух, выходящий из проколотых автомобильных шин….
Отражатель, который держал в руках Коидзуми – бывший, в общем-то, простым куском дешёвого полистирена – теперь был разрезан надвое по диагонали. Редчайшая была сцена, когда обычно невозмутимый Коидзуми ошеломлённо смотрел на две половинки разрезанного отражателя. Но у меня не было времени наслаждаться такими картинами.
Нагато, и только Нагато, сумела что-либо предпринять.
Фигурка в чёрном прыгнула и мягко приземлилась перед Асахиной-сан. Затем Нагато выпростала из-под накидки правую руку, и схватила за лицо Асахину-сан – маленькими пальцами касаясь её лба, как будто бы закрывая ладонью глаз.
- Кяяя… На… Нагато-сан……!
Нагато поставила Асахине-сан подножку и повалила главную героиню-официантку на землю. Теперь Богиня Смерти оседлала её роскошную грудь, как коня. Асахина-сан жалобно взвизгнула, хватаясь за атакующие её тонкие руки Нагато.
- Ай!
Я, наконец, пришёл в себя. Какого чёрта здесь творится? Сначала мне казалось, что Нагато просто случайно перекрыла мне угол обзора, но я ни за что бы не подумал, что затем пополам расколется отражатель и пришелица нападёт на путешественницу во времени. Неужто Харухи успела придумать им такой сценарий… нет, вряд ли, режиссёр и сама безмолвствовала, выбитая из колеи настолько же, насколько Коидзуми и я. Не актёрская же игра её поразила?
- …Снято! – Харухи вскочила, и хлопнула своим мегафоном по стулу, - Стой, Юки, ты что творишь? Этого нет в сценарии!
Нагато молча сидела на Асахине-сан, чьи гладкие белые ноги оказались выставлены напоказ, пока она изо всех сил пыталась освободиться от ухватившейся за её лицо Нагато.
Услышав бормотание за своей спиной, я обернулся и обнаружил Коидзуми, уставившегося, скривив губы, на отражатель. Заметив, что я смотрю на него, он бросил на меня странный взгляд. И что это должно было значить?
Ладно, неважно, меня не волнуют таинственные взоры Коидзуми. Сейчас главное остановить Нагато, внезапно слетевшую с катушек безо всяких причин. Придерживая свою камеру, я бросился к официантке и колдунье в чёрном плаще, сцепившимся в один комок.
- Эй, Нагато, ты чего делаешь?
Остроконечная шляпа медленно повернулась ко мне. Нагато взглянула на меня своими чёрными бездонными глазами, её маленькие губки, казалось, были готовы раскрыться:
- ……
Я думал, она что-нибудь произнесёт, но она так ничего и не сказала. Как будто бы не найдя подходящих слов, она закрыла рот, и медленно поднялась. Легонько колыхнулся правый край чёрной мантии, когда она убрала обратно под неё свою руку.
- Хлюп……
Лёжа на земле, Асахина-сан казалась травмированной. Неудивительно; если б Нагато, со своим ничего не выражающим лицом, внезапно бросилась на меня и повалила на землю, я бы тоже со страху язык проглотил. Сейчас Нагато была похожа на дьявольскую колдунью, вроде тех, которых меньше всего хочется встретить ночью в тёмном переулке. Дошкольник, увидев её, наверное, намочил бы штанишки.
- ……
Нагато спрятав под полями своей большой остроконечной шляпы лицо до бровей, и спокойно стояла, глядя на меня.
Я подал дрожавшей всем телом Асахине-сан руку и помог ей подняться. Асахина-сан всхлипывала, и слёзы струились по её лицу. Длинные её ресницы по краям глаз вымокли в слезах, делая её ещё обаятельней… А? Что?
- Что за чепуха! Чем вы, ребята, занимаетесь? Не надо делать вещи, которых нет в сценарии, - встряла подошедшая режиссёр, так и не написавшая этого самого сценария.
В следующее мгновение мы с ней одновременно восклинули: «А?»
- Микуру-тян, а куда делась контактная линза?
- Ах……
Асахина-сан, крепко вцепившись в мою руку, коснулась пальцем щеки под левым глазом.
- Э?
Естественно, что все мы трое растерялись. Но кое-кто должен был знать все подробности.
- Нагато, ты не видала контактной линзы Асахины-сан?
- Нет, - без колебаний ответила Нагато. Мне показалось, что она говорит неправду.
- Может, выпала во время этой вашей драки? – ошибочно предположила Харухи и принялась осматривать землю вокруг.
- Кён, давай тоже помогай искать. Эта линза – дорогая штучка, знаешь ли, лучшая в своём классе.
Я опустился на четвереньки и принялся помогать Харухи вести поиски. Впрочем, я знал, что это пустая трата времени, поскольку видел, как Нагато сжимала что-то в правой руке, поднимаясь с Асахины-сан, и спрятала чуть позже. То-то она свалила Асахину на землю и хватала за лицо.
- Ничего не вижу, - губы Харухи дёрнулись. Я почувствовал себя виноватым перед ней, поскольку я и не старался ничего искать. Обернувшись, я увидел, что Коидзуми играется с двумя обломками отражателя, складывая их вместе и разделяя обратно. Лучше бы подошёл и помог!
Коидзуми улыбнулся и сказал:
- Может, её ветром унесло; вещица-то лёгкая.
Выдав этот бред, Коидзуми показал нам сломанный отражатель. Харухи вскочила с земли и выхватила его.
- Что произошло? Сломался? Хмпф, ну конечно – такая дешёвка! Боже, кружок кинематографии знает, где найти третьесортное барахло. Коидзуми-кун, попробуй починить его, скрепив скотчем, - беззаботно объявила Харухи, а затем повернула свои крокодильи глазищи на застывшую в благоговейном ужасе Асахину, уже прекратившую плакать:
- Без синенькой контактной линзы снимать не получится, что же делать?
Кажется, она всерьёз над чем-то задумалась, затем вдруг хлопнула рукой об руку, как будто бы в голове у неё зажглась лампочка:
- Точно! Переделаем сценарий, чтобы глаза становились разноцветными после трансформации!
- Т… трансформации? – поинтересовалась Асахина-сан.
- Именно. Нельзя, чтоб ты всё время ходила в костюме официантки – это нереалистично. Пусть это будет твой наряд после трансформации, а всё остальное время ты будешь носить какую-нибудь нормальную одежду.
Мне показалось смехотворным стремление к реализму в мире этого абсурднейшего фильма, но Харухи, похоже, уже согласилась на то, что костюм официантки был чересчур необычным. Асахина-сан быстро кивнула.
- К…конечно! Я тоже за нормальную одежду.
- Тогда в обычное время Микуру-тян будет ходить в костюме девочки-зайчика.
- Э?! Пп….пп..почему?
- Потому, что у нас нет других костюмов. А если ты будешь носить обычную одежду, то будет недостаточно симпатично. Погоди-ка! Я даже объяснение уже придумала! В обычном состоянии Микуру будет девочкой-зайчиком, привлекающим покупателей в торговом квартале, а в минуты опасности она превращается в боевую официантку! Как вам? Здорово, правда?
Ты же сама только сказала, что это нереалистично?
- Ну ладно, вперёд.
Харухи явила миру зловещую улыбку в виде полумесяца. Она схватила Асахину-сан за руки и потащила за собой. «Э? С…стой! Аууу!!» - скорбно кричала официантка, пока её утаскивали в лес.
Гм-м.
……Ну, в конце концов, меня это устраивает. Я могу только сложить руки вместе и принести мои извинения Асахине-сан, поскольку я уже некоторое время выжидал момента, когда Харухи уйдёт. Жду не дождусь твоего костюмчика девочки-зайчика, твоя жертва не будет напрасной.
……Да, а теперь надо бы пойти поговорить с Нагато обо всей этой её затее.
- Ну и что это была за самодеятельность?
Нагато опустила поля своей остроконечной шляпы левой рукой. Спрятав половину лица в тени, она медленно вынула свою сжатую в кулак правую руку. Я на секунду увидел белый рукав её формы-матроски, которая была полностью скрыта под мантией. Затем Нагато подняла указательный палец, и оказалось, что под ним покоилась голубая контактная линза.
Значит, это и вправду ты её забрала.
- Это, - медленно произнесла Нагато – Лазер.
Затем она опять замолчала.
……
Эй, я уже давненько собирался тебе сказать, ты недобираешь до минимальных стандартов количества слов, необходимых для внятной передачи сообщений! Хотя бы десять секунд речи, пожалуйста!
Нагато посмотрела на свой палец, и сказала:
- Недетектируемое волновое излучение высокой интенсивности.
Это она произнесла очень медленно и внятно. Ясное дело, недетектируемое волновое излучение…
Прошу прощения, но это не сильно мне помогло.
- Лазер? - переспросил я.
- Да, - ответила Нагато.
- Ну и дела, - вставил Коидзуми, - Впечатляюще.
Он взял у Нагато из рук контактную линзу, и внимательно изучил её в солнечном свете.
- Выглядит, как самая обычная линза.
Он сказал «впечатляюще», но вот я в этом ничего хорошего не находил, а поэтому «впечатлён» ничуть не был.
- И что всё это значит?
Коидзуми улыбнулся и сказал:
- Можешь показать свою правую ладонь? Да не ты, а Нагато-сан.
Девочка в чёрной накидке взглянула на меня, как будто спрашивая разрешения, так что я кивнул ей. Получив моё одобрение, Нагато открыла оставшиеся четыре пальца, до сих пор крепко сжатые. Я ахнул от увиденного.
- ……
Лёгкий ветерок шелестел, обдувая нас троих. У меня внезапно пошли мурашки по коже, поскольку я, наконец, всё понял. Теперь вопросов не оставалось.
На поверхности гладкой, практически без складок, ладони Нагато находились несколько чёрных червоточин, будто бы выжженных раскалёнными докрасна щипцами. Что-то около пяти штук.
- Я не смогла нейтрализовать их.
Не говори об этом с таким спокойным видом, на них даже смотреть больно.
- Атака была очень мощной и происходила моментально.
- Источником луча был левый глаз Асахины-сан? - спросил Коидзуми.
- Да.
Как это – «да»? У Коидзуми что – тоже шарики за ролики заехали? Или они уже разобрались, что происходит?
- Приступаю к регенерации, - объявила Нагато, и мы увидели, как чёрные червоточины сжались в размерах и исчезли во мгновение ока, а её рука засияла, как обычно, гладкой белизной.
- Да что вообще происходит? – мне оставалось только изумляться, - Неужто Асахина-сан действительно стреляла огнём из глаза?
- Это был не огонь, а излучение высокой интенсивности.
Да какая разница? Меня не волнует, был это лазер, мазер, или атомный луч, которым уничтожали кокон Мошры5, для дилетанта вроде меня это всё одно. В конце концов, какая разница между ионной и антипротонной пушками, если из обеих можно стрелять по монстрам?
Единственное, что меня беспокоит – это почему Асахина-сан принялась палить своими атомными лучами, когда никаких монстров рядом и в помине не было?
- Это излучение высокой интенсивности, а не атомные лучи.
Да говорю же, какая мне разница? Сейчас не до научной точности.
Нагато тихо спрятала свою правую руку, я почесал в затылке, а Коидзуми легонько щёлкнул контактную линзу пальцами.
- Асахина-сан до этого не обладала такими способностями?
- Нет, - Нагато тут же отвергла эту гипотезу, - В настоящее время Асахина Микуру – обычное человеческое создание, её тело ничем не отличается от тела обычного человека.
- Может, что-нибудь встроено в эту цветную контактную линзу? – продолжал спрашивать Коидзуми.
- Нет, это просто декорация.
Да уж, наверное, ведь это Харухи притащила откуда-то эту контактную линзу. Хотя в этом-то и заключалась проблема: как раз потому, что именно Харухи купила эту контактную линзу, и следовало быть предельно внимательными.
Над этим вопросом нужно было хорошенько поработать. Если бы Нагато не прикрыла меня, лазерный луч из Асахининого глаза прошёл бы сквозь окуляр камеры прямо в мой зрачок и вышел бы у меня из затылка, испепелив содержимое моей головы, а в особенности мои мозги, которые, наверное, будучи сожжёнными дотла, ужасно воняли бы. Да уж, то ещё было бы зрелище.
Кстати говоря, я был немало смущён тем фактом, что Нагато опять пришлось спасать мне жизнь.
- Тогда, значит, - Коидзуми потёр подбородок, и криво усмехнулся, - это работа Судзумии-сан, так? Она так хотела видеть «Атаку Микуру», что реальность перестроилась под её желания?
- Верно, - выражение лица Нагато нисколько не изменилось, когда она давала столь однозначный ответ. Мне никогда не стать таким хладнокровным.
- Минуточку! По-вашему, в этой линзе нет никакой магии, да? Так откуда тогда вылетел этот убийственный луч, как только Харухи это понадобилось?
- Судзумии-сан не нужна ни магия, ни какие-либо технологии. Пока она уверена, что нечто существует, оно действительно существует.
Не думаю, что я смогу смириться с таким извращённым мировоззрением.
- Но Харухи не хотела, чтобы Асахина-сан действительно стреляла глазами. Это была только постановка для фильма, разве она сама это не понимает? .
- Разумеется, - Коидзуми кивнул. Эй, не надо тут же со мной соглашаться – с кем я, по-твоему, буду спорить?
- Все мы знаем, что у Судзумии-сан до некоторой степени всё же присутствует здравый смысл, но также общеизвестно, что этот здравый смысл иногда бывает далековат от общепринятых норм. Наверное, в этот раз что-то необычное… а, они возвращаются. Ладно, в другой раз поговорим.
Коидзуми лёгким движением бросил контактную линзу в карман своей рубашки.

Как же всё это надоело.
Использовать агентурные данные против загадочных созданий, грозящих уничтожить Землю, побеждать плохих парней, ежедневно ввязываться в битвы, проходящие за пределами реальности, и всё это вперемешку с драмой… откровенно говоря, я предпочёл бы что-нибудь подобное. Лишь бы только не оказаться в такой ситуации, как я сейчас – лучше уж я буду геройствовать в совершенно выдуманном мире, чем глупее, тем лучше.
Но взгляните на меня. Обычный разговор с одной из одноклассниц, в итоге, повлёк за собой все эти катастрофы, встречи с диковинными личностями и участие во всевозможных странных начинаниях. Стрельба лучами из глаз? Да какого чёрта, а? Где в этом смысл, скажите вы мне?
Если уж говорить об этой таинственной троице, ни Асахина-сан, ни Нагато, ни Коидзуми толком не доказывали мне, кто они такие на самом деле. Все трое просто взяли и представились, а с меня сталось им поверить. Хотя, конечно, я побывал в таких передрягах, что у меня не оставалось выбора, кроме как поверить им: в конце концов, всему на свете есть предел, и у меня тоже есть свои границы разумного. В последнее время всё более и более дикие, впрочем.
По словам этой троицы, Асахина-сан – пришелец из будущего. Она никогда не сознавалась, из какого она года, известна только причина её прибытия – наблюдение за Судзумией Харухи.
Нагато – искусственно созданный живой человекоподобный интерфейс какой-то там неземной сущности. «Это ещё что такое?» - спросите вы, но из моих объяснений вы мало что поймёте. Да каждый второй, включая меня, ничего из них не поймёт. Что она и ей подобные делают на нашей планете? Нагато говорит, её начальство, объединение организованных информационных сущностей, интересует Харухи Судзумия.
Что касается Коидзуми, он – экстрасенс, присланный людьми, называющими себя «Корпорацией». Его миссией оказалось перевестись в эту школу и следить за Судзумией Харухи.
Есть ещё сама Харухи, играющая во всём этом далеко не последнюю роль, которая знает этих подозрительных личностей с паранормальными подноготными уже порядочно времени, но понятия не имеет, кто они на самом деле такие. Асахина-сан считает её «источником искажения времени», Нагато назвала «потенциалом к автоэволюции», а Коидзуми докатился до того, что объявил её богиней.
Ну молодцы, постарались на славу.
Я знаю, что прошу слишком многого, но пожалуйста, сделайте что-нибудь с Харухи! Иначе эта бригадирша так и останется непостижимым явлением, навечно поймавшим нас в своё чудовищное гравитационное поле, как чёрная дыра. Пока-то всё ещё ничего, а что будет через десять лет! Чем дело кончится, если Харухи будет вести себя точно так же? Большими проблемами! Захваты чужих комнат, шатание по коридорам с угрюмым лицом, дурацкие начинания на пустом месте и вечные перепады настроения – люди будут терпеть всё это, пока она остаётся подростком, но как подрастёт – они ей спуску не дадут. Харухи просто не найдёт себе места в обществе. Что, Асахина-сан, Нагато и Коидзуми так и собираются торчать рядом с ней и заниматься всё теми же глупостями?
Ну, тогда отпустите хотя бы меня. Прошу прощения, я не намереваюсь торчать на одном месте, поскольку время не ждёт. Жизнь не начнёшь проходить сначала, и ни в каких секретных закоулках нет специальных точек для сохранения игры.
И Харухины искажения времени, выбросы данных и уничтожение миров тут не при чём. Она и я просто совершенно разные люди. Я не могу всю жизнь развлекать ребёнка, играя с ним в кошки-мышки. А если б я и собирался это делать, всё равно пришло бы мне время возвращаться домой. Возможно, через год, или десяток лет, но такой момент всегда наступает.
- Сколько ты ещё будешь ныть? Ты же уже привыкла!
Я обернулся и увидел Харухи, выволакивающую Асахину-сан из лесочка.

- Веди себя достойно профессиональной актрисы! Переодеваться без колебаний – лучший способ получить первый приз в конкурсе молодых талантов! Я ведь даже не прошу тебя раздеться догола. Всё-таки, нужно уметь держать себя с достоинством, - Харухи напоминала мне гончую, схватившую в свои зубы кролика. Она выволокла девочку-зайчика Асахину, чьи туфли на высоких каблуках явно не годились для прогулок по грязи, и явила миру такую яркую улыбку, что в носу засвербило.
- Если кино будет успешным, мы все поедем на горячие источники за счёт кассовых сборов. Это будет вроде награды за наши тяжёлые труды! Ты ведь тоже не против съездить, а, Микуру-тян?Но…… А, ладно. Можно, в конце концов, и посоглашаться вместе со всеми. Учти, я таскаюсь с вами исключительно потому, что по уши завяз во всех этих делах вроде съёмки твоего фильма. Но, в отличие от Коидзуми Ицуки, например, блестнуть суперспособностями у меня не получится.
Так что позвольте мне и дальше тихо играть свою роль критикана.
Может быть, через несколько лет я буду оглядываться назад и смеяться надо всем этим: «Ого, неужто такое и вправду было?»
Кто знает.

Наряженная в костюм девочки-зайчика, Асахина-сан теперь, кажется, была ещё более смущена, чем когда она носила костюм официантки. Харухи, напротив, просто сияла. Чему ты так радуешься?
Я сделал вид, что настраиваю фокус камеры, и включил приближение, нацелив её на грудь Асахины-сан. Мне нужно было кое-что проверить.
И точно, на белой коже левой груди Асахины-сан виднелась маленькая родинка, в форме которой при внимательном изучении можно было распознать звезду. Опознание пройдено, это и впрямь моя Асахина-сан, а не какая-нибудь самозванка.
- Ты чего делаешь?
Перед окуляром внезапно возникло лицо Харухи.
- Не снимай того, чего я не просила. Камера тебе не игрушка, знаешь ли.
Конечно, конечно! Я даже кнопку записи нажать не успел, я только посмотреть.
- Ну ладно, ребята! Внимание! Теперь мы будем снимать будничную жизнь Микуру. Микуру-тян, ты должна непринуждённо пройтись вон там, а камера будет снимать тебя со спины.
Что это ещё за будничная жизнь – гулять по таким паркам в костюмах девочек-зайчиков?
- Неважно. В нашем фильме это соверешенно нормально. Нельзя мешать реальность с фантастикой!
Мои слова говорит! Да это ты и мешаешь нашу реальность с фантастикой!
В следующие несколько минут Асахина-сан, не подозревая, что она теперь может стрелять смертельными лазерными лучами, получила несколько уроков актёрского мастерства под патронажем Харухи, гуляя по парку и подбирая цветочки, сдувая с ладони коричевные лепестки и бегая по газону. Медленно, но уверенно, её косила усталось.
Затем Харухи нанесла нокаутирующий удар:
- Гмм, всё-таки это не лучшая идея – гонять девочку-зайчика по всем этим холмам. Нет, такой фон совершенно не подходит. Поедемте обратно в город!
Не моргнув и глазом, Харухи поставила всё с ног на голову, и мы опять покатили на автобусе в город.

Коидзуми, временно свободный от своих осветительных работ, держал, зажав под мышкой, кое-как скреплённый клейкой лентой отражатель, а также добрую половину всего оборудования, которую ему всучил я. Другой рукой он цеплялся за поручень.
Я стоял рядом с ним, а за нами, как тень, держалась Нагато. Только Харухи и Асахина уселись на свободные места. Харухи отобрала у меня камеру, и уселась на двойном сиденьи напротив Асахины, снимая её со своей стороны.
Асахина-сан наклонила голову и тихо отвечала на Харухины вопросы. Похоже, режиссёр интервьюировала новоявленную звезду кинематографа.
Автобус болтало из стороны в сторону, пока он спускался по извилистой горной дороге к жилым районам. Я молился про себя, чтобы водитель сосредоточился на вождении, а не глядел постоянно в зеркало заднего вида.
Наверное, мои молитвы были услышаны, поскольку автобус, наконец, в целости и сохранности добрался до вокзала. Всё это время прочие пассажиры сидели поодаль, и все, как один, пялились на Харухи, Асахину-сан и Нагато. Покачивающиеся заячьи ушки и открытые мягкие белые плечи были смертельной комбинацией. Теперь, наверное, слухи о девочке-зайчике Асахине-сан расползутся по всему городу, а не только по первой старшей школе.
Может, как раз этого Харухи и хотела. «Говорят, вчера в автобусах катались девочки-зайчики?» «Да-да, я их сам видел» «О чём это вы тут говорите? Я слышал, это всё кружок в первой старшей, называется «Бригада SOS»» ««Бригада SOS»?» «Точно, «Бригада SOS»» «Значит, «Бригада SOS». Надо запомнить». На это она рассчитывает, да? Асахина-сан – не наша личная фотомодель! В общем-то, она наша личная чайная девочка и мой антидепрессант. Против этого, я думаю, она ничего не имеет.
Конечно, что до Харухи, она и в жизни не прислушается к чужим мыслям. Потому что в неё встроен такой замечательный приборчик, который выкидывает любые не нравящиеся ей мнения в тот самый момент, когда они достигают её ушей. Если б я объяснил миру, как он работает, уверен, нобелевский отборочный комитет номинировал бы меня на премию по психологии. Никто не хочет попробовать? (Секрет в том, чтобы просто генерировать всякую чушь)

Остаток дня до захода солнца Асахина-сан провела наряженной девочкой-зайчиком. Чем занималась она в этом костюме, спросите вы? Ну, ничем особым, только бегала вместе с нами туда-сюда. Практически то же самое, что и незабвенные «Поиски загадок в городе», только на этот раз Асахина ещё больше вымоталась от того, что ей приходилось всё время терпеть на себе чужие взгляды, волнуясь, не вызовет ли кто полицию. Харухи понятия не имела ни о каких разрешениях на съёмки. Её свобода была безгранична, как свобода папы Иннокентия III в третьем веке. На самом деле она абсолютно не понимала даже самого значения свободы.
- Ладно, на сегодня хватит.
Наконец-то на лице Харухи появилось выражение удовлетворённости тяжёлым рабочим днём. Все, кроме Нагато, вздохнули с облегчением. Ну и денёк. Хорошо хоть в воскресенье можно отдохнуть.
- Значит, до завтра. Встречаемся в том же месте, в то же время.
Да уж, она не понимает, когда лучше остановиться. Не знал, что у тебя есть возможность компенсировать нам выходные за счёт учебных дней.
- Да о чём ты говоришь? Мы уже на три головы отстаём от графика! У нас нет времени на выходные! Отдохнёшь после школьного фестиваля! А до тех пор просто считай, что красных чисел в календаре не существует!
Мы только второй день снимаем. Как ты умудрилась за это время отстать от графика на три головы? Получается, все отснятые сегодня несколько часов видеоматериалов, так и не будут использованы? Или Харухи собирается снять многосерийный триллер с продолжениями? Это же просто лента для школьного фестиваля, не какое-то там высокобюджетное кино.
Но Харухи, похоже, это совершенно не волновало. Она вручила мне всё оборудование, оставив себе только повязку на локте, и улыбнулась неотразимой улыбкой:
- Итак, встречаемся завтра! В моих руках эта картина станет хитом. Да что там, поскольку я режиссёр, успех нам, считай, уже гарантирован. Главное, не подведите меня. Точность – вежливость королей! Прогульщиков буду казнить лично!
Сделав это объявление, она удалилась, напевая себе под нос «Rock is Dead» Мэрилина Мэнсона.
- Я предупрежу Асахину-сан, - тихонько прошептал мне на ухо Коидзуми перед тем, как уйти. Асахина-сан куталась в пиджак Коидзуми. Была б зима, мой пиджак тоже был бы при мне, да вот беда – погода не подгадала, застряла посередине лета. Я расстроенно взглянул на сложенное около моих ног барахло.
- О чём предупредишь?
- О лазере. Пока её глаза нормального цвета, никаких странных лучей быть не должно. Я думаю, такие у Судзумии-сан правила. Так что, если она не будет носить цветных контактных линз, всё будет в порядке.
Генеральный осветитель, чья работа заключалась в том, чтобы просто держать поднятой отражательную доску, улыбнулся мне отработанной улыбкой, как какой-нибудь агент страховой компании.
- Исключительно в профилактических целях, мне кажется, стоит предпринять некоторые меры предосторожности. Я уверен, она согласится с нами сотрудничать. В конце концов, эти лазеры – опасные штуки, - и Коидзуми направился к завёрнутой в чёрную мантию Нагато, стоявшей неподалёку, навроде принявшего человеческую форму куска стекла.

Когда я вернулся домой, таща за собой различного размера сумки с оборудованием, моя сестрёнка уставилась на меня с таким изумлением, как если бы она увидела диковенное животное. Эта маленькая младшеклассница, преступник, повинный в распространении дурацкой клички «Кён», прыгала вокруг с восторгами: «Ой, камера? Ого! Дай поиграться?». «Отстань, балда!» - гаркнул я на неё, и немедленно ретировался в свою комнату.
Я уже безумно устал. Всё желание превратиться в папарацци и побегать за кем-нибудь, тихонько снимая его на камеру, давным-давно испарилось из моей головы. Конечно, будь при мне Асахина-сан, это был бы совершенно другой разговор, но я не настолько двинутый, чтобы подлавливать с видеокамерой собственную сестру! Чего тут интересного?
Сложив все сумки на полу, я тут же повалился на кровать. Короткое мгновение умиротворённости перед тем, как моя сестра, ведомая мамиными распоряжениями позвать меня ужинать, атакует меня своим смертельным ударом локтём.

Глава 4

На следующий день мы снова, скрепя сердце, собрались перед станцией. Однако на этот раз, помимо трёх членов «Бригады SOS», я обнаружил в наших рядах несколько новых лиц. Это были «приспешники», о которых говорила Харухи.
- Эй, Кён, ты нам совсем по-другому всё расписывал! – протестовал Танигути, - Где прекрасная Асахина-сан? Мы приплелись сюда только из-за неё! Но её что-то не видно.
Действительно, назначенное время уже давно прошло, а Асахина-сан всё не появлялась. Наверное, прячется у себя дома, пропуская занятия, после всего того, через что за последние два дня ей пришлось пройти.
- Я тащился сюда только чтобы удовлетворить свой аппетит до зрелищ, и что же? Предлагаешь мне любоваться раздражённой Судзумией? Это обдираловка!
Кончай ныть! Можешь Нагато полюбоваться.
- Кстати говоря, костюм действительно очень идёт Нагато, - заметил Куникида, выбранный вторым, после Танигути, сподвижником сил зла. Харухи позвонила мне прошлой ночью, когда я принимал душ. Я как раз мыл голову, когда моя сестрёнка дала мне трубку, и я услышал:
- Этот придурок Танигути, и ещё один… как там его… неважно! Короче говоря, они твои друзья. Приведи их двоих завтра, я хочу использовать их в роли приспешников врага.
Уведомив меня, она тут же повесила трубку. Хоть бы «привет» сказала! Просьбы сообщать нужно вежливым тоном, а не командуя направо-налево! Поучись вот у Асахины, она умеет.
Я не знал, что за планы у Танигути и Куникиды на выходные, так что я позвонил им по мобильному, выйдя из ванной. Два вспомогательных актёра с кучей свободного времени тотчас же согласились прийти. Как они вообще проводят свои выходные?
Наверное, Харухи подумала, что двух парней будет недостаточно, и привела ещё одного человека для массовки. Эта актриса наклонилась вперёд, как будто кланяясь, и внимательно изучала Нагато, до носа спрятанную под своей широкополой шляпой. Распустив длиннющие волосы, она улыбнулась мне:
- Кён-кун, как дела у Микуру?
Эту энергичную девочку зовут Цуруя, и она, оказывается, одноклассница Асахины-сан. По словам Асахины-сан, она просто «подружка, которую я встретила в этом времени», так что, думаю, никаких чудес от неё ждать не стоит. В июне, когда Харухи хотела участвовать в турнире по бейсболу, Асахина-сан привела с собой эту одинадцатиклассницу, чтобы набрать нужное число игроков. А, да там и Танигути с Куникидой были, и даже сестрёнка моя пришла.
Цуруя-сан, продемонстрировав свои белоснежные зубы, сказала:
- Так чем мы сегодня занимаемся? Она сказал мне прийти, если будет время, ну я и пришла. Что это за повязка у Судзумии-сан на руке? А зачем тебе камера? И что это за костюмчик у Юки такой?
Она забросала меня вопросами, одним за другим. Только я собирался ответить ей, как оказалось, что Цуруя-сан уже стоит около Коидзуми:
- Ого, Ицуки-кун! Крут как обычно!
Бойкая девочка.

v02t01_105.jpg

Харухи тоже не уступала ей в энергичности, оглушительно вопя этим ранним утром в свой мобильный телефон:
- Что?! Ты главная героиня! 30% успеха этого фильма лежит на тебе! Да, да, я отвечаю за оставшиеся 70%, но это тут не при чём! Чего-о? Живот болит? Кончай мне шутки шутить! Только дошкольник на такое купится! У тебя тридцать секунд на то, чтобы оказаться здесь!
Похоже, Асахина-сан начала прятаться в собственной квартире, как хиккикомори6. Когда до неё дошло, что сегодня ей снова придётся заниматься тем же, что и вчера, естественно, что у неё прихватило живот от ужаса. Она мягкий человек, в конце концов.
- Да уж!
Харухи с яростью бросила трубку, и взгляд её стал угрожающим, как у дворецкого, собирающегося отчитать ребёнка, забывшего о правилах этикета за столом.
- Надо её как следует наказать!
Не говори так. Асахина-сан не такая, как ты. Она лишь хочет мирно жить своей жизнью, или хотя бы отдыхать по воскресеньям, когда нет занятий. Вообще-то, и я тоже этого хочу.
Разумеется, Харухи не собиралась допустить, чтобы главная героиня ушла в самоволку. Режиссёр, требующая от своей героини столь многого, не платя при этом ей ни копейки, объявила:
- Пойду притащу её. Дай-ка сумку.
Харухи выхватила сумку с одеждой и рванула прямо к стоянке такси. Она постучалась в окно ближайшего автомобиля, прыгнула в открывшуюся перед ней дверь, и такси немедленно уехало.
Кстати, если подумать, я даже не знаю, где живёт Асахина-сан, хотя у Нагато я уже бывал много раз…
- Могу представить себе, что чувствует Асахина-сан, - сказал Коидзуми, незаметно оказавшийся рядом со мной.
Цуруя-сан теперь без умолку болтала с двумя типчиками из моего класса, поприветствовав их словами «Приветы, ребята». Коидзуми улыбнулся этому зрелищу и сказал:
- Мне кажется, такими темпами она и впрямь однажды станет девочкой-волшебницой. В конце концов, она даже лазерами из глаз стреляла. Это уже достаточно нелепо.
- Куда уж нелепей.
- Ты прав. Если понадобиться изрыгать огонь изо рта, её будет несложно научить…
Асахина-сан вам не монстр. Не фокусник из цирка, не какой-нибудь дьявольский рестлер. А что, если она обожжёт свои сахарные губки? Кто будет за это в ответе, а? Ты? Ты, что ли?
- Нет, если мне и придётся за что отвечать, так это за то, что я не смогу ничего сделать, когда Аватары будут погружать мир в хаос. Но, слава богу, на этом фронте обстановка пока не столь безнадёжна… Такое случалось, по-моему, только однажды. Я очень признателен тебе за тот раз. Ты предотвратил катастрофу.
Около полугода назад стараниями Харухи мир был практически уничтожен. И только благодаря моей усердной работе и нервному утомлению человечество получило шанс выжить. Я бы не отказался от парочки благодарственных писем, посланных президентами крупных стран, но что-то пока ни один зарубежный посол не потрудился меня навестить. Ох, но ведь с другой стороны, даже появись они, всё кончилось бы для меня одними лишь проблемами. Так что не особо-то и хотелось. Единственная доставшаяся мне награда – объятия заплаканной Асахины-сан, но, по здравому размышлению, мне этого более, чем достаточно. Так что особой радости от поздравлений Коидзуми я не испытывал.
- Что касается этой «Атаки Микуру»…
Не зови её по имени, меня это раздражает.7
- Прошу прощения. Похоже, мы добились того, что Асахина-сан больше не сможет стрелять никакими подозрительными лучами.
И откуда такая уверенность? Неужто ты решил так просто потому, что Харухи в этот раз не принесла никаких цветных контактных линз?
- Нет, мы уже устранили эту опасность. Я попросил Нагато-сан немного помочь.
Я перевёл взгляд на стоявшую без движения, уставившись на магазинчики около станции, девочку, а затем обернулся обратно к Коидзуми:
- Что вы сделали с Асахиной-сан?
- Не надо так нервничать, мы просто лишили её способности стрелять лазерами. Я сам не очень понял, что к чему – в отличие от других TFEI-интерфейсов, Нагато-сан довольно молчалива. Я просто попросил её свести угрозу, исходящую от Асахины-сан, к нулю.
- Что это ещё за TFEI?
- Просто сокращение, которое мы используем в своих кругах, тебе необязательно знать, что это значит. Мне кажется, Нагато-сан – лучшая из всех них. Я вот всё думаю, чем же ещё она здесь занимается, кроме того, что просто является «коммуникационным интерфейсом»?
Он имел в виду – что же ещё делает на нашей планете эта молчаливая любительница книг, кроме того, что присматривает за Харухи? Некоторые до сих пор сокрушаются исчезновению Асакуры Рёко, но лично я – совсем не опечален, нет.

Примерно тридцать минут спустя вернулось такси с Харухи, внутри которого сидела и Асахина-сан в своём костюме официантки. Как и вчера, она выглядела крайне мрачно. Харухи попросила у водителя счёт – наверное, собиралась требовать возмещения своих издержек.
Танигути и Куникида глянули на них, беседуя:
- Однажды ночью, когда я возвращался домой из универсама, я увидел такси…
- И чего?
- И вместо обычной ламочки «свободен» на крыше, у этого была лампа «карета любви».
- Ничего себе такси!
- Но прежде, чем я успел убедиться, такси уехало. Вот тогда я и понял, что это оно – любовь! Вот чего мне не хватает в жизни!
- Что, у такси правда была такая лампа? Небось, какое-то уникальное такси, ручная работа.
Мне оставалось только поражаться дискуссии, развернувшейся у этих двух идиотов. Я подумал, что с актёрами у нас серьёзный напряг. Если Танигути и Куникида были никелевыми жестянками, то Цуруя-сан – платиной. Разница между ними была как между праздничным фейерверком и Апполоном-11 на старте.
- Ах, Микуру приехала на такси! Ой? На кого ты похожа?
Голос у Цуруи-сан был очень высоким, и даже когда она говорила лишь на слегка повышенных тонах, это всё равно звучало только немногим ниже, чем Харухин сверхвысокий тон. Хотя Цуруя-сан и должна была быть нормальным человеком из нормального мира.
- Ого! Как эротично! Где работаешь, Микуру? Разве до восемнадцати лет так можно? А? Тебе же всего семнадцать? Ой, да не нервничай, всё равно мы не посетители.
Заплаканные глаза Асахины-сан сейчас были своих естественных цветов – похоже, на нашем складе закончились контактные линзы.
Харухи вытащила хрупкую официантку из машины:
- Какая ещё «больная»? Оправдания не пройдут! У нас съёмка стоит! Сейчас будут великолепные сцены с Микуру-тян! Нужно идти на всё ради «Бригады SOS»! Зрители любого возраста будут тронуты таким самопожертвованием!
Так принеси в жертву себя!
- В этом мире есть место только для одной главной героини. Честно говоря, я бы не прочь её сыграть, но в этот раз я великодушно позволяю тебе проявить себя в этой роли. Как минимум, до завершения школьного фестиваля!
В этом мире тебя никто не возьмёт на главную героиню!
Цуруя-сан похлопала Асахину-сан по плечам, отчего та яростно закашлялась.
- Что это за костюмчик? Девочка на побегушках? Что у тебя за роль? О, точно! Погуляй в этом около нашего ресторанчика на школьном фестивале! От посетителей, наверняка, отбою не будет!
Да уж, понимаю желание Асахины-сан уйти в отшельницы. Перед лицом непрекращающихся яростных атак [нападающих] никто не захочет играть за питчера.
Асахина-сан медленно подняла голову и, с видом человека, умирающего за свою религию, посмотрела на меня, а затем куда-то в сторону. Она мягко вздохнула и умудрилась слабо улыбнуться, подойдя ко мне:
- Извини, я опоздала.
Глядя на макушку опущенной головы Асахины-сан, я сказал:
- Ничего, всё в порядке.
- Я угощу вас всех…
- Не надо, не беспокойся об этом.
- Мне очень стыдно за вчерашнее. Похоже, я стреляла каким-то оружием…
- Ничего, по мне всё равно не попало…
Я бросил взгляд по сторонам. Нагато стояла, уставившись в пустоту и держа свою палочку со звездой на конце. Асахина-сан посмотрела на меня и сказала ещё более тихим, чем раньше, голосом:
- Меня укусили.
Она потёрла левое запястье.
- Кто тебя укусил?
- Нагато-сан. Говорит, это для введения каких-то нанороботов… Но глазами я больше стрелять не буду, так что это к лучшему.
Отлично, теперь мне можно больше не беспокоиться, что меня разрежет на кусочки… да? Кстати говоря, я с трудом мог представить себе, как Нагато кусает Асахину. Что она ей ввела?
- Это было вчера ночью, они с Коидзуми навестили меня…
Коидзуми, отвественный за перенос оборудования, сейчас болтал с Харухи. Я бы не прочь был сходить прошлой ночью! Нужно было меня позвать! Навестить Асахину-сан куда как интересней, чем шляться по твоим закрытым реальностям.
- О чём это вы тут болтаете?
Цуруя-сан обвила своей маленькой мягкой ручкой шею Асахины-сан:
- Микуру, какая ты милашка! Так бы и оставила тебя вместо котёнка! Кён-кун, вы с ней хорошо ладите?
Ну вот ещё…
Двое детин, Танигути и Куникида, теперь уставились на Асахину-сан, широко открыв рты. Эй, а ну бросьте! От ваших взглядов на ней костюм растает!
Пока я обдумывал это, Харухи воскликнула:
- Решено! Место выбрано!
Какое ещё место?
- Место для съёмок!
Да? А я-то уж забыл, что мы кино снимаем. Даже не знаю, с чего бы мне хотелось об этом забыть, а? К тому же, совершенно не представляю почему, но мне всё время кажется, что мы снимаем не кино, а какую-то низкобюджетную рекламку для восходящей поп-звезды.
- За Коидзуминым домом огромный пруд, начнём сегодняшние съёмки там!
Во мгновение ока Харухи подхватила пластиковый флажок с надписью «идут съёмки» и возглавила наше шествие.
Я позвал Танигути и Куникиду, которые всё ещё разглядывали своими грязными глазами Асахину-сан, и великодушно поделился с ними сумками и барахлом, которое я тащил.

Мы шли почти полчаса и остановились около берега пруда. Находилось это место где-то на возвышенности, охватывавшей весь центр жилого округа. Хотя водоём и можно было назвать прудом, но для пруда он был очень большим. Таким большим, что к зиме, наверное, перелётные птицы летели сюда целыми стаями. Если верить Коидзуми, утки и ласточки ожидались буквально со дня на день.
Пруд был отгорожен железным забором, по виду которого было вполне ясно, что внутрь влезать не рекомендуется. Это и дураку понятно, не так ли? Такие очевидные истины, я думаю, впитываются с молоком матери. Наверное, даже младшеклассники не полезут туда играть, ну разве что больные на всю голову.
- Чего вы стоите? Забираемся!
Харухи, прекрасный пример больных на всю голову, поставила ногу на забор и помахала рукой. Асахина-сан в отчаянии схватилась за свою сверхкороткую юбочку. Цуруя-сан стояла в стороне и хихикала.
- Что мы здесь забыли-то, а? А! Микуру будет плавать, да?
Асахина-сан быстро затрясла головой, вздохнула и взглянула на зелёную поверхность пруда так, как уставилась бы на лужу крови.
- Тебе не кажется, что забор высоковат для перелезания?
Коидзуми обращался не ко мне, а к Нагато. Зря тратишь время, пытаясь завязать с ней разговор. Она либо ответит тебе простыми «да» и «нет», либо примется вываливать тонны непонятных терминов.
- …
Хотя Нагато и промолчала, определённая реакция всё-таки была. Она приложила палец к верхней планке забора, и неспешно двинула его от себя. Металлическая решётка, которая должна была бы крепко держаться на своём месте, почему-то сморщилась, как ириска на солнце, и медленно осела на землю.
Нагато была изящна, как обычно. Я лихорадочно осмотрелся по сторонам, не смотрел ли кто, но, похоже, я оказался просто перестраховщиком.
- Ну-ка? Какой, однако, старый забор… - объяснил нам этот инцидент Куникида.
- Что у меня за роль, скажите мне? Не заставит же она меня водяного играть… - бубнил Танигути, проходя сквозь дыру на месте вывалившегося куска забора.
Цуруя-сан проследовала за ним, держа за руку Асахину-сан, с явной неохотой шагавшую к пруду, где её ждала Харухи.
Какое счастье, что наша массовка не обременена мозгами.
Коидзуми улыбнулся мне и Нагато и проскользнул сквозь дыру в заборе. Чёрный маг Нагато прошла мимо меня, как фантом.
Чёрт, давайте-ка не затягивать с этим делом! Нужно убраться отсюда, пока никто не обнаружил, что мы испортили общественную собственность.

Асахина-сан и Нагато встали друг напротив друга. Похоже, очередное сражение. Мне очень интересно, правда, задумывалась ли вообще Харухи когда-нибудь о написании сценария? А когда появится Коидзуми? Всё ещё в своей школьной форме, Коидзуми стоял позади меня и исполнял свои обычные обязанности подставки для отражателя.
Харухи поставила на грязную землю свой режиссёрский стульчик и карябала что-то – вероятно, текст диалога – в своём альбоме.
- В этой сцене Микуру попадает в отчаянное положение – её стреляющий синий глаз был обезврежен.
Ручка замерла, Харухи удовлетворённо улыбнулась.
- Да, пожалуй, сойдёт. Эй ты, встань туда и держи альбом.
Итак, Танигути был назначен отвественным за держание плакатов с репликами. Обе актрисы принялись зачитывать вслух текст с табличек в руках явно недовольного Танигути:
- Меня не остановит такая низость! Эй ттт..ты, злая пришелица Юки! А ну пппп..ппошла прочь с планеты Земля…! Ммм… ппп..прошу прощения…
Прочитав свои слова, Асахина-сан не смогла удержаться от беспричинных извинений. Нагато Юки, дьявольская пришелица, ответила:
- …Да?
Она беспечно наклонила голову и прочла, следуя указаниям Харухи, свои слова:
- Это ты должна исчезнуть с этой временной плоскости. Он наш. Он обладает для нас огромной ценностью. Хотя он ещё и не осознал своих сил, они действительно огромны. Нам потребуется его помощь, чтобы вторгнуться на Землю.
Двигаясь на пару с Харухи, махавшей своим громкоговорителем, Нагато помахала своей звёздноконечной палочкой и направила её в лицо Асахине-сан.
- Я нн..нне дам тебе добиться этого! Даже ценой своей жизни!
- Тогда готовься умереть.
- Снято! – крикнула Харухи и поднялась со стульчика. Она подбежала к ним обеим и сказала:
- Девочки, нам нужна атмосфера! Да, такая, как сейчас, только не отклоняйтесь от сценария. И ещё, Микуру-тян, иди-ка сюда.
Режиссёр и главная героиня не обращали на нас внимания и отвернулись. Я опустил камеру и почесал шею. Что они там обсуждают, а?
Цуруя-сан больше не могла сдерживаться и принялась хохотать:
- Ну и что это за фильм? Как это можно называть фильмом? Няхахахаха! Смех один!
Правильно, только забавляет всё это одну лишь Харухи.
Танигути и Куникида бесцельно стояли с лицами, словно вопрошающими "Какого чёрта нас сюда позвали?". Нагато ожидала в сторонке, как будто бы не имея к нашим делам никакого отношения, а Коидзуми торчал около забора пруда, разглядывая природу. Я вытащил практически полную кассету и заменил её новой. Мне не покидало чувство, что я напрасно перевожу плёнку.
Цуруя-сан с интересом посмотрела на оборудование, которое я таскал с собой.
- Гмм, значит, вот как в наши дни снимают фильмы? Там, небось, куча прикольных фоток Микуру? Дай мне потом глянуть, пожалуйста? Наверняка животик надорвёшь.
Нет тут ничего смешного. Раздача листовок в костюме девочки-зайчика была хотя бы разовой акцией, а с этим смехотворно бестолковым фильмом нам придётся мучаться до самого дня школьного фестиваля. Придётся прогуливать уроки, а то и вообще забыть про школу. А это для меня будет крайне неприятно, поскольку я не смогу пить хорошего чаю. Чай Нагато, наверняка, безвкусен, а Харухин должен горчить по всем законам физики. Про Коидзуми с его чаем я вообще молчу, и получается, что мне придётся делать себе чай самому – ну так лучше уж я водички из-под крана попью.
- Прошу прощения за задержки!
Да уж, мы тут стоим и кукуем бог знает сколько. Вовремя ты спохватилась, а то мне уже надоело портить собою прекрасный вид этого пруда.
- Приступаем к съёмке кульминационного момента, внимание сюда, ребята!
Харухи выпихнула вперёд Асахину-сан. Можно было не просить внимания, мне и так не лень смотреть на неё во все глаза! Видишь? Как обычно, Асахина-сан мила, прелестна, и…
- Ой?
Один из её глаз, на этот раз правый, поменял цвет. Серебрянный зрачок сконфуженно уставился на меня, а затем забегал по мне вниз-вверх.
- Давай, Микуру-тян, дерись своей чудесной «Атакой Микуру», стреляй какой-нибудь поразительной фигнёй, неважно, просто сражайся!
Я ни за что не смог бы ничего сделать, а даже если б смог, я всё равно был бы уже разрезан на кусочки. Всё произошло слишком быстро: Харухи отдаёт свою ужасную команду, Асахина-сан в ужасе мигает глазами, и…
Нагато прижимает Асахину-сан к земле на краю пруда. Возникновение перед нами её тёмного силуэта было внезапнее всего.
Вчерашняя сцена повторилась, как будто бы я наблюдал её запись на плёнке. Нагато воспользовалась своими потрясающими способностями. Мгновение – и лишь её шляпа осталась там, где она стояла, медленно планируя на землю. Тело, носившее эту шляпу, во мгновение ока (около пятой доли секунды) переместилось на метры вдаль и оказалось сидящим поверх Асахины-сан, хватая её за лоб…
- На-На-Нагато-са… КЯЯЯ!!!
Нагато и бровью не пошевелила, не обращая внимания на жалостливые вопли Асахины-сан. Она сидела на Асахине-сан, а её короткие волосы качались туда-сюда.
- Секундочку! - Харухи быстро пришла в себя, - Юки! Ты волшебница! По моему сценарию ты не умеешь хорошо драться! Устроили тут борьбу в грязи…
Сказав так, Харухи закрыла рот, и на несколько секунд задумалась. Потом она объявила:
- А, неважно, так тоже сойдёт. Ещё одна положительная черта фильма, да? Кён! Всё записывай на плёнку! Это редкий момент торжества Юки!
Не думаю, что это момент чьего-либо торжества. Она просто инстинктивно бросилась вперёд, чтобы предотвратить угрозу, исходящую от этой контактной линзы. Асахина-сан, наверное, это тоже поняла, но не могла не кричать и не колотить ногами от полученных потрясений. Ох, какой я больной человек. Нельзя любоваться такими сценами.
В это мгновение раздался глухой стук. Все, кроме двух главных актрис, обернулись.
Звук донёсся от того места забора на краю пруда, где через него перелезла Харухи и прошли мы. Вместо проделанного Нагато прохода теперь зияла огромная дыра. Кусок загородки в форме буквы V рухнул наружу на дорогу, как будто вырезанный лазерным лучом.
Я перевёл взгляд на место преступления и увидел, как Нагато кусает запястье Асахины-сан навроде анемичного вампира.

- Я допустила небрежность, - удивительно, но Нагато говорила так, как будто бы она совершила ошибку, - Я рассеяла свет лазера, не причиняя вреда людям, но на этот раз луч состоял из сверхрезонирующих частиц…
Всё это она выдала на одном дыхании. Коидзуми передал ей подобранную на земле шляпу и сказал:
- Вроде волокон света? Но ведь такие частицы должны быть невидимыми и невесомыми?
Нагато взяла шляпу из его рук, немедленно надела её себе на голову и сказала:
- Я почувствовала ничтожные доли массы, порядка десяти в минус сорок первой степени грамм.
- Даже легче чем нейтрон?
Нагато ничего не сказала, только смотрела в глаза Асахине-сан. Правый зрачок официантки всё ещё был серебряным.
- Ммм…
Асахина-сан потёрла укушенное запястье и испуганно спросила:
- Ччч..что ты ввела мне в кровь?…
Кончик шляпы наклонился на пять сантиметров вперёд. Для меня это было признаком того, что Нагато находилась в затруднении. Может, она раздумывала, как бы ответить подоходчивей. Разумеется, в итоге Нагато сказала:
- Изменяя интервалы пространственных колебаний, можно создать гравитационное поле на поверхности объекта.
Похоже, она изо всех сил старалась объяснить этот сложный для понимания факт. Хотя я и сообразил, что она, наверное, победила этот луч-убийцу, для меня всё равно оставалось загадкой, как эти двое сумели разобраться в Нагатиных объяснениях. Коидзуми сказал: «Ясно, значит, вибрации вызываются притяжением?» Его вопрос, по-моему, вообще был ни к селу ни к городу. Нагато, наверное, тоже так подумала, поскольку промолчала.
Коидзуми своим коронным жестом пожал плечами:
- Но мы и вправду были небрежны; думаю, я тоже должен нести часть ответственности. Мне всегда казалось, что ничем, кроме лазерных лучей, её глаза стрелять не смогут. Неужто она будет палить любой внеземной чепухой, которая придёт в голову Судзумии-сан? Да уж, я поражён – за её мышлением не угонишься.
Куда нам за ней гоняться, она уже на три круга впереди всей человеческой расы! Как будто чувствуешь, как она в очередной раз нагоняет тебя за спиной, и если не приглядываться – вроде бы она и не убегала вперёд, а бежит тот же круг, что и ты, уж пускать пыль в глаза она хороша. Увы, чтобы понять мои чувства, нужно быть одним из нас, обречённым бегать с ней по этой бесконечной дорожке.
Причина же, по которой Харухи носится с такой скоростью в том, что её не волнует, прямая это, «восьмёрка», или переплетённая многомерная трасса, она просто бездумно ломится вперёд со всей молодецкой дурью. А в известном месте у неё вмонтирован реактивный двигатель, так что энергии у неё хватит ещё бог знает на какой срок. Она на ходу придумывает такие правила, которым просто невозможно следовать при всём желании, и сама даже не понимает, что вместо гонки получается чепуха. Она просто неуправляема.
- Всё не так уж плохо, - произнёс Коидзуми, - Оставим местной администрации оправдываться за неудовлетворительное состояние забора, уверен, люди на это купятся. Главное, что никто не пострадал.
Я бросил взгляд на бледное лицо под широкополой шляпой. Секунду назад я видел огромный шрам на ладони Нагато, какой остался бы, схватись она за косу голыми руками. Как бы я хотел показать его виновнице, однако шрам уже зажил и исчез, как если бы его никогда и не было.
Я посмотрел на вторую группку неподалёку от нас. Харухи и три подсобных актёра просматривали видео на камере и громко хохотали… прошу прощения, хохотала только Цуруя-сан.
- Что же нам делать? Меня не покидает ощущение, что на этих съёмках рано или поздно случится что-то ужасное.
- Но мы же не можем просто взять и всё бросить. Если мы откажемся подчиняться, что, по-твоему, будет с Судзумией?
- Она психанёт.
- Вот и я так думаю. Даже если она не съедет с катушек сама, уверен, это сделают Аватары в закрытых реальностях.
Хватит напоминать мне об этом ужасном месте! Ни за что не хочу туда возвращаться и ни за что не хочу опять прибегать к тем кошмарным мерам.
- Возможно, Судзумия-сан довольна текущим положением вещей. Она снимает свой собственный фильм, руководствуясь только своим воображением, и в этом фильме она не хуже бога. Ты ведь знаешь, её выводит из себя то, что реальность не соответствует её образу мыслей. Хотя она никак и не проявляет таких настроений, поскольку сама их не осознаёт, результат всё равно тот же самый. Однако в выдуманном мире фильма, где сюжет подвластен её желаниям, возможно всё. Судзумия-сан пытается создать ещё одну вселенную, используя фильм как медиум.
Ну конечно, тяжёло на свете эгоистам. Пока у неё не будет некоторого богатства и власти, практически невозможно рассчитывать, что мир будет плясать под её дудочку. Пусть политиком станет, если ей так хочется.
Пока я менял различные хмурые выражения лица, Коидзуми, не переставая улыбаться, продолжил:
- Конечно, Судзумия-сан всего этого не понимает. С самого начала она творит этот фантастический мир с невероятной увлечённостью. Мне кажется, она даже чересчур увлекается, и в результате неосознанно задевает настоящий мир.
Как кубик с одними плохими очками на гранях: его как ни кидай, всё равно проиграешь. Чем дольше будет тянуться эта волынка с фильмом, тем сильнее будет ехать крыша у Харухи, но отговаривать её – это верная смерть, так что я выберу меньшее из двух зол.
- Даже если б у меня не было других вариантов, я всё равно кидал бы кубик.
Это ещё почему?
- Потому, что мне уже надоело уничтожать этих Аватаров… Шучу-шучу… извини. На самом деле, наши шансы на выживание гораздо выше, если мы допустим небольшие изменения нашего мира, чем если мы спровоцируем полное его уничтожение и перестройку.
Небольшие изменения – это мир, в котором Асахина-сан будет чем-то вроде Чудо-Женщины8?
- По сравнению с появлением Аватаров нынешние изменения относительно невелики. Да и Нагато-сан будет каждый раз вводить противоядие, так что ничего страшного не случится, так ведь? Тебе не кажется, что разбираться с этими паранормальными проблемами лучше по одной, чем пытаться спасти весь мир от переделки с нуля?
По-моему, тут куда ни кинь – всюду клин. Может, долбанём Харухи из засады по голове, и продержим без сознания до школьного фестиваля?
- Слишком сложно предсказать последствия. Но, если ты готов взять на себя ответственность, останавливать я тебя не буду.
- Увы, судьба вселенной будет тяжеловата для моих плеч, - ответил я и посмотрел на Асахину-сан, пытавшуюся отколупать пальцами грязь со своей формы официантки. Похоже, она уже почти отчаялась, но, заметив, что я смотрю на неё, лихорадочно пробормотала:
- Ох, пожалуйста, не беспокойтесь обо мне, я в порядке. Я как-нибудь перетерплю…
Боже, какая она прелестная, ведь она совсем не в порядке. Ей, наверное, придётся смириться с постоянными укусами Нагато по поводу и без. А ведь если бы Нагато вместо своей палочки носила косу, в этом костюме она была бы вылитая тринадцатая карта Таро – Смерть. Либо древний, как сама вселенная, вампир из космоса. Одного укуса человека в таком костюме достаточно, чтобы отправить душу в мир иной.
Хотя Асахину-сан и втравили в наши дела против её воли, для пришелицы из будущего она начисто лишена чувства опасности. А может, она просто никогда не говорит мне о своих подозрениях, потому что её мир полон этих запретов на доступ к информации.
Ладно, неважно. Наверняка она однажды мне всё расскажет. Как бы я хотел, чтобы в это время мы были вдвоём в каком-нибудь уютном местечке.

Пришло, наконец, время Танигути и Куникиде, как, впрочем, и Цуруе-сан, впервые появиться на экране.
Роли, доставшиеся им в этом фильме, были объявлены Харухи; давно уже было решено, что все трое окажутся простыми прохожими. Они должны были играть «людей, которых превратила в безмозглых зомби дьявольская пришелица».
- Другими словами, - заявила Харухи с неприятной улыбкой, - поскольку Микуру представляет силы добра, она и пальцем не тронет мирного жителя, и Юки сыграла на этой её слабости. Она подчинила этих людей при помощи гипноза и разгромила Микуру с большим перевесом, поскольку та не могла отбиваться от нападавших на неё людей.
- Сколько ты ещё собираешься мучать Асахину-сан? – подумал я про себя.
Затем Харухи сказала:
- Начнёте, ребята, с того, что свалите Микуру в пруд.
- ЧТО?! – в ужасе воскликнула Асахина-сан, а Цуруя-сан зашлась в хихиканье. Танигути и Куникида перебросились взглядами и уставились на Асахину-сан с затруднением на лицах.
- Эй, - с полуулыбкой переспросил Танигути, - Свалить её в пруд? На улице может и тепло, но всё ж таки уже осень! Да и водичку, как ни посмотри, чистой не назовёшь.
- Су-Су-Судзумия-сан, ддд..давайте хотя бы тёплый ббасейн поищем какой-нибудь…
Асахина-сан тоже протестовала изо всех сил, чуть не плача. Даже Куникида занял её сторону:
- Верно-верно! А если тут бездонное болото? Она ведь не выплывет оттуда, если свалится. Да и глянь, тут чёрные окуни стаями плавают.
Не надо говорить чепухи, от которой Асахина-сан свалится в обморок! К тому же, судя по опыту, чем больше сопротивляешься, тем упрямей становится Харухи. Её ответ был вполне в Харухином духе:
- Тишина! Внимание! Ради реализма приходится идти на жертвы! Вообще-то я хотела снять эту сцену с Лох-Несским чудовищем! Но времени и денег не хватает. Наша цель, наша задача как людей в том, чтобы достигать наивысшего при нехватке времени и средств, так что придётся использовать этот пруд.
Какого чёрта, что это за логика? Ты хочешь вообще утопить Асахину-сан? Разве нельзя чуточку изменить сценарий?
Пока я решал, вступать в спор, или нет, кто-то похлопал меня по плечу. Обернувшись, я увидел Коидзуми; тот улыбнулся и тихо покачал головой. Знаю. Знаю, что если не дать Харухи сделать по-своему, случится что-нибудь ненормальное. Если Асахина-сан начнёт поливать окрестности плазмой, японская армия может счесть её враждебным организмом.
- Я ссс…согласна! – возгласила Асахина-сан со скорбным траурным выражением на лице. Отчаяние её перешло всякие рамки, бедная девочка решила пожертвовать собой ради мира на планете. Дело оборачивалось так, что остановить катастрофу уже было невозможно. С другой стороны, это ведь самый атмосферный момент в фильме? Запишу-ка я лучше всё на плёнку.
Харухи была просто в восторге:
- Блестяще, Микуру-тян! Ты так здорово сейчас смотришься! Вот девочка, которую я выбрала для «Бригады SOS»! Как ты повзрослела!
Не думаю, что взросление имеет к этому какое-то отношение, скорее – способность учиться на чужом опыте и своих ошибках.
- Ну а теперь вы двое хватайте Микуру-тян за руки, Цуруя-сан, берись за ноги. Готовьтесь, когда я подам команду – швыряйте её в пруд изо всех сил.
Всё последующее происходило строго по указаниям Харухи.
Три прихлебателя встали рядком перед Нагато, и когда чёрная ведьма взмахнула своей волшебной палочкой, наклонили головы, как будто вознося молитвы в синтоистском храме. Палочка в руках Нагато летала как у жреца, отгоняющего злых духов с каменным выражением лица; она и впрямь немножко напоминала храмовую деву.
Затем, приняв психоволны Нагато, три её приспешника принялись натянуто шагать по направлению к Асахине-сан, как зомби, ищущие живой плоти.
- Прости, Микуру, я правда не хочу. Но я не могу себя контролировать, мне очень жаль, - сообщила Цуруя-сан, с чрезвычайно довольным видом шагая к официантке. Танигути, трусивший при малейшей опасности, не знал, что сказать, а Куникида почесал в голове, направляясь к побелевшей Асахине.
- Эй, вы, два идиота! Посерьёзней!
Сама ты идиотка! Впрочем, этого я не сказал, а продолжил снимать всё на камеру. Асахина-сан медленно отступала к краю пруда с выражением ужаса на лице.
- Смерть твоя пришла-аа~~
Цуруя-сан радостно повалила Асахину-сан на землю и схватила её за длинные крепкие ноги. Не знаю, как и сказать… опасный, опасный получился вид!
- Кяяя…
Когда Танигути и Куникида ухватились за её руки, Асахина-сан выглядела напуганной до жути.
- ППпп..ппостойте, я ещё… Н-не надо!!
Не обращая внимания на вопли Асахины-сан, Харухи кивнула головой и сказала:
- Из этого получится отличная сцена, всё ради искусства!
Здорово сказано, но какое отношение это паршивое кино имеет к искусству?
Харухи отдала команду:
- Внимание! ПЛИ!
Шлёп! Огромный всплеск взметнулся над поверхностью воды, тревожа подводных обитателей пруда.
- Ай…. На поммм… Ваа…
Сцена утопания чересчур реалистична, Асахина-сан. Нет, постойте… Почему-то это выглядит так, как будто бы она действительно утопает.
- Ноги… Дна нет… Кяя…!
Слава богу, что это не Амазонка, а то, так яростно трепыхаясь в воде, она бы стала отличной закуской для пираний. Интересно, чёрные окуни нападают на людей? – подумал я, наблюдая за происходящим через объектив камеры. Только в этот момент я понял, что Асахина-сан не просто плещется в пруду.
- Аргх! Я воды наглотался!
Танигути тоже плавал в пруду. Наверное, слишком сильно швырнул Асахину-сан и свалился за ней сам. Я решил не обращать внимания на этого идиота.
- Что там делает этот кретин?
Харухи пришла к тому же заключению, что и я. Не обращая на Танигути внимания, она указала громкоговорителем на Коидзуми.
- Коидзуми-кун, твой выход! Иди спасай Микуру!
Главный герой, до сих пор отвественный за осветительные работы, элегантно улыбнулся и передал отражатель Нагато. Затем он подошёл ко краю пруда и протянул руку:
- Хватайся. Спокойно, спокойно, меня в пруд не утащи.
Асахина-сан крепко-накрепко вцепилась в руку Коидзуми, как жертва кораблекрушения за куски деревянной обшивки. Коидзуми небрежно вытащил промокшую до костей официантку-воина из воды и помог ей подняться, придерживая рукой за пояс. Эй! Ты чересчур сильно в неё вцепился!
- Ты в порядке?
- …Ннннн…. Холодно…
Промокнув насквозь, и без того хорошо подогнанная форма официантки теперь ещё плотнее облепила тело Асахины-сан. Если бы я был членом Motion Picture Association, я бы, не сомневаясь, поставил фильму рейтинг «R-15». Честно говоря, мне кажется, нас за это могут арестовать.
- Великолепно.
Харухи шлёпнула по громкоговорителю и удовлетворённо вздохнула. Не обращая внимания на всё ещё плещущегося в воде Танигути, я нажал на камере кнопку «Стоп».

У нас с собою было столько барахла, что впору было открывать магазинчик, но среди него не нашлось ни одного полотенца. Какого чёрта, а?
Асахина-сан не сопротивлялась и не открывала глаз, пока Цуруя-сан вытирала ей лицо салфеткой. Я стоял рядом с Харухи не дыша, поскольку та с серьёзным видом на лице изучала отснятый материал.
- Гмм, неплохо.
Просмотрев сцену падения в пруд Асахины-сан трижды, Харухи кивнула и продолжила:
- Подходящая сцена для первой встречи главных героев. Ицуки и Микуру прекрасно передали эту стеснительность, неуклюжесть. Отлично.
Правда что ли? А по мне Коидзуми выглядел как обычно.
- Перейдём к следующему эпизоду, где, спася Микуру, Ицуки решает укрыть её в своём доме. Там и развернётся очередная сцена.
Разве это не нарушит связность истории? Куда делась Нагато, управлявшая Танигути и прочими? А зомби? Их кто победил? Пусть они простые помощники, но если об их подноготной должным образом не позаботиться, зрители не купятся на эту историю.
- Ну ты и зануда! Люди всё равно догадаются, что там произошло, даже если не снимать всё подряд на плёнку! Можно просто пропускать неинтересные куски!
Чёрт! То есть всё это время ты просто хотела полюбоваться, как Асахину-сан швырнут в воду?!
Когда я собирался ответить, Цуруя-сан подняла руку и сказала:
- Мм, Микуру может простудиться, так что может она зайдёт ко мне и переоденется? Я тут неподалёку живу.
- Великолепная мысль! – ответила Цуруе-сан Харухи, сверкая глазами, - А можно я позаимствую у тебя комнату? Я хочу снять сцену, где Ицуки и Микуру знакомятся друг с другом поближе. Как удачно всё сходится! Кино несомненно будет хитом первой величины!
Ну если уж говорить начистоту, удачно всё сходится только для Харухи. И всё-таки меня одолевают сомнения; кажется, упоминая о своём доме, Цуруя-сан уже знала, какую сцену Харухи собирается снимать. Конечно, Цуруе-сан досталась роль случайного прохожего, так что она должна бы быть нормальным человеком вроде меня, но…
- А нам что делать? – спросил Куникида. Танигути дрожал от холода неподалёку, кутаясь в свою мокрую куртку.
- Можете отправляться домой, - холодно объявила Харухи, - Спасибо за помощь. Всем пока; надеюсь, больше не увидимся.
Сказав так, она тотчас же выкинула из головы имена и даже сам факт существования этих двух своих одноклассников. Даже не взглянув на оглушённого Куникиду и Танигути, трясущего башкой, как собака, Харухи назначила Цурую-сан нашим проводником и отчалила широким шагом. Вам, ребята, очень повезло: ваши мучения уже закончились. Для Харухи вы, наверное, не ценнее пластмассовой пульки от пистолета. Вы самые счастливые люди на свете.
- Ураа~!!! Все за мной! - ни с того ни с сего радостно завопила Цуруя-сан. Махая флажком, она возглавляла процессию.
Харухина эгоистичность не вчера начала проявляться – по-моему, у неё это врождённое. Лет через пятьсот, наверное, будут слагать легенды о том, как с рождения она ставила вселенную с ног на голову, и составлять цитатники её самых бессмысленных высказываний. А, ладно.
Не знаю как так вышло, но Цуруя-сан, кажется, прекрасно ладила с Харухи, поскольку они, взявшись за руки, шагали впереди нашей процессии, распевая «18 Till I Die» Брайана Адамса. Я тащился позади, стыдясь знакомства с ними.
Злая волшебница Нагато молча шагала за ними хвостом, сопровождаемая Коидзуми, оператором-осветителем, а также исполнителем главной роли. Обоим, казалось, было совершенно на всё наплевать. Взгляните, как печально согнуты плечи и слегка опущена голова Асахины-сан – берите пример. Или хотя бы помогите мне тащить оборудование, а то мы в этот раз всё время идём в гору, и я уже чувствую себя конём, которого тренируют для скачек, заставляя скакать вверх по склону до посинения.
- А вот и пришли! Это мой дом! – воскликнула Цуруя-сан, остановившись около дверей усадьбы. Даже дом у неё был под стать голосу – такой же чудной. Прошу прощения, я имел в виду – экстравагантный. Целиком его отсюда было не видать, так что размеры оценить я не мог, но того, что было видно, вполне достаточно для меня, чтобы считать его огромным. Я оглянулся, но вокруг не было видно ни одного другого здания, так что до ближайших соседей, наверное, идти было прилично. Усадьбу окружала высокая каменная стена, как у старинных самурайских особняков. Ничего себе, каким же криминалом можно заработать на такой домик?
- Давайте-давайте, не стойте, заходите!
Харухи и Нагато, похоже, не имевшие никакого представления о правилах приличия, уже были внутри, чувствуя себя как дома. Асахина-сан, наверное, уже бывала здесь, поскольку не проявляла особого благоговения, пока Цуруя-сан тащила её внутрь.
- Какой красивый дом в старом стиле. Какая превосходная планировка. Вот, значит, как выглядят будущие памятники архитектуры? Прекрасный образчик современного искусства, - торжественно сказал Коидзуми с кирпичным лицом. Ты чего, торговлей домами подрабатывал?
Мы прошли сквозь бескрайнюю прихожую, настолько большую, что в ней вполне можно было бы играть в бейсбол. Отправив Асахину-сан в душ, Цуруя-сан повела нас в свою комнату.
Моя каморка в сравнении с этим помещением была бы домиком для котёнка. Мы оказались в огромной комнате, декорированной в традиционном японском стиле. Комната была такой широкой, что я даже не знал, где и усесться, но, кажется, такие сомнения мучали лишь меня одного. Нагато, Коидзуми и даже Харухи ничего не волновало.
- Отличная комната. Тут можно даже уличные сцены снимать. Итак, решено, это будет комната Коидзуми-куна. Будем снимать здесь сцену более близкого знакомства Коидзуми-куна и Микуру-тян.
Харухи уселась на диванную подушку и осмотрела комнату через сложенный из пальцев квадратик. Обстановка в жилище Цуруи-сан была скромной: обычная японская спальня с одними татами и обогревателем.
Я, беря пример с Нагато, уселся на колени, но уже через три минуты мне стало невмоготу так сидеть, и я бросил. Харухи, с самого начала сидевшая, скрестив ноги, что-то прошептала Цуруе-сан на ухо.
- Хи-хи! Вот это здорово! Минуточку!
Цуруя-сан покинула комнату, громко и весело хихикая.
Я вот всё думаю, неужто она действительно обычный человек? Чтобы с такой лёгкостью сойтись с Харухи, нужно быть либо последним чудаком, либо, в прямом смысле этих слов, не от мира сего. Может, правда, они просто как кукушка и петух, друг другу подыгрывают.
Через несколько минут Цуруя-сан вернулась. В качестве подарка с собой она притащила Асахину-сан, да не обычную Асахину-сан, а Асахину-сан только что из ванной. На ней мешком висело то, что, вероятно, было чересчур длинной футболкой Цуруи-сан. А точнее говоря, всё, что на ней было – это указанная футболка.
- Ах… Пппрощу прощения за задержку, - произнесла Асахина-сан, ярко краснея и прячась за спиной Цуруи-сан. Её волосы всё ещё были мокрыми. Неловко поёживаясь, она прокралась в комнату и уселась на пол. Рукава и полы футболки были ей настолько длинны, что точнее было бы сказать, будто она носила не футболку, а платье. Это только усиливало её обаяние. Контактная линза в правом глазу, которую она забыла вынуть, по прежнему мерцала серебряным, отчего мне стало слегка тревожно. Впрочем, никакими лучами или волнами она больше стрелять была не должна, так что я успокоил себя. С удовольствием бы поместил Нагато, до сих пор сидевшую в своей шляпе со скрещенными ногами, в синтоистский храм и там поклонялся бы ей с утра до вечера.
- Пожалуйста, - Цуруя-сан поставила на татами поднос с несколькими стаканами, полными оранжевого напитка. Асахина-сан, взяв у Цуруи-сан стакан, махом проглотила половину жидкости. Она, наверное, потеряла много воды, бегая сегодня в поте лица.
Я с благодарностью наслаждался фруктовым соком, тогда как Харухи выпила свой одним глотком, и, гоняя кубики льда в стакане, сказала:
- Ну, раз собрались, так давайте снимать!
И тотчас же, так и не отдохнув, мы принялись за съёмки следующей сцены:
Коидзуми внёс в комнату притворявшуюся спящей Асахину-сан. Там почему-то уже был расстелен матрац. Коидзуми медленно опустил Асахину-сан и внимательно уставился на её лицо.
Асахина-сан ярко покраснела, её ресницы беспрерывно трепетали. Коидзуми медленно и очень осторожно накрыл беззащитную Асахину-сан одеялом и уселся рядом, сложив руки.
- Мм… - пробормотала во сне Асахина. Коидзуми заулыбался, наблюдая за ней.
Нагато, которой, наверное, не надо было появляться, сидела позади нас с Цуруей-сан, потягивая сок через соломинку. Глядя в окошко обозревателя, я слегка приблизил изображение лица спящей Асахины. Поскольку Харухи не давала никаких указаний, я мог позволить себе дать волю собственному воображению. Впрочем, Харухи то и дело командовала двум актёрам:
- Микуру-тян, потихоньку просыпаешься и не торопясь повторяешь, что я тебе сказала.
- Мм…
Потихоньку открыв глаза, Асахина-сан уставилась на Коидзуми со странным теплом во взгляде.
- Проснулась? – спросил Коидзуми.
- Да… Где я…?
- У меня дома.
Асахина-сан кое-как оторвала голову от матраца и села. Она казалась заметно разгорячённой, пристально оглядываясь вокруг, и оттого выглядела особенно соблазнительно. Играет она так, что ли?
- Сп…спасибо…
Тут же влезла Харухи:
- Отлично, отлично! Лица ближе друг к другу! Микуру-тян, закрой глаза. Коидзуми-кун, положи руки на плечи Микуру-тян. Давай-давай, просто опусти её на матрац и поцелуй!
Асахина-сан ошеломлённо открыла рот, а Коидзуми, строго по инструкциям Харухи, положил руки на плечи Асахине-сан. Моё терпение уже было на пределе:
- Минуточку! Сюжет получается примитивней некуда. Зачем нам нужна эта сцена? Что это за ерунда?
- Мальчик встречает девочку! Романтическая сцена! Ни одно кино про путешествия во времени не обходится без такой.
У тебя совсем крыша поехала? Думаешь, мы снимаем двухчасовую мыльную оперу для премьеры на телевидении? А у тебя Коидзуми, откуда такое рвение? Если эта сцена выплывет наружу, твой ящик в раздевалке каждое утро будет забит тоннами писем с проклятиями и пожеланиями смерти. Думай головой хоть раз в году.
- Хи-хи, Микуру-тян так смешно ведёт себя…
- Нет тут ничего смешного… - хотел было ответить я, но с Асахиной-сан действительно было что-то не то. Она казалось, чувствовала себя как во сне с самого начала съёмок. Взгляд её был печален, а щёки покраснели, и она даже не сопротивлялась, когда Коидзуми схватил её за плечи. Это уже совсем не смешно.
- Ммм… Коидзуми-кун, что-то голове тяжело… - пробормотала, дрожа, Асахина-сан. Я заподозрил, что её чем-то накачали, и с сомнением глянул на её пустой стакан. Цуруя-сан захихикала и сообщила:
- Прошу прощения. Я подмешала чуть-чуть текилы в сок Микуру. Говорят, алкоголь делает игру актёров реалистичней.
Это, небось, Харухи придумала? Я не просто потрясён, я сейчас психовать начну. Да как можно подливать ей в питьё такие вещи?
- Да какая разница! Зато теперь Микуру-тян ведёт себя очень соблазнительно. Сцена будет просто великолепна, - сказала Харухи.
Тут было совсем не до актёрской игры. Асахина-сан уже пошатывалась, и похоже было, что ей вскружило голову. Щёчки её были ярко-красными, она закрыла глаза. Конечно, здорово, что она соблазнительно выглядит, но мне совсем не нравится, когда она так вот липнет к Коидзуми.
- Коидзуми-кун, не бойся, просто возьми и поцелуй её. В губы, конечно!
Да ни за что! Как можно творить такое с человеком на грани обморока?
- КОИДЗУМИ, СТОЙ!
Коидзуми ушёл в раздумья, решая, слушать ему режиссёра или оператора. Да я тебя побью, ты, уродище! Как бы то ни было, я отложил камеру, поскольку не собираюсь снимать эту сцену, и никто меня этого делать не заставит.
- Режиссёр, это для меня чересчур. К тому же, Асахина-сан, похоже, уже очень устала.
- …Я в порядке, - вставила Асахина-сан, но на вид она была совсем не в порядке.
- Боже, какие ж вы все неумёхи, - Харухи бросила хмурый взгляд и подошла к пьяной девочке:
- А? Всё ещё носишь эту контактную линзу? Надо было давным-давно её снять!
Она со всей дури влепила Асахине-сан подзатыльник.
- А…АЙ! – воскликнула Асахина-сан, дёрнув головой.
- Микуру-тян, ну что же ты! Когда тебе дают подзатыльник, линза должна вылетать из глаза. Давай-ка потренируемся.
Хрясь!
- Больно!
Хрясь!
- …КЯЯ! – Асахина-сан зажмурилась от боли.
- ДА ХВАТИТ УЖЕ, ТУПИЦА! - я схватил Харухи за руку и остановил её, - Чему ты её тренируешь? Здесь тебе не цирк! Чего в этом такого весёлего?
- Ну и что? Не мешай, так должно быть по сценарию!
- Никто с тобой этот сценарий не обсуждал! И это совсем не смешно! Это нелепо! Асахина-сан – не твоя игрушка!
- А я сказала – Микуру-тян моя игрушка!
Когда я услышал это, кровь ударила мне в голову, мне даже показалось, что красный туман застилает мои глаза. Я был в ярости и на секунду дал чувствам взять верх над разумом, среагировав подсознательно и непроизвольно.
Моё запястье перехватили. Коидзуми, прикрыв глаза, легонько покачал головой. Когда я увидел, что Коидзуми удерживает меня, я понял, что сжал руку в кулак и чуть было не ударил им Харухи.
- Что…? – глаза Харухи ярко сверкнули, как созвездие на ночном небосклоне, и она холодно уставилась на меня:
- Если есть претензии, выкладывай! Всё, что от тебя требуется – просто следовать моим указаниям! Я командир и режиссёр… во всяком случае, я не допущу перечить мне!
Мои глаза опять застлал красный туман. Ты, тупая девчонка! Пусти меня, Коидзуми! Человек ли, зверь ли – всякий, до кого не доходит по-людски, заслуживает урока на понятном ему языке, даже если придётся воспользоваться кулаками. Иначе она так и будет плевать на всех, прячась, как броненосец, в свой панцирь, и причиняя боль окружающим всю свою жизнь.

v02t01_106.jpg

- Нет… остановитесь.
Асахина-сан поспешно бросилась к нам, почти неразборчиво воскликнув:
- Нельзя! Не деритесь…
Оказавшись между мной и Харухи, Асахина-сан шлёпнулась на пол, покраснев до корней волос. Она обхватила Харухи за ноги.
- Мм… Пожалуйста, постарайтесь ладить друг с другом… или… нас… - невнятно пробормотала она, а затем обессилено ссутулилась, закрыв глаза, и тихонько засопела, заснув.

Когда мы с Коидзуми спускались с холма, по пути нам встретился тот самый пруд, где мы сегодня вели съёмки.
Поскольку исполнительница главной роли свалилась без сознания, съёмки пришлось прекратить. Коидзуми, Нагато и я решили оставить спящую Асахину-сан на попечение Цуруе-сан и откланялись. Харухи сказала, что хочет зачем-то задержаться, отобрала у меня камеру и тут же отвернулась. Я, тоже не сказав ни слова, собрал весь багаж и проследовал за Цуруей-сан к выходу.
- Извини, Кён-кун, - сконфуженно произнесла Цуруя-сан, а затем снова улыбнулась, - Пожалуй, я тоже слишком увлеклась! Не беспокойся о Микуру, я отведу её домой чуть позже, а может – оставлю у себя ночевать.
Нагато удалилась, едва выйдя за дверной порог, как будто бы у неё не было никаких замечаний. Наверное, Нагато всегда такая: она никогда ничего не комментирует.
Мы вдвоём вместе отправились домой. После пяти минут ходьбы плечом к плечу в безмолвии, Коидзуми, наконец, заговорил:
- Я всегда считал, что тебя невозможно вывести из себя.
Я тоже считал.
- Наш мир и без того начал становиться довольно странным. Я вынужден просить тебя не совершать больше поступков, которые могли бы вызвать появление закрытых реальностей.
При чём тут я! Разве не ваша «Корпорация» этим занимается? Вот и делайте что-нибудь!
- Что касается этого инцидента, Судзумия-сан, похоже, неосознанно сдерживала себя, и следов появления закрытых реальностей пока не видно. Просто по-человечески, пожалуйста – помирись с ней завтра. Это моя личная просьба.
С кем я мирюсь – это моё личное дело. К тому же, нельзя так просто взять и помириться, только потому, что тебя попросили.
- Кстати, нам стоит подумать о том, что делать с теми элементами реальности, которые она изменила.
Коидзуми явно пытался сменить тему. Я решил подыграть:
- Чего тут думать, пускай творит, что хочет.
- Конечно, куда как просто. Но всякий раз, как Судзумия-сан что-нибудь выдумывает, меняется наша действительность. Ведь так всегда и происходит, верно?
Картины опустошающих бесцветный мир синих гигантов всплыли у меня в голове.
- Всякий раз, как Судзумия-сан генерирует очередную безумную идею, нам приходится иметь с нею дело. Наша задача в том, чтобы придумать, как вогнать её в колею.
Я вспомнил и летающие красные шарики. Неторопливо шагая, Коидзуми доверительно говорил:
- Фактически мы – успокоительное для Судзумии-сан, стабилизаторы её разума.
- Ну… это ведь ваши дела, да?
- Твои тоже.
Бывший загадочный новичок улыбнулся мне своей вечной улыбкой:
- Мы отвечаем за то, что происходит в закрытых реальностях, а ты – за то, что случается в обычном мире, поскольку ты единственный, кто может поддерживать ментальное состояние Судзумии-сан стабильным и предотвращать появление закрытых реальностей. Благодаря тебе, последние шесть месяцев мне реже приходилось браться за работу. Наверное, я должен как следует тебя благодарить.
- Не стоит.
- Правда? Тогда сэкономлю целую речь.
Когда мы спустились с холма и повернули на центральный проспект, Коидзуми опять нарушил молчание:
- Кстати, я хотел бы сводить тебя кое-куда, кое-что показать.
- А может, я не хотел бы?
- Это недолго. К тому же, тебе совсем ничего не придётся там делать. Разумеется, я тебя не в закрытую реальность опять приглашаю.
Коидзуми неожиданно поднял руку, и перед нами остановилось знакомое чёрное такси.
- Вернёмся к разговору, - произнёс Коидзуми, откинувшись на чёрное сиденье такси, пока я разглядывал затылок водителя.
- Происшествия с тобой и Судзумией-сан теперь уже стали для нас обычным делом. Я и все остальные члены бригады привыкли предотвращать неподконтрольные выходки Судзумии-сан, вызывая их на себя.
- Ужас какой.
- Наверное! Но я не уверен, сколько вся эта система протянет. Всё-таки именно стабильность и повторение одного и того же Судзумия-сан ненавидит больше всего.
А по-моему, она сейчас куда как довольна. Коидзуми улыбнулся безмятежной улыбкой и сказал:
- Нам нужно придумать, как удерживать неподконтрольные выходки Судзумии-сан внутри вселенной фильма.
Чтобы стать бейсболистом, нужно много бегать и тренировать удар; если хочешь стать мастером го или сёги, можно начать с изучения игровых правил; мечтаешь быть первым отличником в школе – много бессонных ночей над учебниками дадут тебе шанс. Короче говоря, терпение и труд всё перетрут, если знаешь, с какой стороны подойти. Но, чёрт возьми, каким манером можно обезвредить угрозу, исходящую из мозгов Харухи?
Когда её останавливаешь, она злится, и эти проклятые бесцветные миры множатся как сумасшедшие, но если всё время позволять ей делать что вздумается, её мечты будут понемногу воплощаться в реальность.
Как ни посмотри, выходят одни крайности. Неужели нельзя быть хоть немного сдержанней? Ооох… Имей она понятие о сдержанности, её звали бы не Харухи Судзумией.
Пейзаж за окном машины стал слегка зеленее, поскольку такси свернуло на извилистую горную дорогу. Я сразу же всё понял. Именно по этой дороге мы вчера проезжали на автобусе.
Немного спустя такси остановилось на пустой стоянке, в основном, используемой посетителями местного алтаря. Это здесь вчера Харухи зверствовала, стреляя по голубям и местному священнику из пистолета. И вот опять этот алтарь. Странно, кстати – сегодня воскресенье… как-то безлюдно здесь для воскресенья.
Выйдя первым из такси, Коидзуми сказал:
- Ты ещё не забыл слова, которые произнесла вчера Судзумия-сан?
Да как, по-твоему, я могу помнить всю ту ерунду, что из неё хлещет с утра до вечера?
- Ты вспомнишь, когда мы подойдём туда, к алтарю, я имею в виду, - и Коидзуми добавил:
- Там так с сегодняшнего утра.
Мы ступили на вымощенные камнями ступеньки. Вчера мы тоже взбиралисть по этой лестнице. Наверху должна быть большая арка, а за ней каменная дорожка к самому алтарю. Там ещё куча голубей пасётся…
-…
Я потерял дар речи.
Действительно, вся дорожка была сплошь покрыта голубями, птицы двигались, поклёвывали что-то на земле, и поверхность шевелилась, как живой ковёр, но я сильно сомневался, что это были те же самые голуби, которых мы видели вчера.
Потому что перья каждого, от первого до последнего, голубя, были белоснежно белыми.
- …Что-то перекрасило голубей?
…За одну ночь.
- Это самые обычные голубиные перья, голуби с такими выросли. Они не перекрашены, они не выцвели – это их естественный цвет.
Может, кто-то притащил сюда кучу белых голубей и подменил ими тех, что были здесь раньше?
- Да как такое возможно? И кому это понадобилось?
Я просто предлагаю версию. Конечно-конечно, я уже знаю правильный ответ, но мне не очень-то хочется его озвучивать.
Вчера Харухи сказала:
- Если можно, голубей лучше сделать белыми, но, наверное, тут придётся не привередничать.
Похоже, она всё-таки спривередничала!
- Именно. Скорее всего, изменения были внесены Судзумией-сан подсознательно. Слава богу, что был небольшой зазор около дня длиной, пока они не вступили в силу.
Может, голуби решили, что мы пришли их покормить? Стаи голубей собирались около наших ног. Вокруг никого не было.
- Неподконтрольные выходки Судзумии-сан понемногу расползаются из мира фильма по нашей реальности.
Ей мало было, что Асахина-сан пошла стрелять глазами?
- Может, правда, лучше пальнём в Харухи из усыпляющего ружья, и пускай поспит до конца фестиваля?
Коидзуми ответил на моё предложение ироничной улыбкой:
- Допустимое решение, но берёшься ли ты утихомирить её, когда она проснётся?
- Ну уж нет, спасибо.
В мои должностные обязанности такого совершенно точно не входило. Коидзуми пожал плечами, и сказал:
- Тогда, всё-таки, что же нам делать?
- Кажется, она у вас бог? Вот и думайте, что с ней делать, поклоннички!
Коидзуми притворился удивлённым:
- Судзумия-сан – бог? Кто это тебе сказал?
- Ты чего? Ты и сказал!
- Ох, правда что ли?
Мне хочется его побить.
Плачевной участи Коидзуми избежал своим обычным «Шучу-шучу», сказав затем:
- Вообще-то говоря, не думаю, что называть Судзумию-сан богом будет так уж далеко от истины. Ей-богу, половина «Корпорации» придерживается этой точки зрения. Конечно, есть и сомневающиеся. Лично я тоже отношусь к этой идее скептически, потому что считаю так: если бы она была богом, она бы не могла находиться в этом мире, не понимая, кем она является. Короче говоря, творец должен сидеть где-то совершенно в другом месте, творить нам тут чудеса и спокойно наблюдать, как мы приходим от них в ужас.
Я присел на колено, поднял обронённое одним из голубей перо, и, не поднимаясь, повертел его в пальцах. Голуби опять засуетились; простите, ребята, крошек я сегодня не захватил.
- Я думаю, - продолжал разглагольствовать Коидзуми, - кто-то подарил Судзумии-сан практически божественное всемогущество, но никак не проинформировал её об этом. Если на свете существует бог, он по каким-то причинам остановил свой выбор на Судзумии-сан. Но ведь как на неё ни посмотри, она самый нормальный человек.
Да ладно тебе! По-моему, в её ненормальности и сомневаться нельзя. Но почему вдруг Харухи досталась такая безграничная сила, о которой она, к тому же, даже не знает? Сила, способная сделать голубиные перья белыми? Как? Кто стоит за этим?
- Понятия не имею, подкинешь идейку?
Нет, он точно напрашивается.
- Прости-прости, - извинился Коидзуми, и продолжил:
- Судзумия-сан не только разрушитель, она ещё и творец. Возможно, реальность, в её текущем виде – просто неудавшееся творение, и, быть может, задача Судзумии-сан в том, чтобы переделать этот бракованный мир.
Продолжай!
- В таком случае, это мы выходим сумасшедшими. Судзумия-сан окажется единственным нормальным человеком, а мы – врагами этого мира, поскольку путаемся у неё под ногами. Но это ещё не всё. За исключением Судзумии-сан, сумасшедшей следует считать всю человеческую расу.
Да уж, экая незадача.
- Так что весь вопрос в том, кто из нас неправ. Останемся ли мы в этом мире, когда он наконец будет исправлен до конца? Или нас сочтут недочётами и устранят? Вот что никто не может понять.
Коли не можешь понять, так кончай пороть чепуху с таким видом, как будто всё на свете знаешь.
- Хотя, с определённой точки зрения, до сих пор она так и не смогла создать нового мира, и это факт. Дело в том, что в её характере скорее сотворение, чем разрушение. Судзумия-сан – очень конструктивный человек, но что, если однажды она перейдёт к деструктивности?
Мне показалось неудобным промолчать, так что я сдался:
- Ну и что будет?
- Не знаю. Но что бы там не случилось, уничтожать всегда легче, чем творить. «Раз я в это не верю, пусть этого не будет!» - если бы Судзумия-сан придерживалась такой точки зрения, всё подряд свергалось бы в небытие и уничтожалось без следа. Например, появись перед нами несокрушимый враг, Судзумии-сан было бы достаточно отвергнуть его существование, и он тотчас же исчез бы с лица земли. Она легко справится с чем угодно, будь то магия или сверхтехнологии.
Но Харухи пока что ничего не уничтожила. Получается, она ещё на что-то надеется?
- Вот это-то нас и беспокоит, - продолжил Коидзуми, совсем не выглядя обеспокоенным, - На мой взгляд, у нас нет возможности проверить, является ли Судзумия-сан богом, или аналогичным всемогущим созданием, но в одном мы можем быть уверены. Если она будет и дальше как попало использовать свою силу и менять наш мир, вполне возможно, что никто даже и не узнает, каким был наш мир до изменений. Самое страшное, что даже Судзумия-сан не заметит, что мир уже не такой, каким был.
- Почему?
- Потому, что Судзумия-сан – часть этого мира, и это живое доказательство того, что она не его творец. Если бы она была богом, создателем этого мира, она должна была бы находиться вне его пределов, а она живёт внутри, вместе с нами. Можно только заключить, что она способна менять эту вселенную лишь до определённых пределов, что довольно неестественно и очень странно.
- Ты что не скажи, всё выходит странно.
Не обращая внимания на мой комментарий, Коидзуми продолжал:
- Я всё же предпочитаю мир, в котором живу сейчас. Да, здесь постоянно происходят конфликты между различными группами людей, но утрясти все эти проблемы для человечества – всего лишь вопрос времени. Настоящие неприятности начнутся, если победят теории вроде геоцентрической системы мира. Нельзя допустить, чтобы Судзумия-сан случайно в неё поверила. В том закрытом пространстве, из которого ты сумел выбраться, случайно не было каких-нибудь тревожных признаков?
Нуу… вообще-то, я уже всё забыл. Это была тяжелая травма для моей психики, я постарался выкинуть все воспоминания о ней из моей головы.
Скорбная улыбка проступила на губах Коидзуми:
- Прошу прощения. Слишком много болтаю о ерунде, будто это на моих плечах лежат судьбы мира. Прими мои соболезнования.

Глава 5

Наступило утро понедельника… До начала школьного фестиваля оставалась всего неделя, а вокруг до сих пор царили тишина и спокойствие. Собирается вообще эта школа фестиваль проводить, или как? Разве обстановка не должна быть немного оживлённей? От такого всеобщего пофигизма даже меня как-то не тянуло ничего делать. А когда я подошёл к классной комнате, меня встретил убийца последних крох моего настроения.
Около входа в класс меня ждал Коидзуми. Ты вчера протрепался битый час, и у тебя ещё про запас осталось?
- В 10-м «И» уже начались репетиции пьесы. Разумеется, я просто случайно проходил мимо.
Твоя девчачья физиономия – это последнее, что я мечтаю увидеть в такую рань.
- Ну что ещё? Только не говори мне, что эти твои идиотские пространства всё-таки появились.
- Нет, вчера – ни одного. Похоже, Судзумия-сан настолько расстроена, что у неё даже злиться сил не хватает.
Чем это она расстроена?
- Известно, чем… Ладно, раз не понимаешь, давай объясню. Судзумия-сан была уверена, что, как бы не обернулось дело, ты всегда будешь на её стороне. Конечно, ты возмущался, но ведь ты единственный постоянно помогал ей. Что бы она не выкидывала, ты всегда её терпел.
Да о чём ты говоришь? Чтобы терпеть её выходки, нужно быть святым, вроде мучеников, что отдавали свою жизнь во имя господа. Дайте-ка повторю для протокола: я не святой, не великомученик, я самый обычный человек, вооружённый лишь здравым смыслом.
- Да что с тобой и Судзумией-сан творится?
В каком смысле, что с нами творится?
- Будь добр, пожалуйста, успокой её хоть чуть-чуть? Голуби пока что вполне безобидны, а вот если Судзумия-сан и дальше будет так же хмуриться, эти храмовые птички вполне могут превратиться во что-нибудь, совсем не напоминающее голубей.
- Во что, например?
- Если б я знал, я бы так не нервничал. Но, согласись, не очень приятное выйдет зрелище, если земля вокруг алтаря будет кишмя-кишеть ползающими туда-сюда скользкими щупальчатыми тварями?
- Затравим их солью.
- Это не устранит проблему в корне. Сейчас разум Судзумии-сан в некотором смысле в чистилище; до сих пор она старалась улучшить положение, работая над своим фильмом. Но с тех пор, как вчера она сцепилась с тобой, её энергия потекла совершенно в другое русло – из позитивного в негативное. С этим ещё можно было бы справиться, стабилизируйся обстановка, но если этого не произойдёт, могут возникнуть сложности.
- Короче, ты хочешь, чтобы я её утешил?
- Но это ведь совсем не сложно? Всего-то делов - помириться с ней.
В каком ещё смысле помириться? Мы с ней не очень-то и друзья.
- Ась? А я-то всегда думал, что ты такой спокойный и разумный молодой человек. Ай-ай-ай, неужто я заблуждался?
Я промолчал.
Вчера я так взбесился потому, что не мог спокойно смотреть на то, как она издевается над Асахиной-сан… Отчасти… А может, виноват был недостаток кальция в организме. Перед сном я выпил целый литр молока, и к утру мой гнев на удивление неожиданно спал. Молоко, вероятно, сработало успокоительным.
Короче говоря, с какой это стати мне усмирять свою гордость и браться приводить её в чувство? Как ни посмотри, трудно отрицать, что эта девчонка слишком далеко зашла.
Коидзуми издал урчащий смешок, как вгрызающийся в еду кот, и хлопнул меня по плечу:
- Ты к ней ближе всех – я на тебя рассчитываю.

Чтобы не встречаться взглядом с сидящей позади меня Харухи, я специально не оборачивался. Сегодня она, похоже, уделяла небесам особое внимание, поскольку большую часть времени она пялилась в окно. Так продолжалось до обеда.
Даже Танигути сегодня почему-то был переполнен ерундой.
- Ну и что это было за кино? Какого чёрта я тратил на него своё время? – сыпал он проклятиями, чавкая над своей едой. Харухи обычно в это время в классе не бывало, и сегодняшний день исключением не стал. Будь она поблизости, Танигути не осмелился бы заявить такое. Трусливое существо, говорит своё мнение во всеуслышание только тогда, когда ему за это ничего не будет.
- А всё твоя Судзумия. Говорю тебе, отвратительный выйдет фильм!
Мне, в общем-то, было бы абсолютно всё равно, я себя великим человеком не считаю и не собираюсь оставлять своего имени в анналах истории. Моя роль с краю, я тихонько стою сбоку и критикую всё подряд. Даже мамину еду, хотя сам и готовить-то не умею.
Но здесь я всё-таки не смог смолчать и сказал:
- Только твоего нытья мне ещё и не хватало.
Танигути, да сам-то ты чем хорош? Харухи хотя бы участвует в школьном фестивале, пытается что-нибудь сделать изо всех сил, хотя в итоге всё равно всё кончится плачевно для окружающих. Но это же всё-таки лучше, чем сидеть и ныть целый день, как последний придурок. Кретин! Тебе надо извиниться перед всеми Танигути в Японии за то, что ты их тёзка и позоришь их честное имя!
- Да ладно тебе, Кён, - попытался вмешаться Куникида, - Он просто срывает раздражение. На самом деле, мы были бы не против и ещё пооколачиваться вокруг Харухи. Мы тебе страшно завидуем, Кён.
- В гробу мы ему завидуем, - бросив хмурый взгляд на Куникиду, буркнул Танигути, - Меня в этот кружок придурков маслом не заманишь.
- Странно слышать это от того, кто согласился прийти на съёмки в ту же секунду, как его попросили. Разве не ты вчера носился с этой идеей? Даже отменил все намеченные планы на этот день.
- Кончай надо мной издеваться, уродище!
Так вот почему Танигути так злился. Он специально отказался от всех своих планов на тот день и восторженно притащился помогать на съёмках, но попал хорошо если в один кадр, да ещё и чуть не утонул. Да уж, его стоит пожалеть, но делать это у меня сейчас нет никакого настроения, поскольку я зол не меньше его.
Лучше, чем кто бы то ни было, я понимал, что Харухин фильм был такой чепухой, что его никто бы и смотреть не стал. Она только и знала, что валить всё в одну кучу, не думая о последствиях, и, поскольку мы просто снимали всё, что ей взбрело в голову, ни о каком сценарии даже речи не шло. К тому же, по-моему, у Харухи и таланта-то никакого режиссёрского нет, но поди ей об этом скажи… секунду, а чего я вообще злюсь-то из-за этого?
- Кён, слушай, Судзумия-сан сегодня, похоже, ещё сумрачней обычного; у вас там ничего не случилось?
Слушая вопрос Куникиды, я думал о своём.
Ведь я был в одной лодке с Танигути! Я всегда только выполнял её указания, а потом ругался на неё за её спиной. В этом парне, как в зеркале, я видел свои собственные черты. Иногда ругаюсь, иногда опускаю руки… такая уж у меня судьба. Но эту роль мог играть только я, и никто другой.
Даже еда казалась мне пресной, так я расстроился. Я чувствовал себя виноватым перед моей мамой, приготовившей мне этот обед. Чёрт, Танигути, ты придурок. Не начни ты говорить свои глупости, я бы не сделал то, о чём потом очень сильно пожалею.
Что же я натворил?
Я захлопнул свою коробочку с едой и вылетел из класса.

Харухи была в клубной комнате, она подключала видеокамеру к компьютеру и казалась очень занятой. Когда я внезапно открыл дверь, она от неожиданности вздёрнула голову. Что это у неё в руке, булочка с карри?
Булочка тотчас же полетела в сторону, а Харухи сделала какое-то движение руками за головой… по-моему. Её волосы свободно рассыпались по плечам. Не знаю, зачем она это сделала, но выглядело всё так, как будто бы она пыталась наспех распустить заплетённые на затылке волосы. Но я не заметил деталей, поскольку мне тогда некогда было раздумывать. Я выпалил, что собирался:
- Эй, Харухи.
- Чего?
Харухи, как котёнок, приготовилась обороняться. Я сказал, глядя ей в лицо:
- Давай сделаем хорошее кино!
Кажется, это называется «импульс», да? Человек вроде меня, наверное, поддаётся порывам эмоций дважды в год, вот я вчера и разозлился. Попался подходящий момент. А сегодняшний порыв был вызван Коидзуми с его недомолвками и видом идиотской рожи Танигути. К тому же мне было очень неловко и неспокойно из-за мрачного вида Харухи. Если б я дал этим чувствам развиться в себе, кончилось бы, наверное, тем, что я все окна в классе перебил, так что уж лучше я покончу с ними сейчас. И вообще, чего я должен оправдываться?
- Хмпф, - хвастливо сказала на это Харухи, - Конечно, сделаем. В конце концов, режиссёр же я. Успех у нас в кармане. Тоже мне, открыл Америку!
Во бесхитростная личность. Только я начал думать, что и она, всё-таки, способна на какие-то человеческие, достойные внимания, чувства. Впрочем, в сияющих загадочным блеском глазах Харухи вновь запылал огонь самоуверенности. Понятия не имею, откуда она берёт для него топливо. Она ведь примитивней некуда. Она вроде босса из ролевой игры, который всё кастует на себя лечебные заклинания, но, боже, какая мне разница. Баланс ей нужно довести до ума. Пускай выносит игроков одним ударом и выбрасывает экран «Игра окончена»… что я несу, а? Да и вообще таких самоподстраивающихся игр не существует. В общем, я понятия не имею, что всё это значит, поскольку это ничего и не значит, но мне просто не нравится, когда Харухи выглядит мрачнее тучи, и я совершенно не хочу видеть её такой. Она создана для того, чтобы без оглядки мчаться вперёд, не имея впереди ни цели, ни смысла, ни пункта назначения. Если… если её путь однажды прервётся, она может необдуманно сделать что-нибудь… совершенно неправильное, вот и всё.
… так я тогда думал.

В тот же день, после школы…
- Получше ничего не мог придумать? - поинтересовался Коидзуми.
- Извини, – ответил я.
- Хотя ты, несомненно, и поднял ей настроение, но я бы предпочёл, чтобы ты сделал это… не создавая дополнительных трудностей.
- …Извини.
- Я-то надеялся, что положение нормализуется. А теперь всё вышло ещё хуже, чем было.
- …
- Даа, кота в мешке нам не утаить.
Я пребывал в раздумьях, Коидзуми уставился на меня своими тёмными глазами. Не то, чтобы он винил во всём меня лично, но его голос был очень печален. Значит, вот как получается? Всё вышло ещё хуже, чем было, и, кажется, из-за меня.
Почему? Да какого чёрта мне знать?
Повсюду вокруг цвели вишни. Это была та самая вишнёвая аллея на берегу реки, где Асахина-сан открыла мне свою настоящую сущность. Уточню, на всякий случай, время года: стояла осень. Какие-то остатки лета ещё витали в воздухе, но вообще-то японская вишня обычно цветёт весной. И если зацвести немного раньше, чем обычно, для вишни вполне приемлемо, то цветение с полугодовым опозданием – это просто ерунда какая-то. Вишни, как и само солнце, сошли с ума?
Под опадающими лепестками вишни только Харухины моторы работали вовсю. Асахина, в своём плотно облегающем костюме официантки, мялась и бесцельно бродила туда-сюда. Может, её выбили из колеи цветущие не в то время года цветочки?
- Кто бы мог подумать, что всё сложится точь-в-точь по моему. Только я собралась снимать сцену среди метели лепестков вишни! Какое удачное совпадение этот редкий метеорологический феномен! – сыпала Харухи, заставляя Асахину-сан принимать всевозможные позы.
Всё-таки, это было безнадёжной затеей. Стоит только поступить импульсивно, как ты же от этого и пострадаешь. Кажется, за последние шесть месяцев я должен был научиться этому на собственной шкуре.
И в голове у меня крутилось совсем не «какого чёрта я не поступил по-другому», нет, напротив – «какого чёрта я вообще за это взялся». Безусловно, очень неконструктивная мысль. Кто-нибудь, дайте мне пистолет! Настоящий пистолет, не эту игрушку!
Вишни начали цвести после полудня, а лепестки посыпались к вечеру. Местная телестанция назвала это «редким явлением»; как я хочу, чтобы они продолжали считать это просто случайной диковинкой. Свалите всё на изменение климата в последние годы, а?
- Кажется, Судзумия-сан так и думает, - сказал Коидзуми, шагавший плечом к плечу с Асахиной-сан. Вида стоящих вместе Коидзуми, с его деланной элегантностью, и по-настоящему красивой Асахины-сан достаточно, чтобы привести в ярость всех мужчин в этом мире. Меня это совершенно точно раздражало.
Нагато, ничего не сказав про кружащиеся вокруг лепестки, наблюдала за цветами, у которых окончательно сместились стрелки биологических часов, со своим обычным отсутствующим выражением лица. Розовые лепестки приземлялись на её чёрной накидке, создавая необычный контрастный эффект. Интересно, Нагато про голубей знает?
- Точно! Давайте поймаем кошку! – внезапно произнесла Харухи, - Ведьме нужен прихвостень, а кто тут подойдёт лучше кошки? Так, где бы нам найти чёрного кота? И лучше презентабельного.
Минутку, разве Нагато не дьявольская волшебница?
- Какая разница? Вперёд! Всё равно я это так себе представляла. Где берут кошек?
- Разумеется, в зоомагазинах!
Удивительно, но Харухи пошла на уступки в ответ на моё обыденное замечание:
- Дикий кот тоже сойдёт. Иначе придётся брать кота в зоомагазине, а потом возвращать. Слишком хлопотно. Нет ли тут поблизости кошачьего обиталища, где можно кошек подобрать? Юки, есть что на примете?
- Да.
Нагато едва заметно кивнула, и тут же пошла вперёд, ведя нас за собой как какой-нибудь религиозный лидер прихожан к земле обетованной. Интересно, есть что-нибудь, чего она не знает? Если б пять лет назад я был с ней знаком, обязательно спросил бы, где мой потерянный кошелёк, а то там были все мои тогдашние сбережения, почти 500 йен9.
Где-то пятнадцать минут спустя мы оказались на заднем дворе комплекса, где проживала Нагато. Газон здесь был аккуратно подстрижен, а вокруг росли деревья, загораживающие внешний обзор. Здесь собралась компания из нескольких кошек, на вид диких, но людей не чуравшихся. Когда я подошёл к ним, они не бросились бежать – может, они думали, что мы решили их покормить? Некоторые из них даже тёрлись об наши ноги и мурлыкали. Харухи подобрала одного из котов и сказала:
- Неужто чёрных совсем нет? Ну ладно, тогда используем этого!
Кот был трёхцветным и, очевидно, мужского пола. Но Харухи понятия не имела о том, какой редкий генотип имел наугад выбранный ею кот10, и восторгов по этому поводу не испытывала.
- Вот, Юки, это твой напарник. Подружитесь с ним.
Нагато приняла кота с таким невозмутимым видом, как будто бы он был пачкой салфеток вроде тех, что раздают на улицах рекламщики. Кот тоже бровью не повёл, оказавшись у неё на руках.
Тотчас же приступили к съёмкам. Дело всё ещё было на заднем дворе жилого дома, так что место проведения съёмок, похоже, в этом фильме уже абсолютно ничего не значило. Моя камера и без того была набита всевозможными сценами, которые время от времени просто приходили режиссёру в голову. Ведь не я же отвечаю за увязывание всего этого в цельную историю, нет?
- Юки, нападай на Микуру-тян!
По команде Харухи Нагато как-то чудно присела и превратилась в злую волшебницу с котом на левом плече. Как ни посмотри, кот выглядел чересчур тяжёлым. Здорово, конечно, что он послушно вцепился в плечо Нагато, но от этого всё её тело перекосило на одну сторону. Чтобы кот не свалился, ей приходилось стараться изо всех сил, поддерживая равновесие. Оставаясь в такой неестественной позе, она махнула своей палочкой в сторону Асахины-сан:
- Получи.
Я так понимаю, из палочки Нагато в этой сцене должны были лететь какие-нибудь мега-лучи?
- …Кяяя! – завопила Асахина-сан, как будто бы страдая от ужасной боли.
- Отлично, снято! – довольно гаркнула Харухи, и я тут же прекратил записывать, а Коидзуми опустил отражатель, который держал в руках.
- Кот должен говорить. В конце концов, он же кот волшебницы. Погрозился бы чем-нибудь хотя бы.
Ну это уже просто маразм.
- Тебя зовут Сямисэн11. Эй, Сямисэн! Скажи что-нибудь!
Да как он тебе что-нибудь скажет? Хотя постойте: котик, умоляю, молчи.
Наверное, мои молитвы были услышаны, поскольку кот со зловещим именем Сямисэн болтать по-японски не стал, а вместо того принялся вылизывать свой хвост, полностью игнорируя команды Харухи. Так и должно было бы быть, но я всё равно вздохнул с облегчением.
- Всё идёт точно по плану.
Харухи пересмотрела отснятый сегодня материал и счастливо улыбнулась, как будто бы её утренней депрессии и не бывало. Здорово, что она так быстро приходит в себя – хоть что-то в ней достойно восхищения.
- Кён, ты ответственный за кота, - Харухи сложила режиссёрский стульчик и дала мне это безрассудное указание, - Смотри, следи за ним хорошенько, когда придёшь домой, поскольку он нам ещё нужен для дальнейших съёмок. Приручи его как следует! Заодно научи его паре трюков до завтра – через горящий обруч прыгать там, или что-нибудь такое.
Раз уж этот кот послушно вцепился Нагато в плечо, он должен быть достаточно умён и для фокусов, да?
- На сегодня всё, завтра у нас последний день съёмок! Сегодня всё прошло на ура, история приближается к кульминации, а все актёры в прекрасном расположении духа! Валяйте, отдохните чуток, и сохраните хорошее настроение до завтра – оно нам понадобится!
Харухи взмахнула своим громкоговорителем, и распустила нас, а затем отправилась домой в гордом одиночестве, напевая закрывающую тему фильма «Блейд».
- Фух…
Мы с Асахиной-сан вздохнули, Коидзуми взял отражатель под мышку и собрался уходить, а Нагато бесцветно, как ручка без чернил, таращилась на Сямисэна.
Я присел и погладил кота по головке:
- Так держать, молодчина. Надо купить тебе кошачьей еды… или, хочешь, рыбки сушёной дам?
- Мне без разницы.
Глубокий мужской баритон произнёс эту фразу, но все вокруг меня молчали. Я увидел, что Коидзуми и Асахина-сан ошеломлены услышанным, и обернулся посмотреть на бесстрастное лицо Нагато. Все взгляды были устремлены к одной точке – к моим ногам.
Там, около моих ног, стоял, глядя на меня широко раскрытыми круглыми глазищами, кот.
- Эй! – воскликнул я, - Это ты была, Нагато? Я не тебе говорил, я коту.
- Я тоже так подумал, поэтому и решил ответить. Я что-то не так сказал? – поинтересовался кот.

- Да уж, вот это было неожиданно… - произнёс Коидзуми.
- Боже мой, настоящий говорящий кот… - сказала Асахина.
- … – промолчала Нагато, подбирая Сямисэна, который не замедлил высказаться.
- Не понимаю, что вас так потрясло, - объявил он, вцепившись когтями в плечо Нагато.
Вот ведь котяра… неужели все коты рано или поздно этим кончают?
- Не могу сказать точно. Понятие времени для меня пустой звук. Что есть настоящее? Что есть прошедшее? Для меня это бессмысленные вопросы.
Уже то, что он вообще говорил, было удивительно, а тут ещё - кто бы мог подумать – он ударяется в такие отвлечённые рассуждения. Только не зазнавайся, ты всего лишь комок шерсти. Продать, что ли, тебя с аукциона в интернете?
- Тебе, наверное, кажется, что я издаю звуки, похожие на людскую речь, но ведь и попугаи издают сходные звуки? Почему ты считаешь, что производимые мною звуки обладают смыслом?
О чём ты вообще говоришь?
- Потому, что мы с тобой беседуем, и ты ответил на мой вопрос.
- Может, моё мяуканье просто случайно совпало с тем, что ты хотел услышать в ответ.
- Если так рассуждать, то любой разговор между людьми можно считать бессмысленным.
Какого чёрта я веду такие серьёзные беседы с кошками? Бродячий кот Сямисэн облизал передние лапки и почесал себя за ухом.
- Именно. Ты вёл то, что могло показаться разговором, с этой девушкой, но нет никаких гарантий, что она или ты сообщили друг другу то, что хотели сказать, - произнёс он своим глубоким голосом.
- Только потому, что говорить искренне или нет – каждый решает по ситуации, - ответил Коидзуми.
Ты-то хоть помолчи!
- Раз уж зашла речь… да, в этом есть смысл, - подтвердила Асахина-сан.
Пожалуйста, не могла бы ты понесоглашаться с котом вместе со мной?
Я осмотрел всех остальных котов на лугу, но, за исключением Сямисэна, они умели лишь мяукать да мурлыкать. Похоже, только этот котяра научился трепаться по-человечески. Как такое возможно?
Всё проделки этой чёртовой девчонки.

v02t01_107.jpg

- Кажется, дела наши всё хуже и хуже.
Коидзуми изящно отхлебнул свой кофе-мокко и продолжил:
- Похоже, мы недооценивали Судзумию-сан.
- О чём ты, - приглушённо спросила Асахина-сан.
- Мир созданного Судзумией-сан фильма начал становиться частью этой реальности. Выдуманные ею детали фильма проявляются в нашем мире и становятся его элементами. Асахина-сан, например, начинает стрелять лазерами, а коты говорят. Если она внезапно заявит: «Хочу снять сцену падения на Землю гигантского метеорита», может упасть и метеорит.
Сейчас все четыре члена «Бригады SOS», за исключением Харухи, собрались в кафе перед станцией. Коидзуми предложил собрать чрезвычайное совещание касательно Харухи, на что мы все согласились. Похоже, дела выходят нешуточные. На первый взгляд мы могли бы показаться кучкой весело болтающих между собой старшеклассников (хотя весёлым был один Коидзуми), но на самом деле мы были чем-то вроде кучки подозрительных проходимцев, задумавших лишить Защитницу Правосудия её супер-способностей. Кстати, мы выпустили Сямисэна погулять на лужочке рядом, специально предупредив его, чтоб он молчал и не отвечал ни на чьи вопросы. Кот, похоже, не сильно огорчился, ответив только: «Ладно». Потом он тихо уселся в тени дерева около дороги и проводил нас взглядом.
- Что теперь с нами будет…? – испуганно спросила Асахина-сан. Бедная девочка выглядела очень обеспокоенной, поскольку на её долю постоянно выпадали ужасы Харухиного фильма. Нагато, всё ещё одетая во всё чёрное, сохраняла отсутствующее выражение лица.
Коидзуми медленно хлебнул свой тёплый кофе с молоком, и сказал:
- Всё, что я могу сказать – Судзумию-сан нельзя оставлять без внимания.
Одним глотком я проглотил ледяную воду, поскольку свой стакан яблочного чая я уже выпил.
- Так мы что, даже не будем пробовать её остановить?
- Да кто её остановит, когда она взялась за свой фильм? Я не рискну.
Я тоже.
Как только Харухин мотор заведён, он будет работать без остановок, пока она сама его не выключит. Сломайся эта штуковина – и Харухи окажется рыбой, выброшенной на берег. Если проследить её генетическую родословную, наверняка можно найти следы ДНК тунца и скумбрии.
Нагато, кажется, даже и не утруждала себя размышлениями, молча попивая свой чай с миндалём. Может, её это и вправду не волновало, а может она уже давно всё поняла и думать ей больше было незачем. Впрочем, вероятнее всего, что она просто не из речистых. Даже проведя с ней шесть месяцев, я с трудом понимаю, что у неё на уме.
- А ты как, Нагато? Что обо всём этом думаешь?
- …
Нагато поставила свою чашку на поднос, не издав не звука, затем плавно повернулась, посмотрела на меня и сказала:
- Судзумия Харухи не исчезнет из этого мира, как в прошлый раз.
Какой спокойный, ровный голос.
- Объединение организованных информационных сущностей считает это достаточным.
Коидзуми изящно положил руку под подбородок и сказал:
- Но это обернётся проблемами.
- Не для нас. Мы с удовольствием исследуем изменения объекта наблюдения.
- Вот как?
Коидзуми тут же потерял интерес к Нагато и повернулся обратно ко мне:
- Итак, весь вопрос в том, к какому жанру нам следует отнести творение Судзумии-сан.
Чёрт, опять его понесло бог знает куда.
- Строение этой истории можно условно разделить на три части. Во-первых, она начинается в определённой замкнутой связности. Во-вторых, она ломает эту связность и образовывает новую. И, наконец, она восстанавливает сломанную связность в её оригинальной форме.
Как я и думал, он затеял длиннющую речь на марсианском, послушав которую, люди подумают только «Что за бред он несёт?» Асахина-сан, слушать эту чепуху с серьёзным видом совсем не обязательно!
- Поскольку мы существуем в пределах этой замкнутой связности, если мы хотим исследовать наш мир, мы должны или думать рационально, или доверять наблюдениям.
Тогда что такое эта твоя связность?
- Можешь думать о ней, как о реальности, в которой мы сейчас находимся. Это мир устроен так, что в нём можем существовать мы в нашей текущей форме. С другой стороны, фильм, который снимает Судзумия-сан, для нас фантастика.
А ты что, сомневался?
- Но настоящая проблема в том, что события, происходящие только в фантастических мирах, уже затронули и нашу реальность.
Глаза Чудо-Микуру, голуби, цветущая вишня и, теперь, кот.
- Мы должны предотвратить дальнейшее расползание выдуманного мира по нашей реальности.
Мне всегда казалось, что Коидзуми чересчур восторженно болтает обо всей этой ерунде, слишком уж он весёленький. В противовес ему я решил сделать угрюмую физиономию.
- Создание этого фильма сработало как фильтр, давший возможность Судзумии-сан использовать свои способности. Чтобы предотвратить это, мы должны заставить Судзумию-сан понять, что «это всё выдумка». Потому что сейчас она неосознанно смешивает черты фантазии и реальности.
Да ты просто зажёгся этой идеей, я смотрю!
- Нам нужно найти логическое обоснование для того, чтобы доказать нереальность выдуманного мира. Мы должны убедиться, что это кино будет закончено разумным образом.
- Ну и как ты собираешься приводить в норму говорящих кошек?
- Приводить в норму – не лучший термин. Ведь если всё останется, как есть, у нас будет мир, в котором нормальными будут говорящие кошки. Но в нашей реальности кошки не говорят. Если все будут считать говорящих кошек обычным делом, последствия будут ужасны: ведь в нашем мире кошки просто физически не могут разговаривать.
- А пришельцы, путешественники во времени и экстрасенсы? Они тоже в нашем мире не существуют?
- Нет, конечно же, они существуют, куда они денутся. В нашем мире это самая обычная вещь, но шутка в том, что мы не должны дать Судзумии-сан узнать об этом.
Да что ты?
- Давай-ка взглянем на мир глазами наблюдателя со стороны. Если верить Харухи, которая считает, что «реальный мир» – это тот, который когда-то считал реальным миром ты – то есть, вселенная без сверхъестественного, где нет никаких пришельцев, путешественников во времени и экстрасенсов – то эта реальность, в которой сейчас находимся мы, будет выглядеть для постороннего наблюдателя миром выдуманным.
И что, этот наблюдатель и есть тот настоящий бог, о котором ты говорил?
- Но это только если смотреть со стороны. Ты же лично убедился, что сверхъестественное на самом деле существует в этом мире – например, мы с Нагато-сан. Поскольку мы существуем, тебе приходится включать нас в рамки связности этого мира. Я уверен, что ты пересмотрел свою точку зрения на вселенную за прошедший год.
Может, лучше б я никогда этого и не делал.
- Нуу… Да, пожалуй, так можно сказать: сейчас Судзумия-сан думает примерно так же, как ты год назад. Другими словами, она ещё не сменила свою точку зрения на состояние вселенной. Может, она и утверждает обратное, но в глубине души она не верит, что сверхъестественное действительно существует. Возьмём, для примера, виденное ей: она сочла появление Аватаров в закрытой реальности сном. Поскольку сны – это выдумки, реальность этого мира осталась неизменной.
Мы всё время только и делаем, что сохраняем её неизменной.
- Правильно, таким образом, мы можем не беспокоиться, что эта выдумка проявит себя в реальности. Но если Судзумия-сан сочтёт происходящее фактом, говорящие коты прочно займут своё место в нашей реальности. Поскольку в существующем мире коты не говорят, чтобы дать им возможность стать частью настоящего, придётся переделывать мир. Нужен Судзумии-сан мир, в котором коты говорят? Не думаю, что она превратит вселенную в совсем уж полное сумасшествие, поскольку, судя по её образу мыслей, для неё это будет проблематичным. Однако вполне возможно, что наш мир просто станет миром фантастики, в котором совершенно необязательно объяснять, почему коты умеют говорить. Говорящие коты существуют – вот, что для неё главное. Вопросов, почему они существуют, уже не будет, поскольку в новом мире говорить для кошек будет совершенно естественным.
Коидзуми поставил свой кофе-мокко и поигрался пальцами с краем кружки, сказав:
- А это очень неприятно, поскольку будут ниспровергнуты все известные человечеству представления. В некотором роде я уважаю то, как человечество наблюдает и делает выводы. Но на одних лишь наблюдениях не сделаешь заключения о том, что в этом мире коты могут говорить – без внешнего влияния прийти к таким выводам невозможно. Это очень странно, что в нашем мире существуют говорящие коты.
Ну а своё существование ты тогда как объясняешь? Чем экстрасенсы лучше говорящих котов?
- Ты прав, для этого мира мы остаёмся аномалией. Мы не вписываемся ни в какие известные законы этой реальности. Мы существуем только благодаря Судзумии-сан. С котом всё то же самое: поскольку Судзумия-сан хочет, чтобы он появился в её фильме, кот существует. Судзумия-сан пытается создать связующее звено между этой реальностью и фантастическими деталями создаваемого ею фильма – так я это себе понимаю.
Давно пора кончать с пониманием и придумать, что нам теперь делать!
- Вот поэтому нам и нужно определить, к какому жанру относится её кино.
Эх, как бы я хотел, чтобы он был поделикатней. Конечно, очень здорово демонстрировать окружающим, как ты умеешь разводить длинные речи, но надо ж и о публике думать! Твои бесконечные излияния ещё скучнее еженедельных выступлений директора школы на утренниках. Ты посмотри, даже Асахину-сан с толку сбил.
Но Коидзуми не собирался останавливаться:
- Если всё произошедшее случилось в выдуманном мире, совершенно не обязательно объяснять, почему кот вдруг заговорил, а Асахина-сан принялась стрелять лучами из глаз. Ведь в этом мире всё так и должно быть.
Я глянул за окно, чтобы убедиться, что Сямисэн ешё там.
- Но поскольку для появления говорящих котов и «Удара Микуру» существует причина, то с тех пор, как они появились, есть возможность, что однажды кто-то эту причину обнаружит. Реальность, в которой коты говорят, а Асахина-сан стреляет своими лучами, уже существует, просто никто её пока не заметил – однако рано или поздно её существование будет доказано. И в этот самый момент наш мир необратимо изменится. Нам придётся перестраивать все свои представления о мире, с того мира, где паранормальных явлений не существует, на тот, где они вполне обычное дело, поскольку мир, который мы когда-то думали, что знаем, окажется в этот момент выдуманным миром.
Я тяжело вздохнул. Неужто этого парня ничем не заткнуть?
Короче говоря, ты пытаешься сказать вот что: нам нужна удобная причина, чтобы объяснить появление говорящих котов. Но, прошу прощения, а как ты объясняешь сущестование себя, Нагато или Асахины-сан? Разве вы с ними не представители сверхъестественного?
- Для тебя, наверное, да, но объяснениями тут уже не поможешь. Для тебя мир уже изменился. Ведь мир, который ты знал, когда перешёл в десятый класс, совсем не похож на тот, что ты знаешь сейчас? Твоё представление о мире необратимо изменилось. Разве ты не сталкивался с другими реальностями? Разве не убедился, что люди вроде нас действительно существуют?
- К чему ты всё это?
- Давай вернёмся к обсуждению самого фильма: кино, которое пытается снять Судзумия-сан, наверное, можно считать научной фантастикой. В этом фильме не объясняется, почему коты говорят или почему Асахина-сан и Нагато-сан обладают магическими способностями. Всё выглядит так, как будто это само собой разумеется.
И что, всё, что от нас требуется – это придать какой-нибудь смысл существованию одержимого кота, официантки из будущего или дьявольской пришелицы?
- Не совсем, поскольку, придумав для них raison d'etre, мы навлечём проблемы на настоящий мир. Если, просмотрев этот фильм, наблюдатель поймёт, что мир изменился, существование таких явлений станет общепризнанным, и наш мир превратится в другой, где болтать по-человечески для кошек обычное дело. Я бы не хотел, чтобы наш мир становился ещё запутанней, чем он есть.
Да я бы тоже. Единственная, кому наплевать, это, наверное, Нагато со своими людьми.
- Я уже говорил, что нам нужно определиться со вселенной этого фильма. Всё, что от нас требуется – просто спросить её, что за кино мы снимаем. Если мы чётко определим, в какой вселенной всё происходит, это должно развеять все вызываемые фильмом вопросы о загадках и паранормальных явлениях и вернуть искажённый мир в его исходное состояние. Есть один трюк, который позволит нам восстановить мир, когда он будет на грани гибели, и придумать адекватное объяснение всевозможным загадочным событиям.
И что это за трюк?
- Дедукция, обычная дедукция поможет нам. Как только мы обставим всё определённым образом, сюрреалистические сцены будут отвергаться зрителем со словами «так не бывает», а на паранормальные события никто не будет обращать внимания. Всё, что требуется – просто представить говорящего кота и смертельные лучи Асахины-сан какой-нибудь замысловатой мистификацией, и наша реальность останется неизменной. Я прав?
Местная официантка явно чувствовала себя в затруднении, глядя на костюм Асахины-сан, но она всё-таки сделала вид, что ничего не заметила и собрала пустые стаканы. Коидзуми дождался, пока она ушла, и продолжил:
- Разумеется, говорящий кот выходит за рамки здравого смысла, но существует. Другими словами, происходят явления, которых происходить никак не должно. Для нашего мира это очень неудобно.
Он сбил пальцами капли воды на своём стакане и сказал:
- Чтобы решить эту проблему, кино должно иметь осмысленную концовку. Такую, которая будем приемлема для кого угодно – даже для Судзумии-сан. Концовку, которая увяжет существование говорящих котов, путешественниц во времени и дьявольских пришелиц с нашим миром.
- И что, есть такая концовка?
- Конечно! Всё проще простого. Нам только и нужно, что придумать в ней удобное объяснение всем произошедшим до этого необъяснимым явлениям.
Ну и что у тебя за объяснение?
- Это всё был просто сон.
- …
Наступила мёртвая тишина. Немного спустя, Коидзуми добавил:
- Я не шучу…
Я пренебрежительно глянул на этого кадра, разглаживающего пальцами пробор в волосах, и сказал:
- Думаешь, Харухи проглотит такое объяснение? Она всерьёз хочет победить на конкурсе, и ей наплевать, реальны события в фильме или нет. И тут вдруг появляешься ты и предлагаешь объявить всё сном? Какой бы она ни была дурной, такую чепуху в свой фильм она не допустит.
- Конечно, я принял её чувства во внимание, раздумывая над концовкой, просто для нас это самый удобный выход. Объявить, что весь этот фильм лишь сон, мистификация, выдуман от начала и до конца – это лучшее, что мы можем сделать.
Ты-то может быть… впрочем, и для меня это, наверное, не худший выход, но что о таком повороте дел скажет Харухи? Она ведь наверняка уже выдумала какую-нибудь внушительную концовку, которой была бы очень довольна.
К тому же, у меня никакого желания снова связываться со снами. И совершенно неохота выслушивать твои долгие и ужасно скучные словоизлияния.

По пути домой я решил заглянуть в магазинчик еды для животных. Я купил самую дешёвую кошачью миску, какую-то кошачью еду по специальной цене со скидкой, и попросил чек на выходе. Сямисэн умывался передними лапками и смотрел на меня. Как только я двинулся с места, кот поспешил за мной.
- Теперь послушай-ка. Когда мы придём домой, не произноси ни слова и веди себя так, как положено котам.
- Я не знаю, что ты имеешь в виду под тем, как положено котам, но раз ты просишь, мне придётся подчиниться.
- Слушай, просто не разговаривай со мной. И отвечай на все обращения «Мяу».
- Мяу.
У сестрёнки и мамы глаза на лоб полезли, когда они увидели, что я притащил домой дикого кота. Пришлось оправдываться заранее придуманной отговоркой: «Хозяин уехал по делам и попросил меня за ним присмотреть». Это они распрекрасно проглотили, особенно сестра, которая с готовностью принялась играться с Сямисэном, а дьявольский котяра в ответ замурлыкал. По-моему, это как-то не вяжется с твоим кошачьим обликом?

После довольно спокойно проведённой ночи надо было возвращаться в школу. Мне не хотелось оставлять Сямисэна дома, так что я захватил его с собой. Когда я попытался заставить его спрятаться в портфеле, Сямисэн заполз внутрь, гордо ответив «Да будет так». Пока до школы не дойдём, он у меня и носа не высунет!
До школьного фестиваля оставалось всего несколько дней, и атмосфера в школе постепенно начала оживать, как будто синхронно с возрастанием энтузиазма Харухи. И куда делось вчерашнее безразличие?
Ранее утро было наполнено звуками музыкальных инструментов и голосами поющих, повсюду сновали школьники, развешивая таблички и объявления. Местами шатались даже личности в разнообразных чудаковатых костюмах, бог их знает, для каких мероприятий выдуманных. В такой суматохе не было бы ничего странного, если бы в толпе затесалась пара-тройка слайдеров из параллельной вселенной. И только ученики десятого «Д» не проявляли никакого энтузиазма. Может, это Харухи у них весь задор выпила?
Когда я вошёл в класс, я обнаружил, что Харухи уже сидела за своей партой и энергично что-то писала.
- Так ты всё-таки решила написать сценарий? – спросил я, подходя к своему столу. Громко гудя что-то себе под нос, Харухи задрала подбородок и ответила:
- Конечно нет! Это рекламный плакат к нашему фильму!
- Дай глянуть!
Она схватила свой блокнот и поднесла его к моему лицу:

Впервые на экранах – волнующие кадры Асахины Микуру, секретная видео-коллекция! Спешите видеть, а не то пожалеете!
«Бригада SOS» представляет: самый сногсшибательный фильм года! Узнайте лично, о чём речь!

На бумаге были написаны эти вот провокационные слова и ещё что-то насчёт того, что конец года уже на носу. Мне-то всё равно, но разве такая реклама не введёт людей в заблуждение, заставив думать, что в фильме участвует только Асахина-сан? Если кто-нибудь на самом деле сможет понять, что у нас за фильм, по одной этой рекламке, я взгляну на него с новым уважением. Потому что сам я толком не понимаю, что мы за кино снимаем, да и шансов высказать своё мнение на этот счёт у меня никогда не было. Наверное, даже Харухи ни в чём не уверена. Зато, кстати, с неё станется написать вон сколько слов для листовки.
- Я сделаю копии этой бумажки и буду раздавать их у входа в школу на фестивале. Ммм, великолепно выйдет! Не думаю, что Окабэ будет возражать, если я появлюсь на фестивале в костюме девочки-зайчика.
Нет, я думаю, что он всё же будет возражать. У нас тут обычная окружная старшая школа, какие-никакие, а определённые порядки здесь есть. Лучше кончай создавать лишние причины для головной боли школьному деканату!
- К тому же, Асахина-сан будет помогать с подготовкой забегаловки в своём классе. Не говоря уже о том, что и у Коидзуми с Нагато найдутся в своих классах свои дела. Мы с тобой единственные будем свободны.
Харухи взглянула на меня с подозрением:
- Предлагаешь нарядить девочкой-зайчиком тебя?
Да как такое вообще возможно? Тебя и одной хватит. А я постою где-нибудь сзади, подержу ради тебя табличку с рекламой.
- Кстати говоря, ведь до школьного фестиваля в субботу и воскресенье осталось всего несколько дней. Ты следишь за временем?
- Конечно, слежу.
- Да что ты? А глядя на твою расслабленность, я уж думал, что ты даты перепутала.
- Какую ещё расслабленность? Не видишь, что ли, как я стараюсь выдумать ещё какие-нибудь завлекающие речи?
- Разве кроме рекламы тебе уже больше нечего делать? А когда фильм заканчивать будем?
- Скоро. Осталось всего несколько дублей, потом соединить все сцены вместе, потом только добавить музыку и спецэффекты, пройти пост-продакшн, и всё готово.
Вот это да. А я-то думал, что число оставшихся дублей в разы превосходит число уже отснятых. Что за кино в голове у этого режиссёра, а? Не говоря уже о том, что нам, кажется, потребуется ещё больше времени на пост-продакшн. Очень надеюсь, что я ошибаюсь на этот счёт.

На перемене между третьим и четвёртым уроками:
- Кён-кун!
Её голос был так громок, что мог поднять всех в кабинете на воздух. Инстинктивно я обернулся на возглас и увидел Цурую-сан, просунувшую свою голову в двери класса. За ней едва виднелись мягкие волосы Асахины-сан.
- Пойди сюда.
Я вскочил, как будто бы вздёрнутый улыбкой Цуруи-сан. Харухи следовала своей традиции исчезать из класса на переменах, так что её рядом не было. Наверное, шатается где-нибудь по школе. Это был замечательный шанс.
Я вышел в коридор. Цуруя-сан тут же дёрнула меня за рукав и объявила:
- Микуру надо тебе кое-что сказать!
Асахина-сан с дрожью протянула мне маленький кусочек бумажки:
- Это… Мм, это льготный билет.
- Это билет в лапшичную нашего класса! – пустилась в объяснения Цуруя-сан.
Я тут же принял подношение. Наверное, это льготный купон, или что-нибудь такое. Если верить напечатанному на вырезанном из бумаги талоне, с ним я мог получить тридцатипроцентную скидку на лапшу.
- Приходите с друзьями,
Асахина-сан низко склонила голову, а Цуруя-сан улыбнулась, широко раскрыв рот, как персонаж комиксов.
- В общем, вот! Пока! – объявила она и отчалила. Асахина-сан, было, последовала за ней, но вдруг решительно подскочила обратно ко мне. Увидев это, Цуруя-сан хихикнула и остановилась подождать, пока мы закончим.
Асахина-сан сцепила пальцы, и сказала мне:
- …Кён-кун,
- Да?
- Насчёт того, что говорил Коидзуми, я думаю, тебе лучше ему не верить… Может, ты теперь решишь, что мы с ним не ладим… мм, мне тоже не нравится об этом говорить, но всё же…
- Ты про то, что он считает Харухи богом?
Ну если ты об этом, то не беспокойся: я и так ему не верю.
- Я, мм… у меня на этот счёт ддд.. другая точка зрения, в смысле, мм… объяснение, не такое, как у Коидзуми.
Асахина-сан вздохнула, и посмотрела на меня широко открытыми глазами:
- Несомненно, Судзумия-сан обладают силой менять «настоящее», но я не думаю, что она способна перестроить мир с нуля. Этот мир был таким с самого начала, он не был создан Судзумией-сан.
Ну если так… Получается, у вас с Коидзуми противоречивые точки зрения?
- Я думаю, и у Нагато-сан есть своё мнение на этот счёт, - сказала Асахина-сан, крутя пальчиками краешек своей школьной формы, - Мм… если я скажу так, кому-то это может не понравится, но…
Цуруя-сан, взглянув на нас, улыбнулась; она стояла поодаль, как мать-ворона, довольно взирающая на то, как её отпрыски, наконец, покидают гнездо. Может, она что-то не то себе вообразила?
С некоторой обречённостью Асахина-сан сказала:
- Взгляды Коидзуми-куна и его друзей отличаются от наших. Если б я попросила тебя… мм… не слишком верить Коидзуми-куну, то получилось бы, что я вроде бы критикую его, но…
Она лихорадочно всплеснула руками:
- Прости, я не могу это как следует объяснить, я не очень хорошо выражаюсь… то есть…
Раз за разом она опускала голову, а затем вскидывала её, глядя на меня:
- У людей Коидзуми-куна свои собственные мнения и теории, как и у нас. Наверное, и у Нагато-сан тоже…
Асахина-сан посмотрела на меня, как будто собираясь, наконец, с духом, чтобы на что-то решиться. Даже когда она выглядит серьёзной, она всё равно такая милая! Трепеща от счастья видеть её прекрасное лицо с такого близкого расстояния, я уверенно ответил:
- Конечно-конечно, куда там Харухи до бога?
Чем связываться с религией этого чудилы, пусть лучше Асахина-сан придумает новую религию, а я буду поклоняться Асахине-сан, как её основательнице. Верующих она наверняка побольше соберёт. Проголосовал бы обеими руками за воплощение этой идеи в жизнь.
- Как по мне, объяснение Асахины-сан куда легче понять, чем Коидзумино.
Асахина-сан радостно улыбнулась; если бы цветочки гороха могли улыбаться, наверное, это выглядело бы также.
- Спасибо. Но сама я ничего не держу против Коидзуми-куна. Не забывай и об этом, пожалуйста.
Сказав эти весьма неопределённые слова, она взглянула на меня, а затем поспешно отстранилась и отвернулась. Эй, я как бы и не лез обниматься.
Ласково помахав мне на прощание ручкой, Асахина-сан ушла, следуя за Цуруей-сан, как чёрный утёнок за мамой-уткой.

Нам и вправду следовало поторопиться с делами. Я направился к клубной комнате, недоумевая, почему я размышляю об этом на полном серьёзе. Я собирался немного поработать за компьютером, но мне не приходило в голову, что в комнате уже будет сидеть некто в своей остроконечной шляпе и чёрной мантии, листая книгу.
Прежде, чем я успел хоть что-нибудь сказать, Нагато, как будто читая мои мысли, произнесла:
- По-моему, Асахина Микуру рассуждает следующим образом,
Она сказала:
- Судзумия Харухи не создавала и не ответственна за создание этого мира. Вселенная существовала в её нынешнем виде уже долгое время. Сверхъестественные сущности, вроде экстрасенсов, темпоральных аномалий и внеземных форм жизни появились на свет не по желанию Судзумии Харухи, а существовали задолго до этого. Судзумия Харухи лишь подсознательно ощущает наличие этих сущностей. Она начала использовать свои способности три года назад, но её расследования не привели её к пониманию собственной природы. Она способна реагировать на паранормальное, но такие действия противоречат её текущим мировоззрениям. Причина этого в том, что существует альянс, мешающий ей прийти к осознанию самой себя.
Глядя на меня своим пронизывающим взглядом, Нагато спокойно выложила всё вышесказанное и даже глазом не моргнула. Перед тем, как закрыть рот, она добавила:
- Альянс – это мы.
- У Коидзуми свои мотивы, у Асахины-сан – свои. Она тоже не хочет, чтобы Харухи встретилась с чем-то экстраординарным?
- Да.
Нагато снова уставилась в свою открытую книгу, как будто мы тут болтали о каких-нибудь о пустяках.
- Она прибыла на эту плоскость времени, чтобы сохранить будущее, из которого она прилетела.
Удивительно, с какой обыденностью она говорит о таких, казалось бы, важных вещах.
- Для плоскости времени Асахины Микуру, Судзумия Харухи – переменная. Чтобы стабилизировать будущее, вместо этой переменной необходимо подставить верную величину. Миссия Асахины Микуру в том, чтобы поддерживать эту величину в пределах нормы.
Нагато беззвучно перелистнула страницу. Её бесчувственные чёрные глаза даже не моргнули, когда она продолжила:
- Коидзуми Ицуки и Асахина Микуру по-разному подходят к своим задачам относительно Судзумии Харухи. Они никогда не согласятся друг с другом в трактовках событий, поскольку, будучи верными, гипотезы каждой из сторон ставят под угрозу смысл существования другой.
Секундочку… кажется, Коидзуми утверждал, что он получил свои способности лишь три года назад?
Нагато незамедлительно ответила на мой вопрос:
- Никто не может гарантировать, что Коидзуми Ицуки говорит правду.
В моей голове промелькнула его смазливая физиономия; да уж, никто не скажет, что он заслуживает доверия. Просто Коидзуми смог предоставить хорошее объяснение всем тем неурядицам, с которыми я пока что сталкивался. Но кто сказал, что это объяснение правильно? Даже Асахина-сан советовала ему не верить, хотя с Асахиной-сан всё то же самое: кто сможет гарантировать, что правильно именно её объяснение?
Я взглянул на Нагато, и подумал: Коидзуми вполне может навешать мне лапши на уши; Асахина-сан вполне может просто заблуждаться, не подозревая об этом; и только эта спокойная пришелица никогда не обманет меня.
- Ну и что же ты думаешь? Какое объяснение правильно? Ты там что-то говорила про способности к самоэволюции, чем это для нас чревато?
Одетая во всё чёрное ботанша всё так же бесстрастно заявила:
- Как бы точно я ни сформулировала ответ, ты не сможешь найти для него убедительных оснований.
- Почему?
В этот момент я увидел нечто, чего мне почти никогда не доводилось видеть. Ошеломлённо я смотрел на Нагато, которая смущённо произнесла:
- Потому, что никто не может гарантировать, что я говорю правду.
Затем Нагато положила свою книжку и вышла из комнаты, сказав напоследок:
- По крайней мере, тебе.
Зазвенел звонок, возвещая о скором начале урока.

Не понимаю.
Как такое понять обычному человеку?
Что Коидзуми, что Нагато следовало бы излагать объяснения понятным человеку языком! Иногда мне даже кажется, что они специально стараются так всё запутать, чтоб я ничего не понял. Вам бы посидеть да сформулировать свои мысли как следует, а то вас никто и слушать не будет, зачем! В одно ухо влетело, в другое вылетело.
Я шагал, сложив руки на груди. Мимо меня прошли несколько человек в средневековых костюмах и завернули за угол коридора. Если бы Нагато в своей чёрной мантии пристроилась к ним, никто бы ничего и не заметил. Наверное, какой-то класс решил снять свой фантастический фильм, чтобы не отдавать всю славу Харухи. Неплохая идея, в общем-то, по крайней мере им не грозило бы такое же раздражение, какое испытываю я; они распрекрасно сняли бы свой фильм под разумным руководством режиссёра с чуть более развитым здравым смыслом.
Я тяжело вздохнул и вошёл в кабинет десятого «Д».

Харухи была единственной, кто считал, что съёмки фильма идут, как запланировано, а на моём лице, как и на лицах Коидзуми и Асахины-сан, вертикальными линиями опускалась и густела тень.
По мере продвижения съёмок случалось много всякого. Одно время игрушечный пистолет стрелял не шариками, а водой; Асахину-сан бросало в дрожь всякий раз, как Харухи приносила очередную цветную контактную линзу (золотые стреляли ружейными пулями, а зелёные порождали миниатюрные чёрные дыры), и в итоге она всегда оказывалась покусанной Нагато; белые голуби около алтаря превратились в представителей вымершего вида странствующих голубей (как мне по секрету сообщил Коидзуми), слегка изменился даже угол наклона земной оси (согласно Нагато).
Обычный мир понемногу слетал с катушек.
Когда я дотащил своё усталое тело до дома, усатое животное опять раскрыло свой рот:
- Значит, я должен просто не раскрывать рта в присутствии этой энергичной девушки?
Кот сидел на моей кровати в позе Сфинкса.
- Да ты послушный котяра, - я осторожно взял в руки длинный хвост Сямисэна, и тот медленно соскользнул у меня с пальцев.
- Как вам будет угодно, хотя даже я чувствую, что если та девушка услышит, как я говорю, добром это не кончится.
- Ну, если верить Коидзуми, то да.
Раз этот кот мог разговаривать, нам нужно было придумать этому правдоподобное объяснение. Простой выход в том, чтобы создать мир, где никому не покажется странным видеть говорящих котов. Но что это получится за мир? И что там будут за кошки?
Не переставая зевать и вылизывать свой хвост, Сямисэн сказал:
- Кошки всякие бывают. Разве люди в этом отношении от них отличаются?
Хотелось бы мне знать, что ты имеешь в виду под своим «всякие».
- А что бы ты сделал, если бы знал? Не думаю, что ты смог бы заменить кошек на других, да и понять, как мыслят нынешние, ты вряд ли сможешь.
Сплошное разочарование.
Я как раз собирался принять ванну, как заглянула моя сестра, сообщив, что ко мне пришли.
Я спустился по лестнице, недоумевая, кто бы это мог быть. Никогда бы не подумал, что это окажется Коидзуми. Решив побеседовать с ним под ночным небом, я вышел на улицу. Мне не хотелось приглашать его к себе домой, иначе дело кончилось бы тем, что я был бы вынужден выслушивать его бесконечные разглагольствования и бескрайние монологи. К тому же я не хотел, чтобы они с Сямисэном вместе читали мне малопонятные лекции по отвлечённой философии в два уха одновременно.
Как я и думал, Коидзуми затопил меня в своих речах и, в конце концов, сказал:
- Для Судзумии-сан мелочи и детали сюжета не важны. Подозреваю, что «так мне больше нравится» будет для неё вполне достаточным объяснением. Судя по всему, никаких разумных обоснований или подробных объяснений нас не ждёт, да и никакого второго дна у фильма не предвидится. Наверное, можно констатировать, что мы снимаем довольно упрощённую историю. О концовке никто ещё и не думал. Вполне возможно, что концовки в фильме и не будет, он просто оборвётся на произвольном моменте.
Да уж, проблемка. Получается, если фильм закончится таким невнятным образом, эта реальность так навсегда и останется искажённой? Значит, Харухи должна придумать какое-то окончание, и это должно быть окончание, стыкующееся с нашей реальностью. И позаботиться об этом придётся нам, поскольку сама Харухи никогда не задумается над такими вещами, а если и задумается, кончится всё только разгромом. Да и чего такого страшного, в общем-то? Если это такое важное дело, неужели некому заняться им, кроме нас?
- Если бы этот кто-то существовал,… - Коидзуми пожал плечами, - я думаю, он уже давным-давно появился бы перед нами. Так что нам нужно как можно скорее найти решение, особенно тебе. Удачи.
Да чего «удачи»-то? Можно поконкретнее?
- Как только этот выдуманный мир станет реальностью, все наши гипотезы обратятся в ничто. Наверное, это касается и Асахины-сан, поскольку её группировка, кажется, имеет свой набор гипотез. Что до Нагато-сан, я не очень хорошо её знаю, но, по-моему, наблюдателей обычно устраивают любые результаты наблюдений. Её фракция спокойно воспримет любой исход; даже если Земле будет суждено исчезнуть, до тех пор, пока Судзумия-сан будет оставаться на своём месте, им этого будет достаточно.
Уличные фонари в темноте озаряли бесстрастное лицо Коидзуми.
- Должен признаться, «Корпорация» и группировка Асахины-сан – не единственные, чьи философские учения построены вокруг Судзумии-сан. Их гораздо больше, их так много, что мне стоило бы рассказать тебе о закулисных схватках, в которых мы вынуждены были принимать участие, союзниках, предававших нас, обо всех заговорах и обманах, как и погромах и убийствах, идущих даже сейчас, когда мы разговариваем. Ради выживания каждая группировка бросает все свои ресурсы на борьбу с остальными.
Коидзуми продолжал вымученно, цинично ухмыляться,
- Пусть я и не считаю нашу теорию полностью правильной, но в настоящей ситуации мне не было бы здесь места, если бы я не соглашался с ней. Моя сторона в конфликте определена раз и навсегда, и не в моих силах её изменить. Белой пешке не стать чёрной.
Почему бы тебе не использовать в качестве примеров «Отелло» или сёги?
- Всё это, скорее всего, тебя не коснётся. Как и Судзумии-сан, и это хорошо, особенно для неё самой. Лучше, чтобы она никогда об этом не узнала. Не хочу оставлять шрамов на её сердце. По моим меркам, у Судзумии-сан есть очень приятные черты характера. Конечно, у тебя они тоже есть.
- Зачем ты мне всё это говоришь?
- Просто с языка сорвалось, без особой причины. Может быть, шучу, может, пришло в голову что-то странное, а может, просто пытаюсь завоевать твоё расположение. Какая разница, всё это несущественно.
Да уж, ерунду пороть ты мастер.
- Могу заодно рассказать тебе ещё кое-что несущественное.Ты никогда не задумывался, почему Асахина Микуру… прости, почему Асахина-сан держится нас? Конечно, у Асахины-сан внешность прелестной девчушки, и я могу понять людей, которых это трогает, и они предлагают ей руку помощи. Ты, скорее всего, ей сочувствуешь, да?
- Ну и что в этом плохого?
Защищать слабых от сильных должен стараться каждый.
- Её миссия в том, чтобы подобраться поближе к тебе – поэтому у Асахины-сан такие внешность и характер, свойственные типу девушек, к которому ты наиболее слаб – милым и беззащитным. Поскольку ты единственный, к кому до определённой степени прислушивается Судзумия-сан, она была обязана завоевать твоё внимание.

v02t01_108.jpg

Я потерял дар речи, как глубоководная рыба, когда вспомнил, что говорила мне Асахина-сан полгода назад. Не нынешняя Асахина-сан, а Асахина-сан из более дальнего будущего, взрослая Асахина-сан. Вызвав меня на встречу при помощи записки, эта Асахина-сан сказала мне: «Пожалуйста, не сходись со мной слишком близко». Может, она сказала так, пересмотрев свою собственную точку зрения? Или она действительно так думала?
Видя, что я безмолвствую, Коидзуми продолжил голосом, старым, как многолетний японский кедр:
- Если окажется, что Асахина-сан просто играла роль милой невинной девочки, а на самом деле планировала нечто другое, как ты поступишь? Она, наверное, думает, что таким образом легче завоевать твоё расположение. То, какой невинной и беспомощной она выглядела, когда ей приходилось мириться с безрассудными запросами Судзумии-сан, всё это было частью её плана. Она делала всё это, чтобы обратить на себя твоё внимание.
По-моему, у этого парня поехала крыша, но, беря пример с Нагато, я решил ответить без единой крупицы эмоций:
- Меня задолбали до смерти твои придурошные подколки.
Коидзуми медленно улыбнулся и картинно пожал плечами.
- Ох, прости-прости. Похоже, мне ещё учиться и учиться отпускать шутки. Я выдумал всю эту бессмыслицу просто чтобы тебя наколоть. Просто пытался сказать что-нибудь, что окажет на тебя впечатление. Ты и впрямь принял всё это всерьёз? Это действительно придаёт мне уверенности в моей актёрской сноровке. Теперь я могу со спокойным сердцем хоть в театре выступать.
Он громко рассмеялся и продолжил:
- Наш класс делает постановку по Шекспиру, «Гамлету», если быть точным. Я играю Гильденстерна.
Никогда про него не слышал. Наверное, это всё равно просто какой-нибудь побочный персонаж.
- Должен был бы быть, но, репетируя, на полпути мы перешли на Тома Стоппарда12, так что мне придётся появляться на сцене гораздо чаще.
Ну, удачи тебе в этом нелёгком деле. Хотя я и понятия не имел, что существуют другие версии «Гамлета», кроме шекспировской.
- Из-за фильма Судзумии-сан и постановки моего класса у меня сейчас очень плотный график, так что я уже чувствую себя как выжатый лимон. Если я выгляжу усталым, дело, скорее всего, как раз в этом. Не думаю, что я долго так протяну, если вдруг вздумают появляться ещё и закрытые реальности. Поэтому я и обращаюсь к тебе за помощью. Я вынужден просить тебя придумать что-нибудь, чтобы предотвратить возникновение дальнейших паранормальных явлений от фильма Судзумии-сан.
Имеешь в виду разумную концовку? Ты же сам говорил, что мы можем просто объявить всё это сном?
- Просто заставить Харухи думать, что всё происходящее в её фильме выдумано от начала и до конца,… да?
- Она должна отдавать себе в этом полный отчёт. Конечно, она умная девушка и понимает, что фильм - это всё-таки выдумка. Мне просто кажется, что будет лучше, если мы сделаем что-нибудь в этом духе. Ты и сам должен понимать, что так долго продолжаться не может, мы должны разобраться с этим до окончания съёмок.
Так что ты уж постарайся, - и, кивнув мне, Коидзуми исчез во тьме. Какого чёрта, а? Он заходил просто, чтобы свалить на меня всю ответственность? Поскольку он очень занят, разгребать всё придётся мне, это он имел в виду? Ну, если так, он не на того напал. Нечего переводить стрелки, это ему не карточная игра, а Судзумия Харухи не пятьдесят третья карта в колоде. Не король, не туз и даже не джокер.
- Но… - пробормотал я,
Похоже, оставлять всё, как есть, действительно больше не получится. Если не считать Нагато, то Асахина-сан и Коидзуми уже исчерпали свои возможности. Да и мир, наверное, уже на пределе, просто я пока ничего не заметил.
- Чёрт…
Задолбали! Чёрт! Даже меня всё это достало!
Я крепко задумался: как можно свести на нет дикую фантазию Харухи? Мир кино и наша реальность – это две разные вещи, они друг с другом не пересекаются – что я должен сделать, чтобы заставить её полностью это осознать? Как сделать так, чтобы она снова согласилась с тем, что когда-то принимала, как данное? Сон…? Что ещё здесь можно придумать?
До начала школьного фестиваля оставалось совсем немного времени.

На следующий день я внёс своё предложение Харухи. Поспорив немного, она, в конце концов, кивнула и согласилась на него.

- Мы закончили! – возопила Харухи, шлёпая своим громкоговорителем, - Отличная работа, ребята! Съёмки полностью завершены! Всем спасибо за тяжкий труд, а особенно мне любимой! Дааа, иногда я сама себе поражаюсь, отлично ведь вышло!
Слушая её объявление, официантка Асахина-сан наконец свалилась на колени и готова была пролить слёзы радости. Она и впрямь прослезилась, но Харухи поняла это так, что Асахину-сан до глубины души тронула её речь.
- Микуру-тян, ещё слишком рано плакать, прибереги слёзы до дня, когда мы завоюем золотую пальмовую ветвь или Оскар за лучшую кинокартину! Вот тогда будем пожинать плоды успеха!
До школьного фестиваля оставался лишь один день. Мы собрались на крыше школьного здания, график съёмок был таким плотным, что у нас даже не оставалось времени на еду.
Финальная битва между Микуру и Юки завершилась появлением Коидзуми Ицуки, который, внезапно осознав, какими способностями обладает, своей невероятной силой вышвырнул Юки на другой конец вселенной.
- Великолепно! Грандиозное кино! Как я и думала! Мы соберём кучу мечтающих приобрести эту ленту студий, если доставим её в Голливуд! Но сначала нужно подписать контракт с толковым агентом!
Харухины замашки на покорение кинематографа были поразительны. Не знаю уж, кто вообще придёт на это кино: единственное, ради чего его стоит смотреть – это главная героиня, о других персонажах можно даже не упоминать. Если можно, я хочу быть агентом Асахины-сан. Наверняка хоть немножко, да соберу деньжат. Ещё можно будет попробовать натренировать на следующую звезду саму Харухи. Начну с того, что разошлю их фото и резюме.
- Неужели всё, наконец, закончилось?, - произнёс, счастливо улыбнувшись мне, Коидзуми.
Бррр, опять он лыбится. Хотя эта его бесплатная улыбочка и идёт ему лучше всего, от мрачного Коидзуми у меня мурашки по коже.
- Если оглянуться назад теперь, когда съёмки закончены, кажется, как будто бы всё это произошло в одно мгновение. Говорят, счастливые часов не наблюдают. Интересно, кто же среди нас такой счастливый?
Кто знает?
- Значит, я могу рассчитывать, что ты разберёшься со всем остальным? Всё, о чём я сейчас способен думать – это репетиции постановки моего класса. В отличие от кино, на сцене дублей не бывает.
Коидзуми похлопал меня по плечу со своей обычной улыбочкой и шепнул:
- Мне надо ещё кое за что тебя поблагодарить, как от лица моей группы, так и от самого себя.
Затем он покинул крышу. За Коидзуми тихонько ушла Нагато, на лице которой не отражалось абсолютно ничего.
Асахина-сан, вместе с обхватившей её плечи руками Харухи, смотрели на море вдали.
- Наши цели – Голливуд и Бродвей! – Харухи приходилось практически кричать. Конечно, большие амбиции – это здорово, но если ты двинешься в том направлении, куда сейчас уставилась, то попадёшь вместо этого в Австралию.
- Эх, - вздохнул я и уселся, отложив камеру. Для Коидзуми, Нагато и Асахины-сан всё, конечно, закончилось; но для меня проблемы только начинались. У меня ещё было над чем поработать.
Кому-то ещё предстояло найти способ превратить все эти километры плёнки, кучу бессмысленных и бестолковых данных, в «кино». И кто за это в ответе? Да тут и гадать не приходится.

В пятницу вечером в клубной комнате остались только мы с Харухи, а остальная троица разбрелась заниматься подготовкой мероприятий своих классов.
Хотя и здорово было, что съёмки закончились, они тянулись слишком долго, и осталось очень мало времени на все прочие дела. Загрузив отснятый материал в компьютер и несколько раз просмотрев его, я пришёл к выводу: получилось попросту дешёвое промо-видео Асахины Микуру.
Откровенно говоря, до самого последнего момента я толком не представлял себе, что за фильм получился у Харухи. Официантка, маленькая богиня смерти и молодой человек, постоянно улыбающийся, как идиот – у них что, у всех крыши поехали? К тому же у нас попросту не оставалось времени на какой-либо монтаж или спецэффекты, не говоря уже о том, что и навыков в этой области не было никаких. Похоже, придётся просто выпускать отснятое, как есть, не занимаясь никаким монтажом.
Харухи надула губы:
- Как можно показывать то, что даже не доделано? Неужели ты не успеешь?
Ты меня спрашиваешь?
- Нечего меня подгонять, фестиваль начинается завтра, а я и так стараюсь изо всех сил. Связать вместе все эти сочинённые тобой по ходу дела сцены – уже сплошная головная боль. Я сейчас на этот фильм без содрогания смотреть не могу.
Но Харухи отлично умела махом сокрушать чужие мнения:
- Скажем, просидев здесь всю ночь, можно было бы справиться?
Это кто будет сидеть здесь всю ночь? Я не спросил, поскольку вариантами сейчас были только я и Харухи, смотревшая прямо на меня своими чёрными глазами сандалового дерева:
- Мы можем просто остаться здесь на ночь,
И Харухи сказала кое-что, что меня очень удивило:
- Я тебе помогу.

В итоге, Харухи так толком и не помогла. Некоторое время она торчала позади меня, бормоча что-то себе под нос, но через час она уже валялась спящей на столе. В самом деле, мне даже захотелось снять её в таком виде на плёнку. Можно поместить это вместо концовки фильма.
Могу уж заодно и сознаться: похоже, я тоже через некоторое время уснул. Поскольку когда я открыл глаза, уже взошло солнце, а клавиатура отпечаталась на доброй половине моего лица.
Так что всенощное бодрствование обернулось совершенной бессмыслицей: фильм так и остался недоделанным. Я перепробовал кучу вариантов, правил там и тут, пытаясь сотворить тридцатиминутное кино, но получалась всё равно пафосная бредятина. Наверное, так выглядели бы все фильмы, делай их импульсивные дилетанты. Всё бы ничего, если бы кино ограничилось показом Асахины-сан с её рекламой уличных магазинчиков, но поскольку весь фильм был кое-как порезан и поклеен на коленке в попытках подчеркнуть в нём несуществующий сюжет, результат оказался просто непереносим. В итоге фильм так и не подвергся правке, спецэффектов в нём не было, и кино получилось просто смехотворной ахинеей. Даже Танигути не будет такое смотреть.
Мне хотелось вышвырнуть компьютер в окно, но я зажмурился от лившегося из-за него солнечного света. Я проспал всю ночь в неестественной позе, так что теперь у меня по всему телу бегали мурашки.
Было шесть тридцать, когда меня разбудила Харухи, проснувшаяся первой. Если подумать, я впервые провёл всю ночь в школе.
- Ну, что получилось?
Харухи смотрела на экран из-за плеча, так что я двинул мышью и щёлкнул по экрану.
- …Ого! – восхищённо воскликнула Харухи, а у меня отвисла челюсть от удивления. Название нашего фильма появилось на впечатляющем CG-заднике. «Приключения Асахины Микуру, эпизод 00» начал проигрываться, и хотя сюжет был крайне непоследовательным, слова персонажей были едва слышны, камера заметно дрожала и за кадром даже звучали вопли режиссёра, кино явно удовлетворяло определённому уровню качества для.печа фильма, сделанного старшеклассниками. Не только из Асахининых глаз стреляли лазеры, даже волшебная палочка Нагато испускала странного цвета лучи.
- Хе-хе.
Даже на Харухи это произвело впечатление.
- Совсем неплохо! Небезупречно, но показывает, что ты всё-таки способен что-нибудь придумать, если хорошенько захочешь.
Это не я. Наверное, кто-то ещё сделал всё это, пока я спал, мне такого в жизни не сделать. Самые вероятные подозреваемые – Нагато, затем Коидзуми. Асахина-сан даже не рассматривается. А может, какой-нибудь загадочный, ещё не появлявшийся персонаж? Да, наверное так.
Некоторое время мы тихо смотрели фильм, который как-то умудрился отредактировать сам себя. И это только на маленьком мониторе, а я уверен, на большом экране впечатление было бы ещё лучше.
Кино на экране дошло до последней сцены, Коидзуми и Асахина-сан гуляли рука об руку по дорожке, а вокруг кружились лепестки вишнёвых цветов. Камера взмыла к ясному синему небу, после чего заиграла финальная музыка, и поехали титры.
Наконец, появился Харухин дисклеймер.
Это был дисклеймер, который я убедил Харухи сделать, не смотря ни на что. Я сказал ей, что она должна обязательно вставить этот важнейший элемент фильма в самом конце, и произнести его обязательно должна она сама.
Это был магический дисклеймер, сводящий на нет все наши неприятности:
- События, отражённые в этом фильме, выдуманы и не имеют никакого отношения к любым существующим личностям, организациям, сущностям или явлениям. Всё это вымысел. Любые совпадения абсолютно случайны. Да, к рекламе это не относится. Не забудьте поддержать «Электротовары Оомори» и «Магазин игрушек Ямацути»! Чего? Ещё раз повторить? События, отражённые в этом фильме, выдуманы, и не имеют никакого отношения к любым существующим личностям, организациям… Кён, для чего мне это говорить? Разве это не очевидно?

Эпилог

К тому времени, как начался школьный фестиваль, нагрузка уже пошла на убыль.

Вообще-то, мне кажется, самое увлекательное в любом мероприятии – это его подготовка. Как только праздник начинается, все оказываются так заняты, что никто не замечает, как летит время. А вскоре уже наступает пора сворачиваться и прибираться. Так что давайте ценить свободное время, пока оно есть! Уж хотя бы сегодня и завтра у меня выходной; надеюсь, никто не будет вопить мне в уши, когда я отдыхаю.
Что до Харухи, единственной, кто будет жаловаться на такие мир и благодать, она опять в своём костюме девочки-зайчика раздаёт листовки около входа. Мне даже любопытно, сколько у неё выйдет раздать, прежде чем опять вмешаются учителя и администрация.
Я вышел из литературной комнаты и зашагал по оживлённому школьному корпусу.
Совсем недавно у меня на душе было неспокойно, но теперь, кажется, всё, наконец, улеглось. Коидзуми уверен в этом, да и Нагато высказалась в подтверждение, так что никаких проблем теперь не ожидается. Ведь Сямисэн больше не может говорить, вот что мне требовалось, чтобы убедиться, что всё снова в порядке. Нынешний Сямисэн молчалив, как Нагато; мне показалось бесчеловечным выгонять животину, так что я оставил его себе. К тому же моя сестра просто в восторге от игрушки, которая двигается сама по себе, так что я объявил своей семье, что «предыдущий владелец переехал насовсем».
Конечно, котяра иногда издаёт мяукающие звуки, и, кто знает, может, только мне они кажутся мявом, может, он на самом деле всё ещё разговаривает… а, к чёрту.
Кстати, об исчезновениях: личности, шлявшиеся по школе в диковинных костюмах несколько дней назад, так и не появились на фестивале. Я просмотрел проспект, изданный организаторским комитетом, и их там не было. Я даже пошпионил за подозрительными кружками (вроде театрального), но так ничего и не обнаружил. Кто это были такие?
- Гмм, - бессознательно пробормотал я себе под нос, неторопливо шагая по зданию.
А что, если по школе разгуливали сверхъестественные личности? Что, если они ходили здесь в своих сверхъестественных костюмах? Прям как Нагато?
Будь всё и впрямь так, возможно, Нагато-сан так одевалась, чтобы, скрывая свою настоящую природу от Харухи, создать хотя бы впечатление того, что ходить на фестивале в таких костюмах совершенно нормально.
Нагато всегда была молчаливой, так что я понятия не имел, насколько мои догадки были близки к реальности. Но очень даже вероятно, что вдалеке от моих глаз происходил и ещё один конфликт, наверное, очень спокойный, уравновешенный конфликт. Даже если Земля оказалась бы на грани уничтожения, я думаю, Нагато осталась бы тихой, как всегда. Спроси я её прямо, может, она бы мне и рассказала. Но, скорее всего, её речь выглядела бы совершенно невразумительной на доступном людям языке, а у меня вряд ли хватит ума пытаться разобрать, о чём она говорит.
Так что я решил и сам не заводить разговор. Особенно в отношении Харухи; тут, думаю, нужно держать рот на замке.

Меняю тему разговора. Наше кино сейчас показывают в просмотровой комнате. По-моему, там крутят только наш фильм и фильм кружка кинематографа. После того, как Харухи выразила решительный протест против этого кружка, они, наконец, сдались и согласились показывать наше кино вместе со своими творениями. Эй, ничего не попишешь – только в просмотровой есть проектор. Должен признать, до самого конца они выглядели оказавшимися в большом затруднении, но, как и всякий в этом мире, похоже, не умели бороться против принимаемых Харухи решений. Так что, в конце концов, их практически вынудили показывать наше низкокачественное кино с рекламой посередине.
Раз уж мы об этом заговорили, должен также сообщить, что, по мнению школьного совета, «Бригада SOS» так и не признана официально кружком. Так что «Приключений Асахины Микуру» нет в списке мероприятий фестиваля. Похоже, нам всё-таки не удастся выиграть первый приз. Скорее всего, отданные за нас голоса будут зачтены вместо этого кружку кинематографии.
А, да – помните тот полуночный фильм, который, предположительно, подтолкнул Харухи к созданию своего собственного кино? Немного покопавшись, я выяснил, что никакого «Золотого глобуса» он не завоёвывал. Это была чёрно-белая промо-лента «Only», которую когда-то показывали на Каннском кинофестивале. Харухи, должно быть, свихнулась, раз решила, что эта лента могла выиграть хоть какой-нибудь приз. Чтобы убедиться в этом, я даже взял её в прокате. Но случайно заснул в течение получаса. Так что не знаю уж, интересная она или скучная. Надо будет попытаться ещё раз, прежде чем возвращать кассету.

Раз уж представилась такая редкая возможность, я посмотрел и постановку 10-го «И» класса.
Коидзуми всё время улыбался на сцене. Его персонаж погиб в конце совершенно идиотской смертью; по идиотизму эта смерть соперничала с фильмом Харухи. Но почему-то сцена оказалась довольно популярной. Возможно, конечно, я бессознательно завышал планку, оттого что актёром был Коидзуми. Его игру даже игрой-то назвать было нельзя, больше походило на то, что он просто играл самого себя. Наверное, это ещё одна причина, почему постановка показалась мне не слишком хорошей.
Поклонившись рукоплещущим зрителям, Коидзуми подмигнул мне в ответ. Конечно, я скрылся прочь от его подмигиваний, как только заметил их. Что касается класса Нагато, я собирался и над ними посмеяться. Однако я не ожидал, что к кабинке предсказательницы будущего уже окажется длиннющая очередь. Одним глазком я заглянул внутрь. Под тёмными портьерами, в окружении нескольких одетых во всё чёрное девчонок, я увидел бледное и бесстрастное лицо Нагато. Она положила ладони на хрустальный шар и излагала что-то посетителям голосом, лишённым особых эмоций. Нагато, пожалуйста, просто подскажи им, где искать их потерянные вещи. Ничего больше.

А все те аномалии, вызванные фильмом, кажется, исправились от добавления фразы «всё это - вымысел» под конец. Но ведь нельзя же просто взять и исправить мир до конца такими простыми словами? Ведь Харухи, Асахина-сан, Нагато, Коидзуми и я всё ещё здесь? А как же тогда «не имеют никакого отношения к существующим людям»? Может, наступит день, когда последняя из наших жизней будет окончена, но ведь сейчас «Бригада SOS» ещё существует, как существуют её командирша и её участники.
Эх…Знаете? Иногда мне кажется, может, всё это - огромный обман, и Харухи на самом деле не обладает никакими способностями, это лишь шутка, выдуманная Асахиной, Нагато и Коидзуми. Тех голубей они попросту перекрасили, речь Сямисэна была просто чревовещанием или спрятанным динамиком, а цветение вишни под осень и «Луч Микуру» - обычными спецэффектами.
Даже будь всё так, эта версия мало что объясняет.
- Так что вряд ли это возможно.
Но, как бы там ни было, наше текущее положение далеко от прекрасного. Мне кажется, сесть на мель в хорошей компании гораздо лучше, чем сесть на мель в одиночестве с Харухи. Слава богу, что я не единственный член «Бригады SOS».
Хотя и единственный нормальный.
Мой взгляд случайно упал на часы на стене кабинета, когда я неспешно проходил мимо комнаты 10-го «Д».
Ах, чёрт, сейчас не до того, чтобы витать мыслями в облаках – время почти на исходе. Как можно не воспользоваться этим прекрасным купоном на скидку? К тому же, мне любопытно, во что она нарядилась.
Я поспешил к месту встречи с Танигути и Куникидой. Нам надо было успеть в лапшичную, где прислуживала Асахина-сан.

От автора

Поскольку магазинчики поблизости закрываются один за одним, мне теперь приходится тратить пятнадцать минут на одну только прогулку до ближайшего из них. На моём пути лежит большой пруд, где зимой собираются перелётные птицы.
Лето уже давно наступило, но почему-то по поверхности пруда лениво плавал одинокий дикий селезень.
Почему этот селезень оставил своих товарищей и решил жить один? – подумал я. Мне представилось, как однажды весной он просыпается, ошеломлённо оглядываясь и понимая, что он один-одинёшенек, брошен ни за что. Мне стало жаль беднягу. Но через несколько дней, когда я выбрался за покупками, я заметил этого же селезня: он беспечно гулял по центру пруда и покрякивал. Я облегчённо вздохнул без особой причины. Похоже, это просто очень эксцентричный селезень!
Бывают же эксцентричные люди, по природе своей сторонящиеся общества, вот и этот селезень был таким же. Наверное, он отказался, когда друзья предложили ему лететь с ними на север, гнул своё: «Нет, спасибо, я побуду здесь. Так уж мне хочется, честное слово». И отбился от своей стаи. Раз уж это был такой странный селезень, который любил околачиваться на пруду по ночам, интуиция подсказывала мне, что этот селезень совсем не против жить на широком пруду в одиночестве, этот селезень любит уединение.
Подумав, я согласился со своими догадками, но вскоре выяснилось, что в последнее время всё больше и больше перелётных птиц остаются здесь, вместо того, чтобы лететь на север с приходом весны. Другими словами, поскольку люди частенько подкармливают их около пруда, они перестают беспокоиться о еде и начинают и без перелётов чувствовать себя неплохо. Получается, мой селезень не какой-нибудь там эксцентричный селезень, а самый что ни на есть бесхитростный селезень, которому неохота заниматься хлопотными перелётами. Я был очень удручён этим фактом, мои мечты были разбиты вдребезги, и я даже написал весь этот текст, но селезню, наверное, всё равно.
Перейдём же к основному предмету моей речи: следующий том будет сборником рассказов, публиковавшихся в журнале «Sneaker Magazine» (до настоящего момента, лета 2003-го). Называться книга будет, наверное, «Скука Харухи Судзумии»? Но я, возможно, ещё передумаю. Название «Меланхолии Харухи Судзумии» я сочинил секунды за три, а какими будут названия остальных книг в серии я понятия не имел. Откровенно говоря, я понятия не имел даже о том, что вообще будут другие книги в серии, уж простите меня, грешного.
Кстати говоря, для тех, кто остался со мной сыграть ту длинную игру в маджонг: немножко снисхождения, то есть милосердия, то есть не так сильно меня… а ладно, неважно. Премного благодарен.
Наконец, я хотел бы поблагодарить S. за редакторскую правку этой книги и Ито Нойдзи за её иллюстрации. А также всех, занимавшихся изданием этой книги, и читателей, её читающих, я вам очень признателен. Рад буду встретиться с вами снова.
Танигава Нагару.

Иллюстрации

flickr:32930855174 flickr:33732996996 flickr:32930855244 flickr:32930855344 flickr:32930855414
Пользуясь материалами сайта, вы подтверждаете, что ознакомились с правилами.